aif.ru counter
05.10.1994 00:00
89

АКТУАЛЬНОЕ ИНТЕРВЬЮ. Чем сейчас занимается контрразведка

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 40 05/10/1994

Беседа нашего корреспондента Александра ЦЫГАНОВА с директором Федеральной службы контрразведки РФ Сергеем СТЕПАШИНЫМ.

- Можно рассчитывать на откровенный разговор с вами?

- Упаси Господь, чтобы спецслужба была полностью откровенной. Тогда она прекратит свое существование.

- Опять прошли слухи о реорганизации ФСК. Это просто вам не дают спокойно спать или за этими разговорами что-то есть?

- А реорганизация уже проводится. С точки зрения укрепления ФСК. Создано управление специальных операций - "силовое" подразделение ФСК, которое непосредственно подключится к борьбе с терроризмом. Проводим первые учения с "Альфой". По пресечению воздушного терроризма мы являемся ведущим ведомством...

- То есть споров с МВД о том, кому освобождать заложников, уже не будет?

- Нет, мы с Виктором Федоровичем Ериным договорились.

Второе: практически решен вопрос о следствии. После принятия закона о ФСК будем восстанавливать свой следственный аппарат.

Решается вопрос о создании региональных структур ФСК. Создаем информационные системы.

- Существует мнение, что ФСК сегодня потихоньку закрывается от общественности...

- По-моему, из всех спецслужб России о ФСК как раз больше всего информации в СМИ, что меня как директора, откровенно говоря, не особенно радует. О результатах же деятельности (в пределах допустимого) мы оперативно оповещаем средства массовой информации. Очень интенсивно работает наш пресс-центр.

- И все же раньше нам докладывали о задержанных шпионах, агентах, об успехах в защите нас. Теперь - лишь изредка что-то такое промелькнет, и все. Никакой "раскрутки" деятельности ФСК!

- "Аргументам и фактам" я скажу честно, что в этом году нашими органами было задержано агентов иностранных разведок больше, чем за предыдущие пять лет деятельности КГБ и МБ, вместе взятых. О всех подобных задержаниях я немедленно докладываю Президенту, через свои каналы информирую посольства соответствующих государств...

Но мы исходим из того, что наша профессиональная работа не должна мешать межгосударственным отношениям. Не раздуваем значение этих фактов, учитывая что разведывательная деятельность так или иначе неизбежна - как один из инструментов государственной деятельности. У Президента же есть хороший аргумент в разговоре с представителями некоторых стран. И он этим пользуется.

- А кто больше всего ведет разведывательную работу на нашей территории?

- Я не хочу никого называть. Помните, я говорил, что откровенная спецслужба перестает быть спецслужбой? Но нас волнует ситуация с некоторыми странами Дальнего Востока, а также с некоторыми исламскими государствами. Кроме того, появилась новая тенденция - активная деятельность на нашей территории спецслужб из республик бывшего Советского Союза. Честно говоря, мы были несколько шокированы: вышли все, как говорится, из одного гнезда, из одних школ КГБ, и вдруг их сотрудники работают на территории России!

- Это Прибалтика?

- Не только. Но в любом случае мы нейтрализуем работу этих спецслужб на нашей территории независимо от отношений России с этими государствами.

- А как идет эта работа? С помощью уколов зонтиком тоже?

- Подобного рода методы ФСК не использует.

- Применяются ли в ФСК детекторы лжи? Используются ли экстрасенсы? Есть ли основания для разговоров о психотронном оружии? Верны ли утверждения, что некоторые сотрудники КГБ были причастны к формированию "Белого братства", которое якобы являлось экспериментом по исследованию возможностей управления большими массами людей через их "зомбирование"?

- Детектор лжи у нас есть - "Полиграф". Мы иногда проверяем своих сотрудников. Психотронное оружие ФСК никогда не создавала и не создает и его не применяет. Это относится и к так называемому "зомбированию". Что же касается экстрасенсов, то у меня их было несколько. По некоторым эпизодам они давали нам свои рекомендации, но пока ничего не подтвердилось.

- В начальственных кабинетах снова боятся прослушивания. Это субъективные проблемы или люди знают, чего бояться?

- Это вы спросите у них. Я, например, в своем кабинете не боюсь. Во-вторых, мы совершаем оперативно-технический контроль только с санкции суда.

- Многие отмечают серьезное уменьшение количества анекдотов на политические темы. Две версии объяснения этого феномена: какой-то лондонский институт прекратил подрывную работу... или КГБ перестал вести двойную игру.

- Нет, КГБ никогда анекдотами не занимался. Сами их не распространяли. А вот почему перестали ходить анекдоты? С одной стороны, люди устали от политики. С другой, у них есть возможность говорить все, что угодно, где угодно, о ком угодно, как угодно. (Меня поразило хамство Руцкого в недавних "Подробностях", когда он оскорбил Гайдара. Я бы на месте Егора Тимуровича просто так ему это не спустил.) Хотя новые анекдоты все же есть.

- А ведет ли ФСК отслеживание организаций, выступающих за насильственное свержение государственного строя, - фашистских, нацистских и других радикальных партий?

- Осуществление контроля за деятельностью политических партий и общественных объединений не входит в компетенцию Федеральной службы контрразведки. Вместе с тем, в соответствии с положением о ФСК, органы контрразведки "разрабатывают и осуществляют меры по борьбе... с незаконно созданными вооруженными формированиями, незаконно созданными, а также запрещенными общественными объединениями, посягающими на конституционный строй РФ".

- Кто из оппозиционеров имеет на сегодня наибольшие шансы получить власть, сменить президента? Следите ли вы за политическими событиями с точки зрения профессионального анализа? Ошибаетесь ли вы в своем анализе и прогнозе?

- У нас был точный прогноз по выборам в Государственную Думу в отношении партии Жириновского - мы дали прогноз 23,5% голосов. У нас была закрытая информация - о положении в стране. Мы проводили социологический опрос в 6 регионах.

У нас есть и институт, и лаборатория, и информационно-аналитическое управление - самое сильное в стране. Пока ошибок грубых в наших прогнозах не было.

Что касается будущего президента, я считаю, что на сегодня наибольшие шансы у Ельцина. Однозначно могу сказать, что не имеет шансов Руцкой, хотя он очень активно себя ведет: у нас не было в истории СССР и России генерала, который бы три раза сдавался в плен.

- Два.

- Три. Два раза в Афганистане и один раз здесь.

- А вас не тревожит, что после всех путчей наше государство вновь выстроено так, что вот мы с директором ФСК сидим и рассуждаем на тему будущих выборов, а кто- то из "бешеных", придя к власти, все обрушит, устроит кровавую бойню, все государство переиначит под свой личный вкус?

- К сожалению, в России всегда смена лидера была связана с резкими переменами. Думаю, есть риск и сегодня. Выборы на фоне продолжающегося спада производства, серьезных экономических и социальных потрясений - непредсказуемая вещь. Сперва надо изменить экономический фон, на что у нас есть все шансы в будущем году.

Далее. На выборах победит тот, кто сумеет навести порядок с преступностью. С голоду никто не умирает - но многие люди ужасно раздражены обвальной преступностью, разборками мафиозных кланов и т. д. Надеюсь, что с помощью Думы, которая примет наконец-то нужные нормативные документы, мы справимся. В следующем году прорыв должен быть. И уже сейчас мы стараемся выступать все вместе - с МВД, законодателями.

Очень нужны новые законы. Экономические, финансово-кредитные преступления сегодня остаются чаще всего безнаказанными: нет нормативной базы, не принят новый Уголовный кодекс. Зачастую проводятся заведомо невыгодные государству экономические решения, соглашения и договоры, которые наносят колоссальный вред государству - и за это не посадишь! Потому что даже взятку - а там она, безусловно, присутствует - не докажешь.

- Контролируете ли вы все территории?

- Мы структура строгого вертикального подчинения.

- Означает ли это, что вы твердо контролируете и Северный Кавказ?

- Да. В том числе и Чечню. Как территорию Российской Федерации. И в чем бы меня ни обвиняли Дудаев и его приспешники, часть из которых работает в Москве, - это территория Российской Федерации. Говорили, что в Чечне в плен взяли нашего сотрудника. Как это можно - на территории России? Мы его вызволили. Могли бы и силовым методом. Это же территория России.

Это моя позиция. Я ее и не скрываю.

- А не вызовет ли это потоки крови?

- А разве сейчас мало крови в Чечне? В большинстве - это старики, женщины, дети. А сколько мафиозных группировок из Чечни пришло сюда? Сколько оружия с ними? Сколько захватов самолетов и вертолетов? На последнем я был. Четыре женщины и девочка погибли. Это страшно. И мы будем спокойно на это смотреть?

Нет. Чечня будет выполнять законы Российской Федерации. И руководители республик и краев Северного Кавказа поддерживают нашу позицию. Да и большинство жителей Грозного устало от этого.

Другое дело - с помощью силового ввода российских войск туда мы ничего делать не будем. Я категорический противник этого.

- Но ведь спецметоды вы не применяете?

- И других методов, поверьте, много.

- Калугина не хотите взять на работу?

- Нет. Калугин - профессионал, но есть понятия некой корпоративной этики.

- Сейчас на митингах власти обвиняются в служении сионизму. Сколько лиц еврейской национальности у вас работает?

- Я не задумывался об этом. Они у нас работают. Главное - чтобы это были профессионалы. А национальных проблем у нас нет.

- Уютно ли ФСК в нынешнем государстве? Есть ли крылья у вашей службы?

- Есть голова. Есть руки. Есть ноги. А крылья - это дело пегасов. А в целом ФСК в структуре нашего государства нашла свое место.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество