91

3 суток под водой. Без сигарет и туалета...

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 33 17/08/2005

Сегодня, когда смертельная опасность для экипажа батискафа АС-28 ("Приз") уже позади, капитан первого ранга Валерий ЛЕПЕТЮХА может позволить себе с определенной долей юмора вспоминать о некоторых деталях подводного плена.

Почти штатные обстоятельства

- ВЫ, КАК военный моряк, прекрасно знаете реальное положение дел на флоте. Неужели до последнего были уверены, что вас спасут, или, не задумываясь, бросили эту фразу в объективы телекамер?

- Я и сейчас не сомневаюсь, что, даже если бы англичане запоздали или у них что-то не получилось, нас все равно бы вытащили. Мы обсуждали с командованием разные варианты спасения, но они были довольно рискованны. Планировалось, что в крайнем случае аппарат зацепят якорем и просто оторвут от антенны. Правда, существовала опасность, что батискаф перевернется и в нем разольется кислота или даже начнется пожар. При таком развитии событий нам бы пришлось воспользоваться защитными средствами: противогазами, портативными дыхательными устройствами.

Я и ребятам честно сказал: нас спасут. А если не спасут, все равно не переживайте, потому что вашими именами назовут школы... В такие моменты юмор помогает.

- Были разные версии о целях вашего погружения...

- Нужно было сесть на антенну (для этого на ней предусмотрена специальная площадка), открыть две пробки аварийной продувки и всплыть, взять на судне два шланга, подвести их к этим пробкам и начать продувать антенну. Сигнала бедствия мы не подавали. Мы сообщили наверх, что не можем подняться самостоятельно.

Дурные мысли остались под водой

- МОЖЕТЕ вспомнить самый сложный момент за эти 78 часов?

- Особых приключений не было, паники тоже. Каждый, конечно, думал о чем-то своем, но вслух это никто не высказывал. Все дурные мысли остались под водой.

- Недостаток воздуха сильно ощущался?

- В общем-то, да. Мы экономили запасы кислорода. Одна банка регенерации рассчитана примерно на 8 часов, а мы дважды протягивали ее по 15. Потом хотели довести до суток, но продержались только 19 часов, дальше начались явные признаки превышения содержания углекислого газа. Становилось жарко, появлялась бешеная одышка: сделаешь два шага - и восстанавливаешь дыхание 15 минут. Некоторых ребят рвало.

- Валерий, вы человек курящий. Как вам удалось выдержать столько времени без сигарет?

- А мы "курили". Доставали сигареты и начинали их обнюхивать, обсасывать, вроде легче становилось. Кто-то собрался табак пожевать, но потом решили, не стоит этого делать, чтобы пить не хотелось.

- Кроме производственных моментов какие темы вы обсуждали в батискафе?

- Как ни странно, говорили в основном о том, что не удалось выполнить задачу и теперь нас вряд ли пустят под воду. Решали и бытовые проблемы: Серега Белозеров у нас был барменом, открывал "кафе" 3 раза в сутки и раздавал сухари. Кстати, где-то передавали, что у нас был раскрошенный хлеб и одна бутылка воды. На самом деле воды у нас было литров 30 и примерно трехлитровая банка сухарей. Но есть особенно не хотелось, сухари даже остались. А вот без воды было тяжело, ведь мы выпивали примерно по 150 граммов в день.

- Туалеты в батискафах, насколько я понимаю, не предусмотрены...

- Это самая большая военная тайна. Наверху боялись, как все это будет происходить, ведь моча выделяет аммиак. Хорошо, что у нас были пластмассовые бутылки с крышками. Так что аммиаком не пахло.

- Что за сложности возникли во время вашего всплытия на поверхность?

- "Скорпион" уже обрезал все тросы, мы попытались подняться, но у нас ничего не получилось. Только когда в третий раз мост продули, аппарат полетел вверх. Сначала мы этого даже не поняли, а потом Серега Белозеров говорит: "А ведь мы поднимаемся". Само всплытие продолжалось минуты 3-4. Я, помню, тогда опять пошутил - ну все, мужики, вам не повезло, школы вашими именами не назовут... Ну а когда выбрались на поверхность, первым делом выкурили по паре сигарет, а уж потом стали разбираться, что к чему.

- Скажите честно, писали вы предсмертные записки или нет?

- Даже не могу представить, откуда пошла эта информация. Я уже всех ребят опросил, никто ничего не писал.

Разбор заплывов

- ВАЛЕРИЙ, когда вы планируете погружаться на батискафе, ваша супруга всегда об этом знает?

- Нет, я просто ухожу на работу, а потом возвращаюсь. Дома я никогда не рассказываю о службе. И всегда учу своих офицеров, чтобы они не болтали в кругу семьи о работе. Лучше поговорить о чем-то другом.

- У подводников есть какие-то особенные обычаи или приметы?

- У военных моряков одна примета - не выходить в понедельник в море.

- Это правда, что, когда министр обороны посетил вас в госпитале, он спросил, готовы ли вы снова погружаться под воду?

- Да, было такое. Все, естественно, ответили, что готовы продолжить службу. И это абсолютная правда. У помощника командира батискафа Милошевского в госпитале обнаружили какое-то заболевание. Он сейчас очень волнуется - как бы его не списали.

- Еще министр говорил, что все подводники АС-28 смогут отдохнуть в санатории. Вы уже решили в каком?

- Нет, пока не решил. Я и так неплохо отдохнул 78 часов в батискафе и в госпитале почти неделю...

- Неужели так затягивает подводная служба?

- Она довольно-таки увлекательна и интересна. Аппарат сам по себе небольшой, но в нем напичкано техники, как в космическом корабле. А сейчас наши батискафы будут модернизировать, планируется, что их снабдят телекамерами, тогда и случаи зацепов будут исключены...

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество