aif.ru counter
81

В МОСКВЕ ЕСТЬ ТРИ СТАНЦИИ СПЕЦСВЯЗИ. Опасные связи

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 24 15/06/1994

Никто, пожалуй, не скажет точно, как и когда в нашей стране впервые появилась система правительственной связи, известной в народе как "вертушка".

Кем придуман этот термин, тоже неизвестно. Есть мнение, что слово родом из октября 17-го, когда вождь мирового пролетариата крутил ручку аппарата в Смольном, пытаясь дозвониться до своих коллег-революционеров. Позже, уже в Кремле, годах в 1918 - 1920-м, появились спецкоммутаторы, ставшие предтечей партийной "вертушки".

ВООБЩЕ узнать что-либо о правительственной связи времен Сталина необычайно трудно. Скажем прямо, немного осталось людей, имевших прямое отношение к этим "опасным связям". Дожили до пенсии разве что простые шоферы, те, что развозили связистов по домам (но не оперативные бригады по объектам). Тем не менее, доподлинно известно, что специальная кабельная линия шла на сталинскую дачу. По всей ее протяженности стояли офицеры НКВД.

Золотой век правительственной связи - времена Брежнева. При нем полностью сложилась система абонентов, их иерархия. Заветный аппарат был положен "по должности" - начиная с замминистра. Обороны или культуры, неважно.

Непосредственный приказ на установку давал начальник управления правительственной связи КГБ СССР.

Застой застоем, а людям служить при спецсвязи было очень хорошо. Офицеры получали свыше 300 руб. - учитывалась секретность. Работа здесь считалась у связистов высшей ступенью в служебной карьере. Теперь не то: зарплата - от 230 до 400 тыс. рублей, нагрузки растут, да и престиж уже не тот. В общем, уходит молодежь к коммерсантам.

В МОСКВЕ существуют три глобальные станции спецсвязи. Одна из них находится в ведении Главного управления охраны Президента (и располагается на территории Кремля), а две другие - Федерального агентства правительственной связи. К этому агентству относятся еще и войска спецсвязи. Базируются они неподалеку от Москвы. На вооружении имеют и спутниковые станции, и так называемые тропосферные (работающие с помощью направленной антенны). Выезжает, к примеру, Президент в какой-нибудь медвежий угол, где связи никакой нет, тут войска ее и обеспечат. Но просто так их не задействуют, по большому счету они в резерве на случай боевых действий или "мирной" оперативной ситуации, такой, как октябрьские события.

Первые лица государства ни секунды не должны оставаться без связи с миром. Потому и в машинах у них устанавливается станция, защищенная от прослушивания, и на дачи линии тянут, благо, что не в Сибирь. Дачи у руководства страны или в самой Москве, или неподалеку, у окружной (по Рублевскому, Варшавскому шоссе, Ярославскому направлению). Работники, занимающиеся прокладкой таких линий, по долгу службы вступают в контакт с начальственными абонентами. А чаще - с их родственниками, которым зачастую хочется самим поскорее проверить новый аппарат. Неопытные связисты в таких случаях, бывает, посылают их... на кухню, приняв за обслугу. А как-то у одного важного министра ребята, выполнив "боевое задание", решили искупаться в бассейне, пока хозяев нет. Но тут они как раз пришли - и очень огорчились.

С ВИДУ правительственные телефоны практически ничем не отличаются от обычных. Только кнопочек побольше и гудят тоном ниже, да и слышно в них почище.

Телефонов у очень большого начальника на столе может быть и четыре, и семь: оперативной связи, ВЧ-связи с другими городами и бывшими республиками, внутригородских линий АТС-1 и АТС-2. Но это вовсе не значит, что чем значительнее человек, тем больше у него на столе телефонов. Аппарат может быть вообще один, но с хорошим "концентратором", позволяющим кнопкой менять линии и видеть, кто вызывает.

Сейчас трудно сказать, кому какая связь положена по заслугам. По сравнению с брежневскими временами число абонентов выросло в 1,5 - 2 раза. Существуют специальные телефонные справочники - их всего 3 или 4, по 100 - 150 листов, на каждом -15 - 20 фамилий, без званий и должностей. По Москве номера шестизначные, для других городов надо набирать код, и конечно, не такой, каким мы обычно пользуемся.

ИНТЕРЕСНО, что сейчас к правительственной связи при желании могут подключиться крупный банк или фирма - надо только заплатить. Установка телефона в зависимости от удаления объекта от центра города может стоить сотни миллионов руб. Ежегодная плата за один номер составляет 500 тыс. руб. в год. Зато надежность и престиж. Есть много способов защиты правительственной связи. Во-первых, внешняя - линии прячут в металлические "рукава". Внутри самого кабеля включены шумы, затрудняющие работу приборам подслушивания. Если каким-нибудь хитрым манером сквозь шумы удастся пробиться, то голосов говорящих все равно не разберешь: у абонентов установлена специальная шифровальная аппаратура. И дешифровальная, конечно, тоже, так что по кабелю идет шифровка, а на выходе - обычный человеческий голос.

Иногда в кабель еще закачивают воздух. Если кто-нибудь повредит оболочку, сработает сигнализация, и к этому месту сразу подъедут люди "в штатском".

СЕТЬ спецкабелей раскинулась по всей Москве. Они, как правило, идут рядом с обычными телефонными линиями. Только на какие-нибудь заглубленные объекты, типа бункеров гражданской обороны, приходится вести кабели отдельно. Это резервные линии, они сейчас никак не задействованы, но содержатся в порядке и регулярно проверяются. Есть и запасные подстанции на случай чрезвычайных обстоятельств. Это объекты с еще большей степенью защиты соответственно и более дорогостоящие. Некоторыми владеют муниципальные власти, и подчас владеют довольно своеобразно - сдают в аренду коммерсантам, чтобы не простаивали. Пока войны нет.

На линиях правительственной связи, как и везде, случаются аварии, но абоненты этого даже не замечают: немедленно сигнал посылается по другому кабелю, через другие подстанции. Потом, в спокойной обстановке, все восстанавливается. Тут уж рабочих часов никто не считает, не имеет права сказать: "Завтра доделаем...".

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы