aif.ru counter
238

В РЕЗУЛЬТАТЕ ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЯ НА САХАЛИНЕ ПОГИБЛО СВЫШЕ 2 ТЫС. ЧЕЛОВЕК. Нефтегорск кричал трое суток

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 25 21/06/1995

Трое суток из-под обломков того, что именовалось когда-то "поселком городского типа", раздавались жуткие крики. И спасатели работали "по голосу", пытаясь раскопать того, кто кричал. Потом крики прекратились... и копать перестали. Спустя три недели после катастрофы на руинах работали всего два маломощных трактора, но теперь они просто закапывали обломки города. Среди них, по разным данным, осталось от 300 до 500 незахороненных трупов. Чтобы достать их и похоронить по-человечески, нет денег, и поэтому решено просто превратить Нефтегорск в одну большую братскую могилу. А пока она еще не зарыта - милиционеры отстреливают всех собак. Чтобы не разносили заразу с кусками человеческого мяса.

"НАС заверили, что до последней доски, до последней балочки руины будут разбираться, - горько вспоминают в Нефтегорске. - Но потом все уехали, а мы до сих пор трупы раскапываем. Пока иностранцы были с камерами, все работали, разбирали, а как они уехали - сравнивают с землей. Сейчас роют котлован на месте 12-го дома и туда, в эту яму, все наши остатки сваливают. Все вместе - и кости, и остатки домов".

НАД РУИНАМИ ВИТАЕТ ТОШНОТВОРНЫЙ ЗАПАХ

ВСЕ входы-выходы из Нефтегорска охраняют больше сотни милиционеров, но народу здесь живет все равно немало: несколько сотен оставшихся в живых нефтегорцев и не меньше - родственников погибших. Раньше они целые дни проводили на руинах, пытаясь спасти своих близких и хоть что-то из имущества. Теперь спасать некого и нечего, и они просто ждут, когда государство выполнит свои обещания и выплатит компенсацию. Видимо, ждать придется еще долго. Жертвы прошлогоднего землетрясения на Курилах до сих пор вот ждут...

- Из завала я вылезла сама, - вспоминает Валентина Великанова. - Потом откопала 12-летнюю дочь и мать. Здесь же их и похоронила. И тут как раз стали давать деньги. 5 млн. на мать и 5 млн. на дочь. И по 1 миллиону на спасшихся - меня, мужа, старшую дочь. Сейчас снова какие-то списки, деньги. Я прихожу в мэрию, а мне говорят: вам не положено, наоборот, с вас вычитать должны. Там у них какая-то инструкция изменилась, и я теперь 9 млн. должна вернуть. Их вычтут из тех 50 млн., которые государство обещало как компенсацию за потерю имущества. Которые неизвестно когда дадут. А так у нас на троих остался гараж, в котором мы и живем, и вот этот диванчик.

- Я был в это время в командировке, - рассказывает Вячеслав Чугунов. - У меня сгорели все: жена, дочь.... Пять этажей мы разобрали вдвоем с сыном, пока докопались до своих костей. А прокурор говорит, что кости - это не доказательство смерти, и люди считаются пропавшими без вести. Я за них компенсацию не могу получить. Одежду купить не на что, ведь из командировки я приехал в одних старых джинсах. Правда, в виде гуманитарной помощи дали туфли, видимо, для покойников, одноразовые. Я их два раза надел, они у меня и развалились.

К нам относятся так, как будто мы пришли просить подаяние. Дайте то, что обещали! Нас осталось-то всего человек 600... Не дайте же сдохнуть тем, кто выжил!

То, что происходит сегодня в Нефтегорске, иначе как издевательством над людьми назвать нельзя. В разрушенном городе нет ни света, ни воды. Чтобы получить деньги, приходится ездить за 90 с лишним километров в Оху, причем в среднем - по три-четыре раза каждому.

- Нас, наверное, решили теперь морально добить, - говорит В. Великанова. - Эти очереди за разными справками... Мне вчера пришлось отстоять час с лишним, чтобы узнать, что в списках меня нет. И так каждый день нужно стоять. Мы уже почти не плачем. Но каждый день новые справки нужно собирать. Нужно подойти к одному чиновнику, к другому, потом к третьему, и так каждый день.

Словом, советская власть со своей показной любовью к народу как была, так и осталась. И по какой-то злой иронии в центре разрушенного до основания Нефтегорска нетронутым и непоколебимым остался памятник Ильичу. И стоит он, по-прежнему живее всех живых, посреди моря человеческого горя, и показывает рукой на то, что было когда-то городом. Правда, кто-то надел на него респиратор - видимо, чтобы не чувствовал вождь сладковатого запаха гниения. "Когда получу деньги, - вдруг сказала мне одна женщина, - найму бульдозер и свалю его. Не могу видеть этого... с респиратором на морде. Стоит тут и издевается над нами. Вы все сдохли, а я буду жить!"

"КТО УКРАЛ ОСТАНКИ МОЕЙ ДОЧЕРИ?"

КАЖДУЮ ночь Нефтегорск трясет снова и снова: 4-5 баллов уже воспринимаются как нечто совершенно нормальное. Но те, кто выжил, уезжать отсюда никуда не собираются. Во-первых, потому, что большинству некуда и не на что ехать. Во-вторых, уедешь - и все немногое оставшееся будет тут же разворовано. Много случайных людей сегодня бродит по мертвому Нефтегорску... Но главное - большинство уверено, что стоит только уехать, - и ни на какую компенсацию или квартиру рассчитывать нечего.

Что же - каждый день им дают понять, кто они такие, чего им ждать. Вот вице-премьер Олег Сосковец подписал распоряжение, в котором предписывается администрации Сахалинской области организовать в Южно-Сахалинске прием, хранение, учет, охрану грузов гуманитарной помощи и доведение этой помощи до пострадавших граждан. Интересно, почему в Южно-Сахалинске, от которого до места катастрофы 700 км? Видимо, поэтому нефтегорцам дают в день на человека банку тушенки, пол банки сгущенки, буханку хлеба и... по ложке меда. При мне привезли туалетную бумагу, выдавали по два рулона. К сожалению, хватило далеко не всем.

А в районном центре - Охе - уже полгорода ходит в "гуманитарных" спортивных костюмах. Видел я такие и в областном центре...

- В мэрию пришла гуманитарная помощь - японские одеяла, - рассказала Сталина Гарифуллина. - Мы приходили, просили. Давали одно одеяло на пять человек... А вечером, после окончания рабочего дня, смотрим - работники мэрии тащат эти одеяла по домам...

Да что там одеяла! Один из самых распространенных видов "бизнеса", расцветшего в первые же дни в Нефтегорске, - кража... трупов.

- Мы с братом раскопали наш подъезд, достали и маму, и десятилетнюю сестренку, - Роман Мангутов показывает свои руки. На пальцах практически нет ногтей - стер. - Тело мамы только перенесли, возвращаемся - а Юльки нет! Искали-искали, но так и не нашли. Потом нам говорили, что кто-то предъявил тело сестренки и получил несколько миллионов - на похороны. Бог с ними, с миллионами, но где теперь наша Юля лежит?

А у его одноклассника Валерия Гори тело матери пытались украсть три раза. В последний раз пришлось силой отбивать у какого-то незнакомого мужика, который уверял, что это его жена...

Три недели прошло с той кошмарной ночи. Тем, кто спасся, казалось: если пережили они этот ужас - страшнее уже ничего не будет. Тем более что на помощь к ним пришла вся страна. Но оказалось, что все это было лишь видимостью. На самом же деле они никому не нужны - ни правительству в Москве, которое далеко, ни местным чиновникам, которые тут, под боком. Их обманули в очередной раз...

Когда сталкиваешься с подобной ситуацией (к несчастью, в нашей стране она повторяется из раза в раз), хочется хоть чем-то помочь этим несчастным людям. В этот раз редакция еженедельника "Аргументы и факты" берется оказать посильное содействие нескольким своим подписчикам и читателям, пострадавшим во время землетрясения в Нефтегорске. Конечно, никто не в силах вернуть Вячеславу Николаевичу Чугунову погибших жену и дочь, но мы готовы купить ему квартиру взамен разрушенной. Так же денежную помощь от редакции получат Валентина Павловна Великанова, Сталина Николаевна Гарифуллина, Роман Мангутов и Валерий Горя.

Простите нас, дорогие нефтегорцы, что не можем сделать для вас больше.

Нефтегорск - Москва

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы