aif.ru counter
27

ТОЛЬКО ДЛЯ ЧИТАТЕЛЕЙ "АиФ". Оптимист в море пессимизма

С Председателем Государственной Думы РФ Иваном РЫБКИНЫМ беседует корреспондент "АиФ" Дмитрий МАКАРОВ

С Председателем Государственной Думы РФ Иваном РЫБКИНЫМ беседует корреспондент "АиФ" Дмитрий МАКАРОВ.

- Многие российские политики и политологи полны сегодня мрачных предчувствий. Производство падает, инфляция растет, на окраинах России бушуют этнические конфликты, а в российском правительстве к власти пришли консерваторы. Скажите, каким вы видите ближайшее будущее России?

- Я бы все же назвал себя осторожным оптимистом. Да, конечно, кризис всеохватен и преодолеть его непросто, но мне кажется, мы подошли к такому рубежу, когда люди начали понимать не только там, внизу, но и здесь, в верхних эшелонах власти, что важнее всего созидательное начало и национальное согласие. В этом главный источник моего оптимизма.

Важнейшее отличие нынешнего правительства и парламента от тех, что существовали до октября прошлого года, состоит в том, что они готовы и уже начали взаимодействовать. Это всегда было непросто, но сегодня абсолютное большинство тех, кто в разное время вышел из правительства, работает в Государственной Думе и в Совете Федерации. Они или люди, сходные с ними по убеждениям, работают сегодня на ключевых постах комитетов и комиссий парламента.

Только что руководство Думы и правительство подготовили консолидированный доклад о состоянии экономики страны. В ближайшие дни он будет представлен на парламентских слушаниях.

- Я очень боюсь, что слова о взаимодействии, хотя и очень красивые, окажутся пустым звуком. Правительство, никого не спрашивая, уже направило триллион в сельское хозяйство. Мы с вами прекрасно знаем, что деньги эти немедленно окажутся на бирже, потому что от земли не получить таких гигантских прибылей, какие даст на бирже игра на повышение курса доллара. Деньги до крестьян просто не дойдут, а российская экономика покатится по украинскому пути.

- Опасения ваши совершенно обоснованны. Нельзя превращать Россию во вселенский собес...

- А если правительство это сделает и вас не спросит?

- У Думы есть мощное средство контроля - бюджет. В бюджетном комитете собраны самые сильные экономисты и финансисты, принадлежащие к разным фракциям, - М. Задорнов, А. Починок, Г. Кулик. Как и многие мои коллеги, я категорически против бездумной накачки денег в экономику, поэтому бюджет будет достаточно жестким. Бюджет - это закон для правительства, и для его контроля создается Счетная палата, в которой будут работать 530 человек. Органы Думы в скором времени смогут через свои комитеты контролировать предоставление кредитов именно под конечный результат.

- По Конституции вы должны давать согласие на назначение премьера. Но на Черномырдина согласился еще съезд нардепов, а вашего согласия почему-то не спрашивают, хотя все его правительство почти полностью изменилось.

- Нам объясняют, что идет реорганизация, а не смена кабинета. Не стоит пока забегать вперед. Нужно подождать до 18 февраля, когда Президент выступит в Думе с посланием.

- Боюсь, что даже контроль над правительством мало что даст. Власть постепенно перетекает к чиновникам, которые ни парламенту, ни правительству не подотчетны.

- Это только так кажется. Я убежден, что власть действительно утекает. Но не из правительства в президентские структуры, а из центра в регионы. И слава Богу. Но нужно четкое разделение: что из властных полномочий должно уйти в регионы, чтобы они лишнего не съели и не мучились бы от несварения, а что оставить для федерального уровня. Этого до сих пор не сделано.

Кроме того, все три власти должны четко разделить: кто что должен контролировать. Чиновник, вышедший из-под контроля, превращается в самодовлеющую фигуру. И в конечном итоге ему становятся подотчетными и Президент, и премьер, и парламент.

Перед другими властными структурами мы имеем то преимущество, что наше обсуждение кандидатур на любые посты носит публичный характер. Мы формируем общественное мнение. И чем дальше, тем сильнее будет звучать его голос. Сегодня, может быть, кто-то, наплевав на парламент, добьется локального успеха, но в конечном итоге его обязательно ждет провал, громадный и всесокрушающий. Не случайно молодые перспективные политики пошли в Думу...

- Соломку подстелить на тот случай, если Черномырдин не возьмет в правительство.

- Не только, хотя житейский смысл в этом, безусловно, присутствует. Вы посмотрите, какие люди здесь собрались! В высшей степени толковые, целеустремленные. Они кровно заинтересованы в том, чтобы поднять статус Думы.

- Вы сказали, что чиновники должны находиться под контролем, но Совет Федерации - это провинциальные чиновники, возведенные в абсолют. Как можно их контролировать на местах, если Совет Федерации представляет собой высшую власть в стране? Это же худший вариант Верховного Совета.

- Скрывать не стану, есть и у меня опасения на этот счет. Но скажу и другое. Как бы там ни было, все они прошли через фильтр выборов. Это было непросто. Наряду с руководителями регионов там есть и люди, которые имеют должности незначительные или вообще никаких должностей не занимают. И все же их высокий реформаторский потенциал на выборах был замечен. А вы знаете, что на любом собрании, если присутствует хотя бы 10% таких людей, то они являются мощнейшим раздражителем. А в Совете Федерации таких "раздражителей" и слева, и справа хватает. Чиновнику там оставаться чиновником непросто. Ему уже приходится мыслить масштабами государства.

- Иван Петрович, очень большое беспокойство вызывает армия. При относительно небольших окладах им еще и не платят по нескольку месяцев. Кто-то в руководстве России упорно играет с огнем. Можете ли вы сделать официальное заявление по этому поводу?

- Мне эта проблема очень хорошо знакома, мои братья служат в армии. На заседании Госдумы 4 февраля прозвучало обещание министра финансов и председателя Центробанка незамедлительно поправить создавшееся положение. Я лично проконтролирую его выполнение.

- Встречались ли вы с Президентом после избрания вас на пост Председателя Госдумы?

- Трижды. Одна встреча была в ходе поездки в С.-Петербург на 50-летие прорыва блокады и две - деловые. По всему этому кругу вопросов, о чем мы сейчас с вами говорим, у меня с Президентом состоялся подробнейший обмен мнениями. В конце концов мы пришли к убеждению, что по многим вопросам у нас сходные взгляды.

- Скажите, положа руку на сердце, продолжаете ли вы себя считать коммунистом?

- Ну что такое коммунист? Когда в 1918 г. присваивалось новое название партии, была пора военного коммунизма. Тогда действительно по-коммунистически разделили все поровну и в деревне, и в городе. Находясь в эйфории гражданской войны, отошли от социал-демократии. В годы нэпа вновь к ней вернулись, а потом пытались состояние военного коммунизма снова продолжить. И пережили мы из-за этого суровые потрясения.

Дела сейчас таковы, что от этих всех кличек и названий нам побыстрее надо уходить и не оглядываться. Кто-то хорошо сказал: мы идем спиной вперед, а так идти очень опасно. Те, кто называют себя сегодня членами РКП, вряд ли являются коммунистами по своей сути. Ведь у них в программе записано о многообразии форм собственности, форм хозяйствования и равенстве их перед законом. Сегодня в Думе во фракции коммунистов сидят предприниматели и банкиры. Во фракции аграрников - фермеры, банкиры, юристы, экономисты и даже антикоммунисты. Фактически многие прежние ярлыки просто- напросто устарели.

Смотрите также:



Актуальные вопросы

  1. Как выбрать натуральный майонез?
  2. Что говорится в отчете США об аварии на Чернобыльской АЭС?
  3. Как хотят выявлять алкозависимых сотрудников?