aif.ru counter
542

ЗАКЛЮЧЕННЫЕ ДЛЯ СЕБЯ ТЕПЕРЬ ОДЕЖДЫ НЕ ШЬЮТ. Выходной костюм для зека

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 44 01/11/1995

Общее количество людей, отбывающих сроки заключения в российских колониях, составляет 696,3 тысячи человек, в том числе - 29,6 тысячи женщин. Всех их надо не только накормить, но и во что-то одеть, дать работу.

ЧТО МОДНО В КОЛОНИИ В ЭТОМ СЕЗОНЕ?

СОБСТВЕННО, о моде тут говорить не приходится. Хотя есть в городе Иваново Центрлегпром при МВД РФ, который разрабатывает и конструирует модели одежды для заключенных, в воображении сразу возникают варианты одежды в полоску. Есть и она - только ее носят люди, осужденные на особый режим содержания. Для остальных "лагерный подиум" предлагает некое разнообразие.

Есть такой служебный термин: "нормы положенности". В соответствии с ними заключенному положено выдавать: шапку-ушанку с искусственным мехом, полупальто ватное, брюки ватные, телогрейки ватные гладкокрашеные, шаровары ватные, белье мужское нательное, трусы сатиновые, халаты больничные.

Из всех "норм положенности" зеки имеют сегодня самый минимальный. Вкупе с парой сапог и ботинок, с матрасом, подушкой и байковым одеялом он еще по апрельским ценам этого года тянул на 310 тысяч рублей. Без всяких там трусов-носков, нательного белья и прочих "излишеств"...

В этом году Министерство внутренних дел просило выделить на обеспечение осужденных вещевым имуществом 103 миллиарда рублей. Дали 46,3 - только 45% того, что требовалось.

УБИЛ ТОТ, КТО В КРАСНОЙ КУРТКЕ

ЧТО такое для заключенного форма? Конечно, элемент несвободы, наказания за содеянное - ничто так не лишает человека индивидуальности, как одинаковая одежда. К тому же форма олицетворяет дисциплину и равноправие. Что такое отсутствие формы? Разброд, возможность одного человека возвыситься над другим.

Сегодня заключенные ходят... каждый в своем. Идя по зоне, можно увидеть кроссовки "Адидас", дешевые корейские куртки и тренировочные костюмы. Конфликты, которые то и дело возникают в среде заключенных, сегодня чаще всего происходят так. Кто-то кого- то пырнул ножом. Свидетели разборки утверждают: "кто-то" был в красной куртке. На самом же деле ее обладателя элементарно "подставили", выкрав у него одежду...

Раньше за нарушение формы одежды заключенного лишали отпуска. (В Можайской женской колонии, к примеру, заключенные то юбки себе укоротят, то наденут разноцветные гольфы или вязаные гетры, косынки цветные на головы повяжут.) Теперь воспитатели колоний, офицеры, несущие там службу, наказывать за эти невинные нарушения как бы не вправе, потому что сами... ходят без формы.

У того, кто давно служит, она, конечно, есть. Срок ее носки три года, носят по пять-семь лет. Утюжат, ухаживают, ждут выдачи новой. На это нет денег. За девять месяцев этого года должны были изготовить обмундирование для личного состава на 17,7 миллиарда рублей (по апрельским ценам), сшили на 8 миллиардов - более чем в два раза меньше. Тем новичкам, которые поступают на работу в колонию, форму теперь не выдают. Представьте: отряд заключенных шагает на работу в производственную зону. Сопровождает его начальник отряда, офицер по званию - в тренировочном костюме... Ваше воображение подскажет вам и эпитеты, которыми заключенные характеризуют эту ситуацию.

Было бы странным, если бы проблемы обеспечения одеждой колоний не касались и служащих там людей. Недаром они говорят про себя так: "Мы тоже сидим..." Зачастую "своя" одежда заключенного может выглядеть лучше, чем "своя" офицера. Первому, предположим, не дадут пропасть дружки с воли или родные. Второму надеяться не на кого. Зарплата начальника отряда от 500 тысяч рублей до 1 миллиона. Есть семья, дети, снимаемое жилье и тому подобные заботы. Невыделение бюджетных средств распространяется и на офицерское жалованье. В ряде российских регионов офицерский состав колоний не получает зарплату по 3 - 5 месяцев. В такой ситуации шахтеры, к примеру, грозят забастовками, учителя - срывом начала учебного года. Им идут навстречу. Чем могут пригрозить офицеры, работающие в колониях?

КОГДА БЫСТРЕЕ СРОК ИДЕТ?

ВСЮ эту одежду для себя, а также для предприятий на воле - куртки, фартуки, рукавицы, халаты, обувь - шили заключенные. Теперь не шьют. Фабрикам по ту сторону тюремных ворот, чтобы не простаивать и кормить своих рабочих, такие заказы тоже очень нужны. Неработающих заключенных в российских колониях 175 тысяч человек - 25% от всего среднесписочного состава. Есть даже целые безработные колонии! А ведь стоят, пустуют цеха, которые могли бы, как и раньше, взять на себя пусть малоквалифицированную, пусть дешевую, пусть трудную и грязную, но работу. Работает или не работает заключенный, а кормить его надо: большая колония потребляет хлеба на 6 миллионов рублей в день, 70 килограммов сахара за раз. На последнем экономят...

Голодный зек - это страшно. Голодный и безработный - вдвойне. За что сейчас сидят? Каждый четвертый - за умышленное убийство, каждый пятый - за разбой, грабеж, изнасилование, 60% судимы неоднократно, 45 тысяч человек признаны особо опасными рецидивистами. Не все из них отказываются или не хотят работать, многие рады бы. Признаются: "Когда работаешь, быстрее срок идет". Не давая заключенным работы в местах лишения свободы, общество отказывает им в социальной адаптации, окончательно отшвыривает их от себя.

...В разработках Центрлегпрома при МВД РФ есть даже эскиз выходного костюма для зеков. Не в нем, скорее, в своей одежде, но они скоро выйдут на волю...

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы