75

ПО СЛЕДАМ СОБЫТИЙ. Германия с нами и без нас

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 37 14/09/1994

Итак, наши войска из Германии выведены. Российский Президент, как когда-то его самый главный оппонент - Михаил Горбачев, стал "лучшим другом Коли", как в шутку наши юмористы называют федерального канцлера Германии Гельмута Коля. Но вопросы остались: нужно ли было выводить войска, а если нужно - в такие ли короткие сроки, не продешевили ли мы?

Н. Рыжков: Как это было или Ушли побежденными

Решение о выводе войск из Германии, Чехословакии, Венгрии Горбачев принимал практически единолично, - вспоминает экс-премьер СССР Николай Рыжков. - Исключение было одно - Э. Шеварднадзе. Мы оказались перед свершившимся фактом, когда узнали, что в Ставрополе Горбачев договорился с Колем о выводе наших войск за 4 года. За эту "скорость" немцы должны были заплатить нам 16 млрд. марок (8 млрд. - на транспортировку и столько же - на строительство жилья).

УЧИТЫВАЯ, что за рубежом находились наши самые лучшие, отборные части с первоклассной техникой, на родине их, естественно, хотели разместить поближе к западной границе СССР: на Украине, в Белоруссии. Там и строились военные городки.

С распадом Советского Союза новостройки оказались на чужой территории. На российской земле осталось лишь небольшое их число. Поскольку ситуация круто изменилась и вся нагрузка по приему войск легла на одну Россию, надо было поставить вопрос о переносе сроков вывода войск и об увеличении средств, выданных Германией для строительства жилья военнослужащим, уже на территории России. Но это, к сожалению, не было сделано.

Кроме того, нигде - ни в Германии, ни в Венгрии, ни в Чехословакии - нам не вернули хотя бы часть денег за оставленную на этих территориях материальную базу. В Венгрии нашего добра было на 2,5 млрд. руб., в Германии - на 30 млрд. руб. (когда доллар "стоил" 64 коп.). Были приняты "нулевые варианты" - никто никому не должен. Я и министр обороны настаивали на том, чтобы эти страны в любой форме возместили нам хотя бы частичную стоимость тех заводов, складов, которые мы, уходя, оставляем. Горбачев - любимец Запада - решил, что, ладно, потом как-нибудь договоримся...

Сейчас идут разговоры о воровстве и различных махинациях в ЗГВ с военным имуществом и боевой техникой. И это связано с тем, что государство не внесло ясности, где чья собственность. И к военным, как пиявки, присосались фирмы, которые быстренько прибрали все к своим рукам. Раз не позаботилось государство - кто-то позаботился без него, но в свою пользу.

За 4 года мы вывели 500 тысяч своих военнослужащих. Но почему наше руководство не настояло на том, чтобы с Запада параллельно с выводом наших войск ушли войска Великобритании, США, Канады? (Их там 150 - 200 тысяч.) Думаю, что они там еще долго будут оставаться, так как существуют подспудные политические мотивы, которые заставляют эти страны держать свои дорогостоящие корпуса в западной державе.

Налицо парадокс: те, кто победил, ушли скорее, чем те, кто "присутствовал" при победе. Придя как победители, мы ушли как побежденные.

Дм. Якубовский: Нас просто вытолкали в спину

Дмитрий Якубовский пытался разобраться с нашей собственностью в Германии еще четыре года назад. Добился у Язова самолета, вылетел в Германию, но летчику приказали возвратиться в Москву. Якубовского это не остановило. У него и сейчас сохраняется свое "особое мнение" о наших счетах с Германией.

БЫВШИЙ начальник Генштаба ВС СССР говорил, что Горбачев и близко не подпускал военных к решению этого вопроса на завершающем этапе, а все определял сам.

Безусловно, выводить войска было необходимо. Однако происшедшее никак нельзя назвать планомерным выводом войск: это было какое-то страшное, повальное бегство. Если англичане 60 тыс. военнослужащих выводят семь лет, американцы - две дивизии с Филиппин 12 лет, то почему мы должны полумиллионную группировку войск вывести за 4 года? Конечно, эвакуировать такую группировку можно и за год: ведь в ходе Великой Отечественной войны многомиллионные армии за 4 года переместились дважды: от Берлина до Москвы и обратно. Но это не вывод войск. Вспоминаю, как один из бывших командующих Западной группой войск отвечал немцам на их настойчивые вопросы о том, когда будет выведена та или иная часть: "Я в 45-м году сам сюда пришел, вас не спрашивал, и уйду сам, докладывать не буду. Не надо толкать в спину". Его вскоре сменили.

Если же подходить с правовой точки зрения, то следовало бы руководствоваться германским законом "О новых собственниках". Закон этот четко и ясно утверждал: если собственность, находящаяся в ведении собственника, приобретена им добросовестно, то он, бывший собственник ГДР, признается нынешним собственником Германии. Но что такое "добросовестное приобретение"? Ведь эта собственность была отобрана у немцев Советской Армией. Но в законе имеется сноска: если в прошлом собственность принадлежала преступным организациям (СС, гестапо, СД), то считается, что собственность приобретена добросовестно. А между тем более 70% нашей собственности на территории ГДР в прошлом принадлежало преступным организациям. И следовало бы так и сказать: это наша собственность, но теперь мы отдаем ее вам по коммерческим ценам.

Это было бегство не только по срокам, но и по существу, потому что мы выводили войска в большинстве случаев в никуда. И тем самым по сути дела способствовали разжиганию антиправительственных настроений в армии, давая почву оппозиции для расширения ее социальной базы, подрывая собственный престиж во всем мире.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы