aif.ru counter
19

ПЯТЬ ДНЕЙ В ФОРТ-БРАГГЕ. Корреспондент "АиФ" в американском спецназе

Штат Северная Каролина. Форт-Брагг. Спецгруппа из шести человек короткими перебежками приблизилась к зданию, в котором террористы взяли в заложники несколько человек. До начала штурма оставались считанные секунды... Я повернул голову и увидел двух снайперов на крыше соседнего дома

Штат Северная Каролина. Форт-Брагг. Спецгруппа из шести человек короткими перебежками приблизилась к зданию, в котором террористы взяли в заложники несколько человек. До начала штурма оставались считанные секунды... Я повернул голову и увидел двух снайперов на крыше соседнего дома. В этот момент двухметровый Дик Лэбтон, ветеран американского спецназа, одним ударом ноги выбил парадную дверь, и первая тройка, построившись "пирамидой", ринулась в захваченное здание...

- Стоп! Все по местам! - раздалась из мощного громкоговорителя резкая команда инструктора. - Послушай, парень! - обратился он ко мне, когда все заняли первоначальную позицию. - Твоя задача, как и всех остальных, следить за действиями твоего ведущего в "пирамиде", а не вертеть головой по сторонам. Делаю тебе замечание! И запомни, невнимательность и рассеянность дорого стоят...

ПРЫЖОК БЕЗ ПАРАШЮТА

В ПЕРВЫЙ же день в Форт-Брагге, куда меня привез представитель в США фирмы "Инфосервис" г-н в Здислав Кондрат, инструктор Дейв Маккоул на вопрос, что надо для того, чтобы стать настоящим профессионалом, недолго думая, ответил: "Для этого необходимо сначала попасть в Форт-Брагг. Ну а попасть туда можно только через прыжок с парашютом. Так что едем на учебный аэродром. Сделаешь тренировочный прыжок, а завтра уже будем учиться прыгать на тренажерах".

Такой подход к прыжкам меня озадачил. "Дейв, а нельзя ли сначала поучиться на тренажере, а потом уже прыгать!"

"Виктор, у нас в спецназе своя методика, и нарушать ее здесь не принято. У нас говорят, что, когда собственной задницей угодишь в болото с аллигаторами, очень трудно вспомнить, что твоя задача была - осушить это болото. Поэтому, если хочешь понять, что же такое спецназ, ни при каких обстоятельствах не забывай о поставленной перед тобой задаче, - бодрым голосом проговорил Дейв, улыбаясь чисто американской улыбкой. - Кстати, с парашютом прыгать будет инструктор, а ты будешь без парашюта. Вариант такого прыжка называется "тандем"..."

По дороге на аэродром я еще тешил себя мыслью, что во время беседы скорее всего что-то напутала переводчица, но на аэродроме я убедился, что переводчица не ошиблась. Прыгать действительно пришлось без парашюта...

Честно говоря, если бы такие условия были мне поставлены в родном российском спецназе, то еще неизвестно, согласился бы я на подобные прыжки. И вовсе не потому, что доверия у меня к мастерству наших меньше, чем к мастерству американцев. Просто дать волю чувствам в окружении своих гораздо легче.

Сказать, что психологически очень сложно вываливаться из самолета, зная, что за спиной только лямки, за которые тебя незнакомый дядя должен в нужный момент пристегнуть к себе, значит не сказать ничего. Но еще сложнее было пережить весь процесс подготовки к самому прыжку. Инструктаж, отработка элементов движения, ожидание самолета, все это напоминало китайскую пытку.

Последние 12 минут, пока самолет взбирался на высоту 6000 метров, казалось, вовек не кончатся. И когда наконец открылась дверь, я невольно сделал движение вперед. "Эй! Не так быстро, - крикнул кто-то. - Может, напарника подождешь?" Сам прыжок никаких дополнительных эмоций у меня лично не вызвал, так как полторы минуты свободного падения показались сущей ерундой по сравнению с тем, что пришлось пережить, ожидая это падение.

Позднее уже я смог понять, что подобные "шуточки" являются своего рода тестом на профпригодность для тех, кто решил стать профессиональным спецназовцем, и тестов этих, прежде чем с тобой подпишут контракт, приходится проходить немало. Вообще отбор в эти рода войск идет довольно жесткий. Здесь мало иметь пудовые кулаки и хорошую физическую подготовку. Главное - не сила, а прохождение теста на интеллект. "Стрелять или прыгать с парашютом можно научить и обезьяну, - пояснил мне один из инструкторов, - но, как говорят у вас в России, если в голове ничего нет - из задницы не достанешь. Нам нужны умные, думающие профессионалы, а не слепые исполнители. Поэтому у каждого солдата коэффициент интеллектуальности должен быть выше среднего." В противном случае он не попадает в спецподразделение. Только после этого подписывается контракт, и начинается обучение всем военным хитростям.

КОМАНДА

ОНА состоит из 12 человек: по два офицера, снайпера, специалиста по взрывчатым веществам, разведчика, связиста и медика. По два специально для того, чтобы в случае необходимости команда могла разделиться на две группы, каждую из которых возглавит офицер.

Проблема неуставных отношений, по словам самих же спецназовцев, в подразделениях отсутствует полностью, однако есть взаимоотношения между командиром и подчиненным. И здесь уже не знаешь, что же лучше. Слово сержанта - закон, не говоря уже о приказах младших и старших офицеров. Наказание может последовать в любую минуту даже за незначительную неточность в выполнении задания, не говоря уже о невнимательности. Больше всего нареканий исходит от инструкторов во время учебного процесса. Когда один из них несколько раз объяснил мне, как надо передвигаться в помещении, захваченном террористами, с небольшим автоматом наперевес, я в очередной раз продефилировал не так, как это требовалось. "Отожмись-ка для начала, парень, двадцать пять раз от пола и выпрыгни после этого пятнадцать раз из упора сидя, - сказал мой инструктор, - может, после этого твоя голова просветлеет". Такого рода нагрузка действительно дала желаемый результат, и после команды "Go!" все, что от меня требовалось, было сделано, по его словам, отлично. Но самым мучительным показалась мне отработка движений, связанных с парашютными прыжками. "Ты должен "ходить" в воздухе так же хорошо, как ты ходишь на земле", - неустанно повторял Дейв, пока я, лежа на животе, на обыкновенном столе в учебном классе, отрабатывал необходимые движения руками и ногами. Уже через десять минут мышцы живота и бедер от таких упражнений начинали невыносимо болеть. "Боль заставляет думать о деле и... ощущать себя настоящим мужчиной", - постоянно повторяли мне, и с этим невольно приходилось соглашаться.

СЛУЖБА И БЫТ

ЗА все время пребывания в Форте-Брагге мне ни разу не удалось увидеть даже намека на неудовольствие у тех солдат, которые проходили там обучение. Любое задание выполнялось с полной отдачей и собранностью. И когда я спросил Дейва, не является ли это в какой-то степени показухой, тот сразу даже не понял смысл моего вопроса. "Все, кто здесь находятся, просто выполняют свою работу. От того, как они это делают сейчас, в будущем будет зависеть их жизнь. И потом, если кто-то начнет делать что-то не так, с ним тут же расторгается контракт. А это серьезный удар по карьере. Если тебя выгнали из спецподразделений, то в будущем у тебя будут постоянные проблемы с работой даже в гражданских учреждениях".

Поводом же для расторжения контракта может послужить уклонение от выполнения приказа (за обман своего командира, по уставу, американский солдат может получить год каторжных работ), злоупотребление алкоголем, наркомания и даже личные проблемы в семье. Если становится известно, что военнослужащий плохо относится к своим детям или к жене, его могут уволить со службы. Однако семейный развод не служит поводом для увольнения. Но в этом случае воин из предоставленного ему дома переезжает в так называемый барак, где живут неженатые.

Что касается зарплаты, то солдат-первогодок с момента подписания контракта получает 800 долларов в месяц (при полном обеспечении). Если он женат и у него есть дети, то к его зарплате прибавляется еще 400 долларов. Кроме этого 150 долларов доплачивается за прыжки.

Сержант с десятилетним стажем получает 1800 долларов, старший сержант - 2900 долларов, младший офицер - 3000 долларов, старший офицер - до - 9000 долларов в месяц.

Когда моя командировка подошла к концу и настало время покидать Форт-Брагг, прощаясь, Дейв отвел меня в сторону и напоследок сказал: "То, что ты здесь увидел и услышал, это составная часть американского спецназа, но еще есть и его основа, на чем держится весь американский спецназ. Состоит она из трех правил: первое - всегда необходимо быть честным по отношению к тем, кто воюет рядом с тобой, второе - куда бы тебя ни отправляли, на первом месте стоит та миссия, которую ты должен выполнить, на втором - твоя жизнь, и третье: все, что делает американский спецназ, должно быть легально и юридически правомерно. Ну и наконец, последнее, лично для тебя. У нас в команде, где я прослужил больше 20 лет, говорили: если у тебя есть враг - не убивай его. Сделай все от тебя зависящее, чтобы схватить его за яйца, и тогда у тебя в руках будет все: и его мозг, и его сердце. Запомни это!"

Дейв подтолкнул меня к самолету и сунул в руки небольшой сверток. В нем была завернута военная форма бойца американского спецназа.

Смотрите также:



Актуальные вопросы

  1. В каких парках можно будет привить питомца от бешенства?
  2. Зачем государство создает еще один ресурс с данными о населении?
  3. Какие выплаты получат столичные ветераны к годовщине битвы под Москвой?