52

БОЛЬШОЙ ТЕАТР. Сезон новый, проблемы старые

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 37 13/09/1995

Новый сезон Большой театр открыл "Спартаком". Второй раз подряд была нарушена многолетняя традиция обновлять сцену "Жизнью за царя" (в переводе на новояз "Иваном Сусаниным") - прошлогодняя "Пиковая дама" с весомой Маквалой Касрашвили в скрипучих, как у Епиходова, сапожках невольно задала Большому тон на предстоящий год: тихий ход со скрипом. Даже именитый дирижер Марк Эрмлер, специально отозванный для этой цели из "Ковент-Гарден", не сумел придать событию привкуса торжества. Что говорить: когда плохо поют, не до праздника.

В ЭТОМ году новый руководитель Владимир ВАСИЛЬЕВ решил сменить оперное открытие на традиционно "крепкий" в Большом балет, в котором когда- то блистал он сам. Назначив в столь ответственный день легендарный спектакль Григоровича, Васильев, видимо, решил заявить о преемственности властей Большого и примирить прошлое с настоящим. Однако казавшаяся некогда революционной постановка сегодня воспринималась лишь как реликт. Станцевали чистенько и профессионально, но, что называется, без огня. Спартак (Юрий Клевцов) более напоминал истомленного мечтателя, его соратница по борьбе Фригия (Элина Пальшина) - кошечку из "Спящей красавицы", и хотя Александр Ветров (Красе) сумел составить конкуренцию своему знаменитому предшественнику Мариусу Лиепе, Надежда Грачева в партии коварной Эгины Нину Тимофееву не затмила. А вот оркестр под предводительством маэстро Копылова, сменившего за пультом Жюрайтиса, сумел-таки преподнести слушателям "сюрприз": зажигательная музыка Хачатуряна прозвучала в новой трактовке, как ноктюрн Шопена.

Таким образом, "Спартак", призванный символизировать начало новой эры в Большом, только выявил неразрешимость тех проблем, за которые взялся отважный Васильев. Ни ему самому, ни многочисленным критикам его действий непонятно, как привлечь на эту сцену новых русских звезд, уже вовсю ангажированных западными театрами, чем поманить именитых режиссеров (Васильев "сделал предложение" примерно двадцати знаменитостям, и большинство из них уже отказались - в этом сезоне уже не будут ставить ни Виктюк, ни Кончаловский...) и, наконец, главное - что делать со старым репертуаром, доставшимся театру в наследство от бывших грандов?

А "бывшие" устроились, между прочим, неплохо. Юрий Григорович, которого, в отличие от неблагодарного Отечества, Запад почитает за классика, открыл в Лондоне балетную школу. Его постановки по-прежнему с успехом идут в крупнейших европейских театрах (это его новогоднему "Щелкунчику" рукоплескала недавно публика Венской оперы). Ничего не потерял, уйдя из Большого, и бывший главный дирижер Александр Лазарев: с оркестром Би- би-си он с успехом выступил в Лондоне, дирижировал "Реквиемом" Верди в Париже... Правда, пока ничего неизвестно о том, как складывается судьба Альгиса Жюрайтиса в Литве, но, судя по тому, что его супруга Елена Образцова после пятнадцатилетнего перерыва спела в Большом в "Трубадуре", настрой в семье вполне рабочий.

В то время как именитые изгнанники с успехом продолжают карьеру за рубежом, новое руководство театра, вздыхая, разбирает оставшиеся от них сундуки. Оперную труппу возглавила Бэла Руденко, балетом будет руководить Вячеслав Гордеев. Как это ни печально, приходится констатировать, что эти имена привлекут разве что их собственных учеников - никаких не звезд.

Почти все балеты в репертуаре поставлены или отредактированы опальным Григоровичем. Ситуация вынуждает Васильева проявить благородство, а первые шаги нового худрука настораживают. Объявлено, что вместо "Ромео и Джульетты" Григоровича будет реставрирована откровенно анахроничная постановка Леонида Лавровского. Сам Васильев обещает переделать "Лебединое озеро". Поговаривают, что снимут с репертуара свежего "Дон Кихота" и некоторые другие опусы Григоровича. Словом, новые строители принялись рьяно разбирать старый фундамент, хотя ни главного архитектора, ни плана реконструкций еще нет. Кандидатов на должность главного балетмейстера не видно, а что касается режиссерского потенциала самого Владимира Васильева, то он, увы, вызывает сомнения.

Остается только надеяться, что в балете будет возможен тот же рывок на спущенных шинах, который в прошлом сезоне удалось совершить оперной труппе. Качественный уровень "Свадьбы Фигаро" доказал, что кашу можно сварить и из топора. За это феноменальное кулинарное мастерство словацкий дирижер Петер Ферранец был приглашен с нынешнего сезона на должность руководителя оркестра и уже успешно провел с театром летние гастроли в Японии.

В ближайшее время Большой будет показывать исключительно балеты: оперная труппа готовит сенсацию. Борис Покровский с Мстиславом Ростроповичем и художником Теймуразом Мурванидзе ставят "Хованщину" в редакции Шостаковича. По мнению Бориса Покровского, опера Мусоргского остросовременна и высвечивает явные параллели с последними политическими событиями в России. Хочется верить, что эта постановка, как живая вода, подействует на большие раны Большого.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы