683

СОЛДАТ ЗА КОЛЮЧЕЙ ПРОВОЛОКОЙ. Кто и за что попадает в дисбат

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 29 19/07/1995

На первый взгляд это обычная воинская часть, каких немало разбросано там и сям по обе стороны железной дороги, соединяющей Москву с Нижним Новгородом. В километре от этого воинского подразделения расположены добротные коттеджи, построенные по заказу Минобороны умелыми финскими строителями. В них живут семь десятков офицеров и прапорщиков, которые несут свою службу в обычном дисциплинарном батальоне Московского военного округа, где отбывают наказание около семисот осужденных.

ПО СЛОВАМ заместителя командира по воспитательной работе подполковника В. Никешина, случайных людей в "зоне" нет.

Основная масса сидит за: самовольное оставление части (статья 246 УК), хулиганство (ст. 206), неуставные взаимоотношения (ст. 244 и 260), незаконное приобретение и хищение оружия (ст. 218, 218"sup"1"/sup"). Самыми экзотическими преступлениями в дисбате считаются изнасилование, распространение фальшивых купюр и подлог документов. Сроки у всех разные, но обычно 3 и 2 года. От "звонка до звонка" редко кто досиживает, так как каждую пятницу в часть приезжают представители военной прокуратуры, которым отдается до 40 дел на пересуд. А это значит, что кому-то могут скостить срок. И уже на следующий день, в субботу, осужденному покупают билет и отпускают либо домой, либо снова в часть, где он проходил службу.

Самая большая головная боль у командования дисбата возникает из-за того, что нечем занять людей. Семьсот человек осужденных ежедневно ходят в столовую, носят казенное обмундирование (в результате государству один такой человечек обходится в 188 тыс. рублей в месяц), а пользы от них практически никакой. День осужденных состоит из сплошной строевой подготовки, изучения уставов и занятий по ЗОМПу. Помимо всего, около шести раз в день устраиваются проверки личного состава с построением на плацу. Поэтому те немногие, кто попадает на какую-нибудь работу за пределы части (в основном осужденные, пользующиеся правом бесконвойного передвижения), воспринимают это, как просвет в своей монотонной жизни, которая внешне выглядит очень незамысловато.

"АВТОРИТЕТЫ" И ИХ ВАССАЛЫ

ПРАКТИЧЕСКИ каждый преступивший черту закона прежде, чем попасть в дисбат, проходит через камеры СИЗО, где набирается опыта и понятий уголовного мира. Там действуют свои законы и существует особый язык. Все осужденные называют себя "жуликами": наиболее уважаемые люди, соответственно, - "авторитеты", далее по иерархической лестнице следуют "приподнятые" (те, кому начальство доверяет ключи от сушилки, "каптерки" и других помещений). Средняя прослойка никак не названа. Есть "шестерки", выполняющие прихоти "авторитетов". Самая малочисленная и презираемая группа людей - "опущенные" (таких в этом батальоне 21 человек).

Страшным злом в уголовном мире считается воровство у своих. Оно карается мгновенным "опущением" (акт мужеложства), что, как правило, происходит в тех же СИЗО, где человека раскусывают мгновенно. Молва о том, что того или иного человека "опустили", идет впереди него благодаря тем же сокамерникам, попавшим в дисбат на неделю раньше.

За такими людьми сержанты дисциплинарных рот следят очень пристально, чтобы не было соблазна у тех же "авторитетов" поглумиться над отверженными, жизнь которых и так достойна сострадания. Их кровати стоят обычно с самого краю, в клубе они сидят на первых местах, в столовой - за отдельным столом. В то время, когда офицер не находится в казарме, их загоняют в туалет. Там они находятся до тех пор, пока не смилостивится "авторитет" или офицер не вернет их в строй.

ВОДКА И ЛЕЗВИЕ НА ЗАКУСКУ

ДЕНЬГИ осужденному иметь не положено. Их попросту негде тратить. (Чайной, находящейся за пределами зоны, пользуются только военнослужащие из роты охраны.) Поэтому при получении посылок офицеры четко следят, чтобы где-нибудь в ящичке не была запрятана купюра. Родственники ухищряются обматывать деньги резиной и кидать в банку с вареньем, засовывают в сигареты и зубную пасту, подкладывают в щели посылочного ящика и т. д. Но существуют способы получения денег и не по почте, они основываются на продаже гражданскому населению изделий кустарного производства: четок и ножей с ручками из оргстекла. Некоторые умельцы расплетают шерстяные носки и из ниток делают декоративные корпуса для шариковых ручек, лепят из хлеба маски. Но и это не спасает от тоски, которая заедает настолько, что кто-то пытается "закосить" по болезни и попасть в госпиталь, где режим попроще. Для этого с помощью бритвы вскрываются вены, кто-то просто проглатывает лезвие или еще что-то. Иногда "глотателям" приходится делать операцию, но бывает и такое, что "предметы" выходят сами. Говорят, один "самоубийца" проглотил столько мелких вещиц, что они вызвали опущение желудка. К счастью, его удалось спасти, врачи вытащили из него около 80 атрибутов солдатского скарба: иголки, крючки от кроватей, пуговицы, лезвия и прочую мелочь.

Тех, кому удалось убежать, отыскивают по следу собаки. В дисбате 12 натасканных псов. Самого известного зовут Лорд, но у него есть еще одна кличка - Кирпич. Это прозвище пес получил за свое умение ловить зубами кирпичи и с легкостью их перекусывать. От такой собаки далеко не убежишь.

Но все равно бегут, скорее не из неволи, а от судьбы, от себя. По словам офицеров, среди тех, кто навещает осужденных, практически нет богато одетых людей на дорогих автомобилях. Едут, как правило, либо матери-одиночки, либо братья и сестры. А ко многим вообще никто не приезжает: нет денег, нет здоровья, некому.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах