57

МАЛОИЗВЕСТНЫЕ СТРАНИЦЫ ПЕРИОДА ПОСЛЕВОЕННОГО ВОЗРОЖДЕНИЯ. Бумеранг репараций

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 20 17/05/1994

Чудо послевоенного возрождения - быстрого выхода СССР из тяжелейшей разрухи во второй половине 40-х годов - по сей день привлекает внимание людей, даже далеких от исторической науки: "ведь сумели же!" За счет чего? Однозначных и простых ответов здесь нет. Однако сегодня есть возможность проанализировать ранее не известные цифры и факты.

НА ОГРОМНЫХ территориях СССР военный смерч не пощадил никого и ничего. К 1945 г. валовой общественный продукт упал до 83% от довоенного уровня. Послевоенный пятилетний план, как казалось многим современникам, ставил нереальные задачи: восстановить разрушенное хозяйство, превзойти довоенный уровень в значительных размерах.

Но прошли месяцы, первые год, два и сказка в известной степени стала превращаться в быль. По выработке электроэнергии довоенные показатели были достигнуты в 1946 г., по производству стали, тракторов, автомобилей, цемента - в 1948 г., чугуна, нефти, строительного кирпича, бумаги - в 1949 г., тканей - в 1950 г.

Конечно, сыграли свою роль и политическая стабильность (сейчас, правда, известна ее цена), и планово-административная система, действовавшая успешно в условиях чрезвычайщины, и широкое использование военных методов, и наличие укрепившейся базы на Востоке, и на начальном этапе - огромный моральный подъем, вызванный Победой.

ЧУДО? НЕТ, "СПЕЦИМПОРТ"

НО ТОЛЬКО ЛИ в этом состоял секрет "русского чуда"? Посмотрим на такие цифры. В 1940 г. станочный парк советской промышленности насчитывал 710 тыс. единиц. За годы войны приблизительно 175 тыс. было расхищено оккупантами, погибло. Да и оставшиеся 535 тыс. морально устарели, физически сильно износились, утратили былую производительность. За 1943 г. было выпущено 14 тыс. станков, из которых абсолютное большинство пошло на военные заводы; задание на 1944 г. составило скромную цифру: 21 тысячу. Стало быть, в 1945 г. станочный парк промышленности СССР не мог превышать 570 - 580 тыс. единиц.

Сравниваем эти цифры с официальной статистикой. И тут, действительно, начинаются чудеса. Оказывается, в 1945 г. парк металлорежущих станков составлял не 570 - 580 тыс. единиц, а... 928 тысяч!

Смотрим дальше: за 1946 - 1950 гг., по тем же официальным данным, в стране было выпущено 290,7 тыс. станков, а к началу 1951 г. станочный парк вырос, оказывается, на 529 тыс. и составлял 1507 тыс. единиц. И это при том, что "холодная война" уже началась и поставки оборудования союзниками были практически сведены на нет!

Стало быть, подобно манне небесной, в конце войны и в первые послевоенные годы на отечественную промышленность обрушился поток оборудования, станков, исчислявшийся сотнями тысяч единиц.

В действительности все объясняется достаточно просто. В конце войны, после капитуляции, с территории Германии и ее сателлитов в качестве трофеев, репараций вывозились целые заводы. Все это скромно именовалось "специмпортом".

На улицах городов появлялись новенькие легковые машины, на письменных столах - пишущие машинки, как две капли воды напоминавшие немецкие модели. В строй вступали подводные лодки, закладывавшиеся на германских верфях.

Этот своеобразный допинг и стал одним из немаловажных источников "чуда возрождения".

В ЧУЖОМ ПИРУ ПОХМЕЛЬЕ

В ТОГДАШНИХ условиях репарации воспринимались как нечто естественное: похожим образом в отношении поверженной Германии действовали и западные союзники. Но в то время как союзники вывозили новейшую научно-техническую документацию, самых талантливых ученых, конструкторов, Советский Союз, не пренебрегая при случае и документами, и специалистами, и новейшими технологиями, огромные усилия направлял на вывоз машин и оборудования.

Немецкое, как и советское, оборудование в подавляющей массе работало все годы войны на износ, морально и физически устарело. Оно могло помочь и помогло! - быстрее преодолеть на первых порах разруху. Но чем дальше, тем больше эти миллионы устаревших машин превращались в петлю на шее экономики.

Поток же новых станков и оборудования, выпускавшихся отечественными заводами и поступавших с конца 40-х гг. по репарациям, шел преимущественно на восстанавливаемые и на вновь возводимые предприятия. Построенные же ранее предприятия, располагавшие высококвалифицированными кадрами, становились своеобразными музеями промышленного антиквариата.

По данным таких известных ленинградских заводов, как Кировский, Ижорский, Металлический, и некоторых других, к концу 50-х гг. только 29 % оборудования имело износ до 20 %; 57 % оборудования - от 21 до 60 %, а 14 % - свыше 60 %. Состав машинного парка отличался исключительной пестротой. Достаточно сказать, что 3,5 тыс. токарных станков относились к 880 различным моделям.

Современная техника в то время в СССР действительно создавалась и внедрялась. Но если доля валовых затрат на машины и оборудование в общей сумме капитальных вложений к началу 50-х гг. в США составляла 65%, то у нас приблизительно 23%. В результате за первое послевоенное десятилетие США сумели коренным образом обновить машинный парк индустрии. Советскому Союзу подобная задача вследствие грубых просчетов, ошибок в инвестиционной, промышленной политике и иных причин оказалась не по плечу.

В оправдание растущего отставания народного хозяйства в советской науке была выдвинута даже теория, согласно которой "при социализме категория морального старения машин не действует".

Мир вступал в эпоху научно-технической революции, у нас же ее в то время просто "не заметили".

Александр ВАКСЕР, доктор исторических наук.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах