aif.ru counter
165

За границу безумия виза не нужна

Весна. Обострение. И на улицах, и по телевизору мы видим все больше людей, ведущих себя вызывающе, драчливо. Где проходит граница душевного здоровья? Как отличить психически больного от здорового, но невоспитанного человека со сложным характером? Об этом главный редактор "Аргументов и фактов" Николай ЗЯТЬКОВ беседует с доктором наук, психиатром Юджином ВЕСТОМ.

ВЕСНА. Обострение. И на улицах, и по телевизору мы видим все больше людей, ведущих себя вызывающе, драчливо.

Где проходит граница душевного здоровья? Как отличить психически больного от здорового, но невоспитанного человека со сложным характером? Об этом главный редактор "Аргументов и фактов" Николай ЗЯТЬКОВ беседует с доктором наук, психиатром Юджином ВЕСТОМ.

- ВСПЫЛИВШЕГО человека порой называют психом. Можно ли понять, что перед вами на самом деле псих, или диагноз может поставить только врач?

- По Фрейду, человек, который способен работать, содержать семью и любить другого человека, психически здоров. Эта концепция лежит в основе диагностических принципов в США. Но ни один диагноз нельзя поставить, если не задокументировать тот факт, что человек не способен функционировать в обществе и при этом не страдает от своих симптомов. Даже если видны признаки какого-то расстройства, но человек функционирует в обществе, в семье и его нарушения не задокументированы, то диагноз ставить не разрешается.

- Функционировать - это очень расплывчатая формулировка. Если человек на улице всех материт...

- Таким образом он нарушает правила поведения в обществе. Это уже нарушение функции, но негрубое, возможно, у него просто плохое настроение. Я же имею в виду неспособность работать, поддерживать семью и отношения с близкими, друзьями. Обычно такое нарушение функции выражается в личной изоляции, нетрудоустройстве.

- Некоторые политики ведут себя не совсем адекватно: дерутся на глазах у всех, обливают друг друга соком или водой, нецензурно ругаются, таскают женщин за волосы... Можно ли в таком поведении заочно заподозрить шизофрению или что-то подобное?

- Чтобы поставить правильный диагноз, надо провести длительную и откровенную беседу. Порой и этого не хватает и требуется детально узнать прошлое такого человека, его отношения с родителями, детьми. Шизофрения, скорее всего, тут ни при чем, потому что шизофреник вряд ли может попасть на пост директора банка или стать членом парламента. Как правило, больной шизофренией не способен удержаться на работе, у него идет распад личности. Грубое, наглое поведение, с насилием и неуважением к другим - это скорее антисоциальное поведение взрослой личности или попросту хулиганство. Вопрос в том, что кроется за этим хулиганством: возможно, повреждение мозга, о котором человек и сам не знает, а может, он алкоголик, который возбужден, потому что вовремя не выпил рюмку, или он принимает наркотики, стимуляторы. Речь может идти и о расстройстве личности, тревожном состоянии, депрессии.

- Если грань между нормальностью и ненормальностью такая тонкая, то как больного человека вовремя продиагностировать и начать лечить, а здорового не залечить? Ведь не потащишь же человека силой к психиатру на обследование...

- Мы уже говорили, что в конфликтных ситуациях человека могут обозвать психом. Это говорит о том, что в обществе существуют глубоко укоренившиеся негативные предрассудки, связанные с психическими болезнями. Псих - значит, человек конченый. Преодоление подобного отношения - это колоссальная проблема всего общества, и работа над ее решением должна вестись на уровне правительства. С раннего возраста надо обучать детей тому, что психическое здоровье так же важно, как и физическое, чтобы люди знали, что кроется за шаблонными фразами - депрессия, тревожное состояние и т. д.

Если коллега кашляет в течение трех месяцев, вы наверняка побеспокоитесь за него и предложите сделать рентген легких. Если дома или в офисе кто-то постоянно трясет ногами, не может сосредоточиться на работе, смотрит в окно, упускает важные моменты, прямо в лоб не скажешь: "Пойди проверься!" Но можно мягко побеседовать с таким человеком, что, мол, вы знаете его долго и в его поведении появилось что-то новое, что вас беспокоит. Если у человека нарушения мозговые или центральной нервной системы, которые могут быть восстановлены препаратами, то он сможет вернуться работать в тот же парламент и спокойно, без драк, себя вести.

Друг психиатр...

- В ВАШЕЙ практике пациенты сами приходят лечиться или кто-то их приводит?

- Я живу и работаю в Нью-Йорке. Там нет предубеждения против обращения к психиатру. Обронить на вечеринке, что вчера мой психиатр сказал то-то и то-то, - совершенно нормальное явление. В Нью-Йорке люди, особенно средний класс и выше, в большинстве случаев не стесняются ходить к своему врачу.

Если человек не заинтересован в познании самого себя, своей психики, ищет быстрое решение проблемы, я отправляю его к фармакологам, которые прописывают ему медикаменты. Но я такую психиатрию не признаю. Мои пациенты, как правило, приходят с желанием понять свою психику, то, как их воспринимают другие, понять, что не дает им возможности достичь самого высокого качества жизни, заводить семьи и иметь добрые отношения с другими людьми.

- Что становится переломным моментом, после которого нормальный человек начинает сходить с ума?

- Причин может быть много: душевная травма, пьянство, наркотики. Некоторые психические болезни дают о себе знать только в 30 лет.

- Дорого стоит психиатрическая консультация?

- Зависит от того, у кого, где и когда. В городских клиниках, которые субсидируются городом, штатом или правительством, можно обратиться за помощью бесплатно. В больнице при университете бесплатно или за символическую плату в 5-10 долларов прием ведет старший ординатор, беседу которого проверяет более опытный специалист или врач-психиатр.

- Одно время у нас шли большие дискуссии по поводу маньяков, которых признали психически здоровыми. Но разве может быть нормальным человек, который изнасиловал и убил десятки женщин?

- Здоровый человек не пойдет убивать, поэтому психическое здоровье у маньяков, несомненно, нарушено. Но экспертиза фокусируется на том, понимает ли серийный убийца то, что он делает. Если в момент убийства человек не сознавал разницу между злом и добром, тогда он признается невменяемым. Если эксперт приходит к выводу, что да, психика нарушена, но он все равно понимал, что делает, его признают вменяемым.

- Как это можно установить задним числом?

- Это трудно, поэтому этим занимается группа врачей, которые проводят несколько независимых экспертиз. Эксперты ни в коей мере не связаны с правительственными учреждениями. В этом отличие США от России.

Помогай - и не свихнешься...

- КАК американская медицина, психиатрия помогает людям пережить стрессы, которыми богата наша действительность?

- В России врачи знают о таких ситуациях больше, чем в Америке. В США никто не был готов к 11 сентября и первичная помощь очень критиковалась в прессе. Но люди вели себя героически: ушли с работы, чтобы принести одеяла и пищу тем, кого выселили из домов возле башен-близнецов. Именно такая помощь, обычное человеческое участие были самыми полезными. Обращения к психиатру стали уже вторичной волной: только через 6-9 месяцев некоторые начали ощущать, как на них повлияло это событие.

Население надо подготовить к будущим терактам. В России очень много талантливых людей, профессионалов, но нет единой программы, которая объединяла бы усилия специалистов министерств образования, здравоохранения, обороны, внутренних дел. Все друг с другом что-то не поделили и конфликтуют. Полезно было бы уже на уровне поликлиник заранее выявлять людей, у которых существует предрасположенность к серьезным психическим болезням и эти болезни могут обостриться из-за терактов. В любом случае это будет дешевле, чем потом выплачивать колоссальные пенсии по инвалидности из-за посттравматического стресса, хронической тревоги и депрессии, алкоголизма или наркомании.

Смотрите также:



Актуальные вопросы

  1. Как защитить мобильный телефон от мошенников?
  2. Что известно о Федоре Юрчихине, которого исключили из отряда космонавтов?
  3. Что известно о здоровье Анастасии Заворотнюк?