aif.ru counter
39

СУБЪЕКТИВНЫЕ ЗАМЕТКИ. Как я был сводней

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 52 27/12/1995

Как известно, диалоги в прямом телеэфире у претендентов в Государственную Думу сначала не получились. И тогда редакция "АиФ" решила попробовать. И у нас неожиданно получилось. Почему? Косвенно на этот вопрос ответили приехавшие к нам Г. Явлинский и Г. Зюганов. Не сговариваясь, они сказали одну и ту же фразу: "Приехали к вам. В вашей редакции разговаривать как-то легче". Кстати, на эту встречу собралась большая пресса. А потом политические диалоги "пошли" и на телевидении. О том, как непросто было свести вместе политических противников, рассказывает наш корреспондент.

НИ ЗА ЧТО не буду встречаться с Борисом Федоровым, - как всегда эмоционально высказывался Владимир Жириновский. - Надоел он мне хуже горькой редьки! С кем угодно встречусь, хоть с Лаховой...

Немудрено, что лидер ЛДПР не хотел встречаться с лидером "Вперед, Россия!". Во-первых, где они с ним только не встречались и действительно поднадоели друг другу, и, во-вторых, на одну из радиодискуссий Б. Федоров пришел с огромной кружкой, которую ему подарили в Партии любителей пива. На случай метания стаканов Вольфычем.

На встречу с Жириновским согласилась Валерия Новодворская, поставив, правда, одно условие: Владимир Вольфович должен быть в смирительной рубашке. Но лидер ЛДПР заявил, что, если в редакции "АиФ" его будет ждать Новодворская, он к нам не придет.

Решил я тогда Жириновского Гайдару предложить. Но тут Егор Тимурович восстал. Не получится, говорит, у нас с ним конструктивного диалога. Но вот против встречи с генералом Лебедем Гайдар ничего не имел.

Звоню домой Лебедю. "Его нет, -приветливо отвечает жена Александра Ивановича. - Звоните позже". А до какого часа, спрашиваю, можно звонить? "До одиннадцати звоните свободно. Мы рано не ложимся". Так получилось, что домой я тогда пришел в 23.50. И перед тем, как позвонить генералу, вспомнилось вдруг, как по телевизору показывали эпизод из жизни 14-й армии. Когда там какого-то лазутчика из КГБ поймали, то Лебедь таким страшным голосом рявкнул: "В камеру его!", что я чуть со стула не свалился. А тут ему лично в такой поздний час приходится звонить. Извинившись за поздний звонок, предлагаю Лебедю встречу с Гайдаром. "Я уважаю вашу газету, - отвечает генерал, -но с ним встречаться не буду. Он вверг страну в шок без терапии, и разговора с ним не получится. Да и зачем мне эти препирательства?"

Короче говоря, Лебедь не имел ни желания, ни возможности препираться со своими политическими противниками. Зато Борис Федоров готов был встречаться где угодно и полемизировать с кем угодно. Он произвел на меня впечатление бойца, который знает себе цену и никогда не нападает первым. И о бывшем премьере Рыжкове он отозвался хорошо.

Кстати, о Николае Ивановиче Рыжкове. Егор Гайдар в одном недавнем интервью, затрагивая тему исчезновения при Горбачеве - Рыжкове золотого запаса страны, сказал: "Когда я смотрю на доброе, наивное лицо Николая Ивановича, то думаю: неужели простота действительно хуже воровства?" Мне Николай Иванович не показался "добрым и наивным", когда я попросил его высказать мнение о Б. Федорове. "Чванливый", "хамелеон", "баран-провокатор", "наглый" - это далеко не все эпитеты, которыми он наградил оппонента. Федоров же простодушно назвал Рыжкова симпатичным, честным и солидным.

Неприятно удивил Григорий Явлинский. Помню, я, зная, что Григорий Алексеевич вечером улетает на Дальний Восток, позвонил ему утром домой и попросил ответить на несколько маленьких вопросов, предупредив, что это займет максимум 5 минут. Явлинский ответил за 10 секунд на первый. Задаю второй, а он в ответ: "Нет, Саша, не могу говорить. На самолет сейчас опоздаю". До самолета оставалось 6 - 8 часов. Я спросил, могу ли я перезвонить во Владивосток? "Попробуйте, буду рад", - был ответ.

И я попробовал. Через пару суток, узнав телефон гостиницы, начиная с полвторого ночи (разница с Москвой 7 часов), каждые полтора-два часа стал звонить. Лидер "Яблока" то "не приехал", то "вышел пообедать", то "на пресс- конференции". То от помощника слышу: "Пожалейте вы его, он так устал". Короче говоря, договорились мы с пресс-секретарем Явлинского, что я в 7.15 по московскому времени буду звонить, "у него в это время свободная минута бывает".

...Трубку взял Явлинский: "Здравствуйте, Саша. Я сейчас очень занят. Звоните мне в Москву, буду рад". А ведь дел-то было минуты на три: сказать несколько фраз об Иване Рыбкине. Впрочем, Григорий Алексеевич нашел время встретиться у нас в редакции с Геннадием Зюгановым.

С лидером коммунистов России мы общаемся хорошо в любое время дня и ночи. Но Зюганов с Гайдаром встречаться не захотел, сказав, что конструктивного разговора не получится. С Борисом Федоровым - тем более, потому что "по-хамски себя ведет". А вот с Явлинским они у нас поговорили...

И все же труднее всего было договориться с окружением Жириновского. Похоже, у ребят так захватило дух от того, что два года назад попали в Думу, что до сих пор опомниться не могут. Выдвигают постоянно странные встречные предложения типа: "Вы сами приезжайте к нам во фракцию и приглашайте ТВ и оппонентов для Жириновского". То попросту хамят. Из всей этой теплой компании удалось найти общий язык лишь с пресс-секретарем В. Филатовым да еще с одним мыслящим парнем, который неизвестно как туда попал. Но, впрочем, Жириновский так к нам и не приехал, хотя обещал с Памфиловой пополемизировать.

Но и последствия "острых диалогов" могут, оказывается, быть самые неожиданные. Вот сосватал я Хакамаду с Умалатовой, встретились они, поговорили. А после выхода материала звонит нам Сажи и говорит, что дел с "АиФ" больше никогда иметь не будет, потому что выставили ее дурой. А я никого "выставлять" не собирался, просто взял диктофонную запись и сделал материал. И все точно - слово в слово.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы