aif.ru counter
41

КОММЕНТАРИЙ. Победу отдайте народу, войну - историкам

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 18-19 04/05/1995

В канун праздника Победы проходило много собраний и встреч ветеранов Великой Отечественной. На них приглашали и тех, кто войну не застал, родившись намного позже. Журналисты, специалисты-исследователи, просто любители истории слушали воспоминания фронтовиков, оплаченные, в буквальном смысле, потом и кровью.

НО РЕЗАЛИ слух выступления, в которых сегодня, в 1995 году, начинали, как и раньше, хвалить "партийное руководство" на войне или высоко отзываться о "роли товарища Сталина". Неуютно было слышать бурные аплодисменты ветеранов, столько прошедших и переживших. Нет-нет, да и доставалось писателям и журналистам, очерняющим, по мнению собравшихся, память о войне. Под "очернительством", как это ни печально, понималась любая негативная или критическая информация - пусть даже сделанная в форме научного предположения.

По-человечески понятно: неосторожно прикасаться к военному прошлому, даже с благими целями, - значит причинять боль его очевидцам. Слишком тяжелыми были те годы. Но не молчать же, игнорируя все новые и новые свидетельства и документы?

В НАШЕЙ истории была и другая война, получившая и официальное, и народное название "Отечественной". В 1812 году Россия тоже пережила страшное нашествие, казавшееся современникам концом света. Копнув поглубже, мы увидим, что и тогда самодурствовал правитель, плело смертельно опасные интриги его высшее окружение, а ошибки генералов оборачивались большой солдатской кровью. Даже масштабы людских потерь, если судить о них в процентах от численности населения, оказываются сопоставимыми.

В какой-то период казалось, что народ и власть объединились в отпоре французским захватчикам. Увы, и та победа, также давшаяся дорогой ценой, не оправдала многих надежд. Дома, в России, на десятилетия установился жестокий - даже по меркам XIX века - режим, изумлявший цивилизованный мир. А в Европу, вроде бы освобожденную, снова и снова посылались русские войска, чтобы втолковывать непонятливым полякам или венграм, как им надо жить...

Но разве все это бросает тень на гений русских полководцев и искренний, бескорыстный патриотизм людей, принадлежавших к самым разным слоям русского общества? Мы с полным правом гордимся тем, что наша страна оказалась единственной способной сокрушить самого сильного завоевателя прошлого столетия.

Для того чтобы начать воспринимать события тех лет объективно, отделяя "зерна от плевел", понадобилось время. Много времени.

Когда-нибудь в будущем Великую Отечественную войну тоже будут описывать холодно и отвлеченно. Ее оценки перестанут носить общественно-политический характер, перейдя исключительно в поле зрения историков. Научный анализ плюс народная память очистят факты от шелухи мифов.

Народная память и здравый смысл не подводили и раньше. Можно было назначить себя Верховным Главнокомандующим, генералиссимусом и главным творцом Победы. Но достаточно было начаться легкой оттепели, чтобы массовое сознание качнулось в противоположную сторону: "Сталин проворонил нападение", "Сталин воевал по глобусу". В первое послевоенное десятилетие школьников и студентов заставляли заучивать формулировку о "десяти сталинских ударах" по врагу. Многие ли студенты сегодня слышали такое выражение?

Был на фронте и офицер по фамилии Брежнев. Наверно, он справлялся со своими должностными обязанностями. Но зачем было спустя много лет после войны награждать себя самого орденом Победы? Ведь всем даже тогда было ясно, что не станет он вровень с Жуковым, Коневым, Василевским...

Маршала Жукова можно было отправить в опалу, в политическое небытие. Но вот вышла его книга воспоминаний - еще тогда, в застойные времена - в усеченном и искореженном виде. И Москва - тихая, брежневская! - увидела многочасовые очереди в книжные магазины и разбитые от напора стекла витрин. Десятилетнее умолчание не стерло из народной памяти образ Полководца.

ЗА ПОСЛЕДНИЕ десять лет мы узнали о Великой Отечественной больше, чем за предыдущие сорок. Раскрываются архивы, сняты негласные (а то и гласные) запреты на изучение конкретных операций - например, катастроф под Киевом в 1941-м, под Харьковом в 1942-м, тяжелых боев зимы 1943 - 1944 годов. Мы уже побольше знаем и о заградотрядах, и о СМЕРШе, и о штрафных батальонах. Выясняется, что, публично громя - один "немецких разбойников", другой - "кровожадных большевиков", Сталин и Гитлер в кругу своих отзывались друг о друге весьма уважительно.

Но на пути к правде о войне еще предостаточно препятствий. Много неизученного, еще больше искаженного. Живы люди, лично заинтересованные в том, чтобы мифы жили как можно дольше. Другим просто тяжело расставаться с привычными стереотипами сознания.

И все же никуда не деться. История рано или поздно все расставит на свои места.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы