aif.ru counter
54

АВТОРИТЕТНОЕ МНЕНИЕ. Разговоры в пользу бедных

Около 700 тыс. руб. - столько нужно иметь сегодня каждому, чтобы покрывать свои минимальные потребности. Для 10% наиболее состоятельных россиян, на чью долю приходится "sup"1"/sup"/"sub"3"/sub" всех денежных доходов, эта цифра покажется смешной. Для 45 млн., т. е

Около 700 тыс. руб. - столько нужно иметь сегодня каждому, чтобы покрывать свои минимальные потребности. Для 10% наиболее состоятельных россиян, на чью долю приходится "sup"1"/sup"/"sub"3"/sub" всех денежных доходов, эта цифра покажется смешной. Для 45 млн., т. е. почти трети, имеющих душевой доход ниже "порога выживания" (277 тыс. руб.), эти деньги - манна небесная.

ПОЧЕМУ 700? Именно на столько тянет сегодня реальный прожиточный минимум. В 1992 г. его урезали в 2,5 раза - до уровня "физиологического выживания", чтобы определить самых бедных, тех, кому необходимо было помогать. Нас убеждали (и убедили-таки), что в таком усеченном виде он просуществует короткий шоковый период, а люди временно продержатся на старых запасах еды и одежды. В новый прожиточный минимум заложили на 70% (сейчас это 194 тыс.) - еды и на 30% (83 тыс.) - всего остального (лекарства, оплата жилья, транспорта, коммунальных услуг). Правда, никто не обременял себя уточнениями: сколько это - "временно". И уж наверняка никто не предполагал, что спустя 4 года стоимость лишь одного единого проездного билета "съест" все эти 30%. По логике, давно бы пора вернуться к нормам старого прожиточного минимума. Но как при упавшем в два раза производстве увеличить более чем вдвое потребление? Об этом мы и решили поговорить с директором Института социально- экономических проблем народонаселения РАН, академиком Натальей РИМАШЕВСКОЙ.

ВЕРНУТЬСЯ к старому минимальному бюджету, конечно бы, надо. Но давайте будем реалистами. У нас сейчас минимальная зарплата в 5 раз меньше того уровня, который обеспечивает лишь выживание человека. И даже средний размер пенсии (!) недотягивает до него.

- Наталья Михайловна, мне не раз приходилось слышать, что у нас никто на минимальной зарплате не сидит, что это всего лишь расчетный показатель.

- Неправда! Таких у нас 2 - 3%, т. е. 1,7 млн. человек. Эти данные Госкомстата подтверждает и наше обследование в Таганроге. И никакие разговоры о том, что эти работники имеют дополнительные заработки, вторичную занятость и вообще они плохо работают, не оправдывают нашу власть. Оплата труда есть оплата труда. Если государство и имеет какое-то отношение к ее регулированию, то главное звено - это минимальный заработок. И он не должен быть чисто условным. Не может считаться оправданием и тот факт, что повышение минимальной заработной платы принесет больший выигрыш высокооплачиваемым. Если это действительно так, то значит, плохо регулируется оплата труда в целом.

Зарплату меньше прожиточного минимума сегодня получает 25% или 17,4 млн. работников. Кстати, вторичную занятость имеют всего лишь 12 - 15%. Не так-то просто получить приработок. А если, говорить о безработице, то, по официальным данным, она составляет 10 -12%, не говоря уже о частично занятых.

Низкая оплата труда - это главная причина бедности, с которой наши правители "борются", как с ветряной мельницей. Придумываются всевозможные льготы, компенсации, надбавки, пособия. Создается лишь видимость "заботы".

- Но тем не менее люди как-то живут...

- У человека сильно развит инстинкт выживания. Он начинает приспосабливаться. Одни пополняют криминальные структуры, воруют; другие выращивают картошку и огурцы, ягоды собирают; третьи - "покупают - продают", занимаются так называемой "посреднической" деятельностью. Люди адаптируются и привыкают. Привыкают даже к войне, к смерти... А те, кто не может, - умирают. Стремительно растет смертность. Мужчины в трудоспособном возрасте умирают почти "как на войне". За годы реформ число самоубийств составило 164 тыс.

- Но с высоких трибун нас убеждают, что жизнь стабилизируется, улучшается, И не важно, что сам народ этого не замечает. Нам-де виднее, - примерно так недавно высказался один почтенный государственный деятель.

- Виднее из окошка автомобиля на улицах Москвы. Но Москва не Россия. Она - средоточие финансовых ресурсов. Здесь около 70% банков, всевозможных фондов, высшая власть, государственный аппарат. По моим оценкам, здесь живут 65% богатых. И это естественно отражается на благосостоянии некоторой части москвичей, которые так или иначе обслуживают потребности этой прослойки. Есть реальные показатели этой "стабилизации": падение производства и потребления.

- Еще в начале реформ правительство говорило: "Наша задача не накормить народ, а создать условия, чтобы он мог сам себя накормить". Насколько, по-вашему, осуществились эти намерения?

- Я согласна, что общество должно обеспечить человека удочкой, а не дать ему рыбку. Основа достойной жизни - производство. Но государство не создает таких условий, чтобы возникал и развивался мелкий производственный бизнес. Хотя он прокормил бы многих. Кроме того, малый бизнес - это основа среднего класса, представляющего собой фундамент рыночных отношений. Но для него - никаких льгот. Зато налоги убивают любое начинание. Да еще рэкет делает свое черное дело. Поэтому и невозможно переломить резкую поляризацию доходов.

- Почему власти на деле ничего не меняют?

- А почему все это их должно сильно волновать? У власти другие приоритеты: чтобы удержаться на месте, чтобы схватить дополнительный кусок власти и, конечно, собственности. Когда у них есть альтернативные решения, они выбирают исходя из личных предпочтений. По-моему, это уже ясно всем.

- И все-таки как помочь тем, кто не выплывает сам? "Удочку" не дают, денег, говорят, в казне нет...

- Я считаю, что нам необходим мораторий на престижные расходы. Сначала нужно обеспечить, чтобы минимальная зарплата и пенсия не были меньше нынешнего прожиточного минимума. А потом уже возводить престижные здания, вроде небоскреба "Газпрома" со всеми его прибамбасами, который виден вот из этого окна.

- Но это АО, они могут сказать - это наши деньги.

- Это деньги за ресурсы, которые принадлежат всем, всему обществу.

- На днях министр финансов Пансков сказал, что они могут поднять зарплату хоть в 5 раз. Но это дороже обойдется опять-таки народу. Очередной виток инфляции и не более того. Нас так настойчиво в этом убеждают, что мы готовы поверить. Вы же, высказывая такое крамольное предложение, рискуете вызвать огонь на себя.

- Общество - та же семья, разве что бюджет побольше. Если у вас ребенок будет страдать дистрофией от недоедания, вы позволите себе взять деньги в долг, чтобы купить норковое манто? А общество может себе такое позволить. Деньги сыплются, как золотой дождь, на монументальные сооружения, на Чечню, на обустройство кинофестивалей и среды обитания, где нашей элите было бы комфортно жить. Поверьте, заслуги народа в войне не были бы забыты и без гигантских затрат, вложенных в Поклонную гору. И души человеческие не погибнут без Храма Христа Спасителя.

Кроме того, у нас 40% неучтенных доходов, уходящих от налогообложения. Это колоссальные деньги.

В общем, речь идет не о том, чтобы включить печатный станок. А о том, чтобы разумно распорядиться теми деньгами, которые уже есть.

В обществе должен быть минимум социальных гарантий. А если оно не может обеспечить ни работнику, ни пенсионеру даже уровня выживания, значит, оно должно признать себя банкротом.

P.S. Если подсчитать затраты, связанные со строительством Храма Христа Спасителя, комплексом на Поклонной горе и другими монументальными сооружениями, реставрацией Кремля, "благоустройством" двух кинофестивалей и среды обитания нашей чиновничьей элиты, ведением войны в Чечне и восстановлением ее разрушенного хозяйства, то выходит, что на эти деньги безболезненно можно было бы обеспечить прожиточный минимум 10 млн. человек в течение 10 лет.

Смотрите также:



Актуальные вопросы

  1. Что известно об актёре Игоре Шибанове?
  2. Какие организации смогут звонить должникам и встречаться с ними?
  3. Когда включат отопление в Москве?