aif.ru counter
2245

ДЛЯ РОССИЯН ПЕРЕСАДКА СЕРДЦА У В. ШУМАКОВА - БЕСПЛАТНО. Человек меняет сердце

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 48 29/11/1995

Сколь пренебрежительно многие из нас ни относились бы к ремеслу политика, у этого рода человеческой деятельности есть одно неоспоримое преимущество. С точки зрения слияния одного человека на миллионы сограждан политика дает почти неограниченные возможности. Правда, чтобы это влияние пошло во благо, руки у политика должны быть чисты. Как у хирурга перед операцией. Директор НИИ трансплантологии и искусственных органов Валерий ШУМАКОВ - хирург от Бога.

ПОДГОТОВКА

- Валерий Иванович, когда идете на пересадку сердца, волнуетесь?

- Когда иду - волнуюсь, это верно. А когда пришел - уже нет. Мне всегда спокойнее, когда занимаюсь конкретным делом. Да грош мне была бы цена как профессионалу, если бы на операции у меня руки от волнения дрожали. После - можно понервничать, как там все сложится...

- Так что, ни одной нештатной ситуации за все ваши 61 пересадку сердца не было?

- Вот 27 октября 1986 года сделали мы первую в нашем НИИ операцию по пересадке сердца человеку по фамилии Шишкин. Как сперва казалось, нормально сработали, но через неделю он умер. Тут началось - стали названивать люди из Минздрава и научного отдела ЦК, который медицину курировал: "А почему это у них, на Западе, после пересадки сердца люди живут, а у нас в СССР мрут через неделю? А какие гарантии вы, товарищ Шумаков, можете дать, что со следующим пациентом все будет нормально?"

Какие гарантии я мог им дать? Да никто их не дает во всем мире. Так что вторая пересадка сердца в 1988 году была моим последним шансом. Слава Богу, все прошло удачно. Это была первая успешная операция по пересадке сердца в СССР! Иначе я бы, может, и не сидел сейчас в этом кресле. Так что все нештатные ситуации в основном происходили не на операционном столе, а на дальних подступах к нему.

ОПЕРАЦИЯ

- Валерий Иванович, с 1974 года вы возглавляете НИИ трансплантологии и искусственных органов, а первая пересадка сердца произошла только через 12 лет...

- Вот-вот, о том и речь. Это довольно поучительная история. Напомню, что первую пересадку сердца в мире сделал в 1967 году Кристиан Барнард. Произошло это в Южно- Африканской Республике. Я тогда работал в клинике академика Петровского, занимался сердечно-сосудистой хирургией и отчасти - искусственным сердцем и почкой и прекрасно помню, что в медицинском мире реакция на это была примерно, как на полет Гагарина или высадку на Луне. Встрепенулись и у нас - встрепенулись... и все!

Никакого постановления ЦК или Минздрава не было, но существовало "мнение", что "народу этого не нужно". У нас тогда даже не было диагноза "смерть мозга", без которого совершенно исключена любая пересадка сердца.

Попал, допустим, человек в автокатастрофу. Разбил голову, мозг погиб, а сердце еще бьется. Успеха операции по пересадке сердца, печени, поджелудочной железы можно ожидать, только если орган взят у такого донора. То, что не было диагноза, держало трансплантологию на нуле целых 20 лет. Прикрывалось все это марксистско-ленинской фразеологией, хотя было прекрасно видно, что все попросту боятся связываться - а вдруг диагноз поставлен неверно, и получится, что орган изъяли у живого человека. Глупо...

- А вы не побоялись?

- Что касается самой операции, то тут я в себе был полностью уверен. Боялся я, в основном, того, что не разрешат попробовать. Первым шагом было, как я уже сказал, введение во врачебную практику того злополучного диагноза. И воистину этот первый шаг оказался самым трудным. Соберет Минздрав комиссию, вроде бы говорят "да", но с таким подтекстом, что чуть-чуть все же "нет". Все боятся "оргвыводов", хотя и ежу ясно, что в случае неудачи вся ответственность ляжет на меня одного. Славу бы со мной разделили, а ответственность - только моя. Так оно, кстати, и получилось.

РЕАБИЛИТАЦИЯ

- Вы возглавляли НИИ и в застой, и в перестройку, и при нынешнем "диком рынке" руководите. Когда было сложнее?

- Да всегда! Года три назад Минздрав вдруг стал насылать на наших партнеров, которые занимаются "заготовкой" органов, комиссии: соблюдаются ли правила забора донорских органов. А началось все со статьи в какой-то газете. Там некто жаловался, что его чуть не разобрали по частям "врачи-убийцы". То ли было это, то ли нет, но "трясти" в первую очередь стали нас, а в итоге два года не проводилось операций по пересадке сердца. Молодые люди умирали на нашей больничной койке, а я ничего не мог сделать. Решили ударить по подпольной торговле органами (лично я совсем не уверен, что она у нас существует), и самой толстой стороной дубины врезали по больным!

- Скажите, сердце - это только мотор, или есть в этом органе что-то поэтическое?

- Этот вопрос постоянно задавали людям с пересаженным сердцем, и они отвечали примерно вот что: "Когда у меня было плохое, но свое, я его постоянно чувствовал. А теперь, когда хоть чужое, но хорошее - я про него забыл". Я больше скажу: мы не всегда имеем возможность подбирать сердце по полу, так что мужчинам порой достаются женские, и наоборот. И ничего - половую принадлежность никто от этого не сменил.

Сердце - это действительно всего лишь насос, но очень умный. Сперва пациент чувствует определенный дискомфорт, но когда сердце "привыкает" к человеку, а человек - к новому сердцу, оно перестает быть чужим. Вы знаете, я не считаю этих людей больными.

- А сколько из этих "небольных" живы по сию пору?

- По мировой статистике, каждый год умирает по 5% от прооперированных по поводу пересадки сердца людей, и наши показатели не хуже и не лучше, чем на Западе. Пока у нас максимальный срок жизни с чужим сердцем - 8,5 года.

- Если не секрет, на какие средства живет ваш институт и сколько стоит, скажем, пересадка сердца?

- Пересадка органов - бешено дорогое дело. Министерство нас поддерживает - чем может. Из общей минздравовской "кормушки" денег на трансплантологию в достатке не будет никогда - это ясно. Но сейчас для граждан России любая пересадка делается бесплатно. И это в то время (а вернее, благодаря тому), что для граждан стран СНГ она стоит миллионы рублей, для иностранцев из дальнего зарубежья - тысячи долларов. Конкретнее сказать не могу - коммерческая тайна.

ЗАЧЕМ ЕМУ ЭТО?

- Валерий Иванович, вы и так уже академик Российской академии наук и Академии медицинских наук, директор крупного НИИ. Прошлая власть сделала вас Героем Социалистического Труда и лауреатом Государственной премии. Власть новая наградила орденом "За заслуги перед Отечеством". Кажется, вы уже снискали все возможные почести и лавры. Так зачем вам еще и в Госдуму баллотироваться?

- Вот я, врач, хирург, долго готовлюсь и иду на операцию для того, чтобы помочь одному больному. Политика же имеет то преимущество, что даже один человек может при определенных условиях сделать много хорошего всем (правда, боюсь, что это единственное преимущество политики). Я хочу помочь больным и врачам. Я в Думе буду заниматься только тем, в чем разбираюсь, - законодательством в области здравоохранения и, возможно, социального обеспечения.

- И вы уверены, что к вам прислушаются? Извините, но это в трансплантологии вы - светило. А в Думе вы будете одним из многих.

- Если за время моего "сидения" в парламенте удастся принять хотя бы один грамотный закон, я уже буду считать, что не зря залез в политику - это во-первых. Во-вторых, я не собираюсь бросать свою основную работу - по-прежнему буду оперировать, возглавлять НИИ. И, в-третьих, в политике я ничем не связан - я "одномандатный независимый кандидат" и никакой партийной принадлежности не имею. Баллотируюсь по Тушинскому избирательному округу, на территории которого находится наш институт. Кроме меня там еще 18 кандидатов, в том числе, кстати, Константин Боровой и Юрий Власов.

Ну а что до ордена, то да, было дело. Президент вручил мне его в канун 50-летия Победы. Причем не 4-й степени, а сразу 3-й - видимо, "в уважение заслуг". Орден был за номером 13. Впрочем, я человек несуеверный, да и на "чертову дюжину" мне в жизни всегда везло - начиная с 13-го "счастливого" билета на экзаменах до 13-й пересадки сердца. А еще один раз 13-го, да к тому же января, одну пересадку делали. Все очень боялись, но потом этот человек в Париже на Олимпийских играх людей с пересаженным сердцем "золото" на стометровке взял - вот так!

Беседу вел Сергей ОСИПОВ.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы