aif.ru counter
59

ЛИЧНОСТЬ. О прошлом и будущем России

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 41 11/10/1995

О прошлом и будущем России размышляет академик Дмитрий ЛИХАЧЕВ в беседе с корреспондентом "АиФ" Натальей ЖЕЛНОРОВОЙ

- Дмитрий Сергеевич, в каждом втором письме читаем: мы, русские, как были быдло -так и остались, никто к нам не прислушивается...

- Не были быдлом. И крепостное право - это не рабство, которое было в Америке, существовавшее дольше, чем наше крепостное право. Уже по законам Павла, а потом Александра только определенное число дней в году крестьянин работал на барина. На барина работали три дня в неделю, а остальное время работали на своей пашне.

- Чем больше ошибок совершают верхи, тем больше появляется сомнений: так демократия - это все-таки российский путь?

- Да, российский! Представьте себе, князь в Киевском княжестве в X-XI веках как начинал свой день? Он с восходом солнца собирал бояр-думающих. И он с ними решал дневные дела. Я смотрел дела Боярской думы в XVII веке. Каждый раз решение такое: Великий Государь говорил, а бояре приговорили, т. е. решили. А есть и такие вещи, правда, это гораздо реже: Великий Государь говорил, а бояре не приговорили. Разве это не демократия?

А возьмите сходы. Все было установлено. На сход собираются, как правило, не помышляя об отказе. Выпившие допускаются. Пьяные в основном удаляются. Женщины на сход не приходят, хотя их присутствие не запрещается... Сходы - это гораздо более организованное, чем нынешняя Дума с ее драками. Ничего подобного крестьяне не допускали, они были степенными людьми. Хотя заканчивался сход, как правило, всеобщим угощением. А что такое земские соборы, которые были прекращены Петром под влиянием Запада? А патриаршество? Оно было тоже элементом демократии. Потому что патриарх был равен царю. И, следовательно, мог принимать решения, противные царской власти. Коллектив гораздо легче поддается подчинению силы, чем индивидуальное лицо. Оно может быть более решительным и независимым. Может быть национальным героем генерал, но национальным героем не может стать парламент.

Должен быть человек, личностью своей способный сопротивляться. Как Сахаров. Ведь он не на пустом месте появился. Он же потомок тех людей, которые умели сопротивляться и царской власти. Ведь при Александре II, при Александре III были люди, которые бросали губернаторство, не согласные с тем или иным указом, и уходили в свое поместье. Вот почему собственная земля очень важна. Она обеспечивала ему возможность свободно уйти с любого поста. И сколько таких было людей!

Почему Ленин боролся с частной собственностью на землю? Потому что он это понимал. Ведь он пришел к власти благодаря тому, что провозгласил лозунги: землю - крестьянам, заводы - рабочим! А потом это было отменено.

- Получается, что власти и раньше, и теперь никогда никому ничего не доверяли...

- Кстати, рабочие, имея работу у хозяина, даже если они против него были настроены, никогда не допускали порчи оборудования. Мне рассказывала моя нянька Катеринушка. Ее муж погиб на производстве. Никогда мартеновскую печь не останавливали. Даже если завод бастует. И наши рабочие получали больше немецких. В Петербург на заработки приезжали немецкие и французские рабочие. Ведь в России в конце XIX века впервые было установлено ограничение для детского труда. Целый ряд положений законов о труде были более прогрессивными, чем на Западе. Но противостоянием рабочих воспользовались революционеры и превратили борьбу рабочих за экономические права в борьбу за политические. Я не хочу сказать, что все абсолютно было хорошо, но нельзя обвинять Россию в какой-то отсталости. Ведь все-таки Анна Ярославна (дочь Ярослава Мудрого, жена французского короля Генриха I) была грамотной. Среди женщин во Франции это было редкостью. И она управляла Францией за своего малолетнего сына Филиппа I.

- Не пора ли сейчас женщину допустить в большую политику?

- Обязательно. Потому что женщины больше заботятся о людях. В них меньше духа карьеризма. Мужчины думают главным образом о своем месте, о своей выгоде и т. д. У женщины другая психология. Она глава семьи. И тут бы она заботилась о государстве. Экологические проблемы, медицинские проблемы - все это гораздо ближе женщине, чем мужчине.

- Петр Первый - он был палач или великий политический деятель?

- И то, и другое. Это был совершенно гениальный человек. Гениальный по своему инженерному чутью. Он создавал самые простые вещи, о которых до него никто не догадывался. Но он же испортил Церковь: приказал нарушать тайну исповеди, отменил земские соборы. Петр разделил Россию на две части. Одна - сословно-дворянская, которая перешла на западноевропейский манер в поведении, в одежде, в нравах, а другая осталась древнерусской - старообрядцы, крестьяне, купцы в старых одеждах.

Но на чем же выросла промышленность? На старообрядцах. Урал-то был старообрядческим. При Екатерине Россия была далеко впереди всех европейских государств, и Англии в том числе, по выплавке чугуна.

Морозовы, Щукины, Бахрушины и т. д. - они были плодотворители, люди старой древнерусской культуры. И они поняли французское искусство лучше, чем сами французы. Потому-то до французов они стали собирать импрессионистов, а потом постимпрессионистов. И это делали Щукин и Морозов. Почему они обладали этим вкусом? Потому что они воспитались на древнерусских иконах, фресках и миниатюрах.

Не уничтожат Россию никогда. Потому что Достоевский останется, Пушкин останется, Тютчев... Ведь лучшая поэзия мира - это все же русская. Я не националист. Но нигде нет, скажем, такой философской поэзии. А вот вам парадоксальный пример: немецкий поэт Мюллер был влюблен в Россию. И подо Ржевом, где больше всего пострадало и немцев, и русских, он написал стихи, восхваляющие Россию. Это поразительно.

- Дмитрий Сергеевич, может, взять да повернуть Россию к монархии - она ближе к нашим традициям?

- Это невозможно сейчас. Монархия требует сословного слоя, что отмерло, что сейчас невозможно восстановить. И мы все-таки не гарантированы от появления каких-нибудь выродков на императорском престоле или больных людей, как, скажем, "царевич" Алексей. Но все-таки у нас императоры были хорошие. И Александр II -это совершенно замечательный император, который реформировал государственный строй.

- В чем загадочность нашей русской души? В чем ее особенность?

- Никакой загадочности русской души нет. Какую мы хотим Россию, такой мы ее и сделаем. Это от нас зависит, а не от какой-то судьбы или предназначенности. Судьба, может быть, и есть, но мы ее не знаем. Мы должны делать и поступать так, как мы считаем нужным.

- Почему мы так долго терпим своих мучителей? Сталина, например...

- Не терпели. Мы не знаем, что происходило в застенках. Не знаем, как люди отказывались отвечать на вопросы следователей, как сопротивлялись. Ведь в дела попадало только то, что следователь хотел. Люди под пытками - моральными и физическими - подписывали все, что угодно. Это же давалось на третий или четвертый день бессонницы. Например, что проделывали с большим русским поэтом Николаем Заболоцким. Сохранился его рассказ, как его привязывали к железной кровати. В конце концов он сошел с ума.

- И в современной политической жизни по-прежнему царит принцип: кто не с нами, тот против нас.

- Личные интересы, стремление удержаться в кресле, стремление обеспечить себя дачами, машинами - это превалирует в правительстве. Если нужно задерживать зарплату для того, чтобы вести войну в Чечне, то эту зарплату в первую очередь должны отдавать члены парламента. Это же ужас, когда не платят зарплату угольщикам! Ведь они же вынуждены своим детям, своим женам таскать то, что им выдают на завтрак. И все эти страшные аварии, которые случаются... Они происходят потому, что люди взвинчены обстановкой, люди разочарованы. Они обессилены плохим питанием и плохой жизнью.

- Так, может, уже революция на подходе, как в 1917 году?

- Нет! Ведь почему произошла большевистская революция? Потому что Керенский объявил, что в Петрограде скопилось слишком много военных и их будут отправлять на фронт. Это их перепугало. Им война уже надоела. Патриотического сознания у них не было. Это были деклассированные, вырванные с корнем из земли люди. И они свергли Керенского.

- В чем беда Ельцина?

- Он просто не знает, что делается... Когда-то он заходил в магазины. Теперь когда проезжает по улицам, то видит, что в магазинах все есть. Но он не знает, что купить-то это нельзя. Потому-то и есть, что не покупают. Взял бы какой-нибудь дом и обошел бы его, от нижнего этажа до верхнего. Посмотрел бы, как люди живут. И не в Москве, а где-нибудь в Туле.

- Есть ли у вас рецепт: что делать, как защитить миллионы русских за рубежом?

- Нам нужно 25 миллионов русских, живущих сейчас за рубежом, возвратить домой. Мы стремимся помочь им. Напоминаем о том, чтобы бывшие республики СССР хранили русских. Ведь позорно быть антисемитом, но позорно быть и антирусским. Национальная вражда - она позорна в корне своем. Она показывает низкий уровень культуры.

- Мы можем им предложить вернуться сюда. Но для них же необходимо жилье! А мы им говорим, чтобы они брали в тайге место и начинали строиться. Это же получается, что они какие-то выселенцы.

- Надо помочь деньгами, строительными материалами. Ведь люди все равно сюда бегут. Живут по вокзалам. А многие мечтают о своем хозяйстве, о своем уголке, о тишине, о природе и о России. Пусть из 25 миллионов приедет один миллион. И то хорошо. Дорожка будет проложена. Тогда они будут помогать остальным. Ведь при царе, когда были освобождены крестьяне, стояли такие же проблемы. Был Крестьянский банк, где выдавали ссуду на 5, 10, 20 лет. И, между прочим, в XX веке почти все вернули эти ссуды. И крестьянство стало уже богатеть, даже без Столыпина. Во Владимирской губернии уже были железные крыши, а не соломенные.

Нужно закрепить эту землю за фермерами, чтобы они знали, что это их уголок, их родная часть земли. Для детей будет она Родиной, для внуков будет Родиной. Даже если они будут жить в городе, будут приезжать туда, огороды копать, сажать. Они будут не чиновниками на земле. Они - землевладельцы.

- Какие у вас прогнозы по развитию страны?

- А прогнозы у меня оптимистические. Только стоить это будет столько же, сколько реформы Петра. Реформы Петра стоили России массы жертв и народного обнищания. То же самое и сейчас. Мы переделываем себя. Переделываем экономику, но так неумело... Неумело ведем себя и с другими народами, восстанавливая их против себя. Мы сейчас в какой-то мере стали малокультурными. Россия всегда была культурной страной. Но за годы сталинской тирании культурный строй был весь уничтожен. Была уничтожена лучшая часть крестьянства, наиболее работящая. Наиболее активные люди были уничтожены. Многим стало на все наплевать, только бы зарплату им платили.

40 лет Моисей водил свой народ по пустыням, для того чтобы сменилось несколько поколений. Нужно, чтобы поумирали эти люди, которые привыкли действовать сталинскими или брежневскими методами.

- А люди, которые строили заводы и дома, родили нас, они тоже должны умереть, не увидев ничего хорошего?

- Они уже "умерли", строили-то "хрущобы" не сопротивляясь тем, которые сидели и распоряжались. Начальник всегда глупее, чем его подчиненный. Это всегда у нас в России. Нужно, чтобы эти начальники ушли когда-нибудь, естественным путем, без расстрелов. И на место их придет новая молодежь, теперешние студенты и старшеклассники.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы