aif.ru counter
38

ЧЬЕ-ТО РОССИЙСКОЕ ТЕЛЕВИДЕНИЕ. Реформа по - нашенски

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 14 05/04/1995

Разлапистая, кряжистая единица вся как-то съежилась, подобралась и из квадрата в правом нижнем углу телеэкрана перекочевала в круг в правом верхнем. Было "Останкино" - стало ОРТ. Вещание началось, вопросы остались.

НЕ ПРЕДСТАВЛЯЕТСЯ возможным понять, почему в 900 миллионов рублей оценен вклад в Общественное российское телевидение телекомпании "Останкино" (9% акций). Это при том, что "Останкино" фактически передало права на всю свою продукцию, созданную за все время существования. Оценка смехотворно низкая, хотя больше "Останкино" передать ничего и не могло - у компании просто ничего больше нет. Вся техника, оборудование и т. д. принадлежит государственному предприятию Телевизионный технический центр (ТТЦ). Но он, в свою очередь, вошел в состав акционеров ОРТ всего с 3% акций - на 300 миллионов. Неужели вся его техника, включая телебашню с начинкой, стоит столько? Или деньгами внесли? Впрочем, собственником зданий и сооружений телецентра ТТЦ тоже не является, арендуя их у государства в лице Госкомимущества. А Госкомимущество владеет 36% акций ОРТ. Так может, оно передало все телевизионное добро новому телевидению в качестве своего взноса? Или не передало? И если нет, то кому все это осталось? И кто у кого будет арендовать и платить большие деньги, и кто и на каком основании сможет на всем этом работать, реально владея производственной базой ТВ?

Ответов на все эти вопросы не добились пока ни депутаты, ни журналисты. И остается пытаться понять смысл происходящего в самых общих чертах, следуя только здравой логике. "Останкино" нуждалось в реформах. Во-первых, потому, что висело камнем на шее бюджета, при том что сквозь пальцы теленачальства текли и текли куда-то на сторону рекламные деньги. Во-вторых, потому, что быстро и легко управлять столь громадным механизмом практически не было возможности, что не могло устраивать государство. И, наконец, в-третьих - потому, что сама телекомпания обеспечивала уже не более 30% вещания 1-го канала, да и эти 30, мягко говоря, оставляли желать.

Государство пошло на реформы. Преследуя, естественно, свои цели. Чтобы понять, какие, надо признать, что государство у нас по-прежнему олицетворяется несколькими конкретными людьми, стоящими у руля, и прежде всего - Президентом.

Еще зимой, покинув "Останкино", руководитель социологической службы телекомпании Всеволод Вильчек заметил, что ОРТ создается как президентский канал под грядущие выборы. И добавил, что ничего плохого в этом не видит. Наверное, это правильно. Категории хорошего и плохого тут просто не очень подходят. Это элементарно логично. Не для оппозиции же Президенту создавать телеканал перед выборами. Назначение гендиректором ОРТ члена Президентского совета Благоволина подтвердило догадки о президентской ориентации. А то, что на 1-м канале теперь будут не государственные новости, а новости АО "Общественное российское телевидение" с почти половинным участием частных структур, и это, дескать, свидетельствует об отказе власти от информационного рупора, - отговорка. Встал- то во главе этих новостей пресс-секретарь и доверенное лицо Чубайса Аркадий Евстафьев.

Вероятно, с точки зрения политической лояльности в первую очередь и рассматривались, и были отобраны претенденты на акционирование со стороны частного капитала. Правда, частному капиталу по большей части ничего и не остается, кроме как быть лояльным к существующей власти. Пока эта власть сохраняется, у частных компаний и банков есть возможность работать. И в стабильности никто больше крупных бизнесменов не заинтересован. По этой причине акционеры со стороны "акул капитализма" уже открыли кредитную линию ОРТ и готовы нести убытки в связи с отказом от рекламы (а это десятки миллионов долларов).

Конечно, в отдаленной перспективе они рассчитывают и на прибыль. Она должна быть, и быть немаленькой. Но пока участие в ОРТ - скорее залог нормального существования. А еще остается любопытная возможность, открытая с легкой руки отца приватизации и члена Совета директоров ОРТ г-на Чубайса. В уставе оговорена возможность изменить уставный фонд. Например, переоценив вклады учредителей по стоимости, более близкой к реальной. В этом случае контрольный пакет акций вполне может и уплыть из рук государства. Но такую возможность следует рассматривать скорее как гипотетическую.

В общем, все нормально. Почему именно эти акционеры? А почему нет? Другие были бы не лучше и не хуже, но эти оказались богаче и сговорчивее. Почему через некоторое время реклама наверняка возобновится и снова будет приносить огромный доход? Так и это нормально - ТВ не может без рекламы, и она обязательно будет приносить деньги - не одним, так другим. Что будет с коллективом "Останкино"? Да, людей жалко, но реформы безболезненными не бывают.

Жаль только, что все эти реформы несут отпечаток не самых лучших российских традиций. Во-первых, не доводятся до конца. Только успели сказать, что все программы будут теперь попадать в эфир на конкурентной основе, только успели независимые телекомпании выйти из числа акционеров, как на совещании у премьера Черномырдина 29 марта руководители "Останкино" и ОРТ уже почти забывают о бурях недавних противоречий. И речь идет о госзаказе для "Останкино". То есть о льготных условиях, если не о полном освобождении от конкуренции в попытке продать свой товар.

Ну и ладно, вроде бы - канал-то все же стал другим. Единица вот переместилась. Государство добилось своего, расставив на ключевых телепостах кого надо, и, может, не очень стремится к дальнейшим перестройкам. Но это-то и есть вторая традиционная черта, уже упомянутая в начале. Сегодня государство - это они. Тот-то, тот-то и тот-то. А завтра?

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы