aif.ru counter
09.02.2005 00:00
75

Кто наживается на "бесплатных" лекарствах?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 6 09/02/2005

В МИНЗДРАВСОЦРАЗВИТИЯ чрезвычайно горды. На льготные медикаменты выделено 50,8 млрд. рублей - в несколько раз больше, чем раньше. Только вопрос - кому достанутся эти деньги?

ЯСНО, что их поделят между собой аптеки и поставщики лекарств, специально отобранные Минздравсоцразвития. До конца прошлой недели в цепочке были задействованы еще и частные страховые компании. Но разразился скандал: из 1200 компаний Минздравсоцразвития пустило на рынок только 12. Среди избранных оказалась фирма "МАКС-М", гендиректором которой в 1994-1998 годах работал министр Зурабов. Под давлением общественности частных страховщиков из цепочки исключили.

"Все равно осталось много вопросов, - сказала "АиФ" Оксана Дмитриева, член бюджетного комитета Госдумы. - Кто и, главное, как выбирал аптеки и поставщиков лекарств?"

Бесплатные препараты можно получить далеко не в каждой аптеке: по сравнению с прошлым годом таких аптек стало меньше на 10-30%. "Избранные" же, по свидетельству депутата, устанавливают на льготные лекарства 100-процентную наценку, в то время как обычная наценка в аптеках - 20-25%. Иными словами, с каждого выданного препарата аптекари кладут себе в карман сумму, равную второй цене. Далее: поставкой лекарств из льготного списка на всю страну занимаются всего пять (!) компаний. Только они, как утверждает Р. Хабриев, глава Росздравнадзора, имели полный перечень контрактов на 322 наименования, внесенные в реестр для льготников.

"Пять компаний получили 50,8 млрд. бюджетных денег, - заключает О. Дмитриева. - Минфин и Минздравсоцразвития должны объяснить, как такое могло произойти".

Минздравсоцразвития утверждает, что удалось отсечь от рынка лекарств региональную мафию. Региональные компании возмутились. М. Зурабов, заявили они, преувеличивает, говоря о лекарственной мафии в регионах. Конечно, здесь есть свои лекарственные короли, и коррупция среди медицинских чиновников, и конкурсы на поставку лекарств часто были непрозрачные, но станет ли лучше, если конкурсы вообще отменить, а поручить все своим компаниям?

"Зурабов хочет построить "социальный "Газпром", - говорит руководитель отдела анализа проблем финансирования социальных мероприятий фонда "Территория" (Екатеринбург) Максим Стародубцев. - Формально им будет руководить человек, назначаемый государством, а реально распоряжаться гигантскими ресурсами станут частные лица. Начнут с того, что приватизируют лечебные учреждения. Во всех регионах будет одна уполномоченная страховая компания (почему бы и не "МАКС"? Она существует почти везде), которая подменит государственное медицинское страхование".

Эксперты склоняются к тому, что в пылу борьбы с одной мафией чиновники водрузили на царство другую. Достаточно взглянуть, как формировался новый список льготных лекарств. Реформаторы утверждали, что подход будет революционным: раньше там регистрировались лекарства под торговыми марками, и каждая заинтересованная фирма теоретически могла "пропихнуть" в перечень "свой" препарат. Теперь регистрировать должны были одни химические формулы (из одного вещества могут делать десятки торговых марок, цены на которые различаются в разы). Однако в итоге в перечне все равно оказались конкретные торговые марки (десяток валидолов, парочка корвалолов), но только иные - не те, что были прежде. Видимо, их рекомендовали новые люди.

Врачи недовольны: исчезли привычные лекарства, их заменили другие - малоизвестные. " Как лечить хронических больных, которые привыкли к "своему" лекарству? - говорят в Комитете Госдумы по охране здоровья. - Люди жалуются". В перечень не вошли обезболивающие, наркотики для больных раком и психическими заболеваниями, а также инсулиновые шприцы, тест-полоски для диабетиков, перевязочные средства для неизлечимых онкобольных, кало- и мочеприемники для лежачих.

Теперь "бесплатные" лекарства обходятся государству на треть дороже. Хваленые миллиарды, выделенные на год, могут иссякнуть уже к лету. И что дальше?

Галина КОРЕНЕВА

Очень среднее лечение

Почему из перечня льготных лекарств в этом году исчезли некоторые препараты, которые мы всегда раньше получали бесплатно? Вместо них предлагают новые. И при этом в перечне до сих пор остаются дешевые устаревшие лекарства. Кто разрабатывает эти списки и чем при этом руководствуется?
И. К о в р о в, Тверь

ОТВЕЧАЕТ президент Российской фармацевтической ассоциации Александр АПАЗОВ:

- СПИСОК разрабатывает Комитет специалистов, куда входят ведущие ученые страны - главный хирург, главный онколог, педиатр, терапевт и т. д. Принцип простой: если отсутствие лекарства может привести к гибели человека, оно должно войти в перечень. Такие перечни существуют во всем мире. Первоначально список формируется по международным непатентованным названиям, иными словами, по химической формуле лекарства. Потом под них подбирают торговые марки по соотношению цена - качество. Попал в список, например, диклофенак - а у него 150 торговых названий! Тут и начинается борьба между компаниями. Если к продукции фирмы, подавшей заявку на поставку льготных лекарств, ранее были претензии по качеству или есть аналогичный более дешевый препарат, ее "отбраковывают".

Конечно, список не идеален. Ведь больные все разные, каждому требуется свое лекарство. Да и врачи, раз научившись лечить несколькими средствами, редко выписывают что-то новое. Нужно переучиваться, а это дополнительная работа, причем неоплачиваемая. Говорят, каждый препарат умирает со своим поколением. Пока живы хоть 200 человек, привыкших к одному препарату, они будут возмущаться, если он исчезнет из перечня. Хотя он уже устарел. Мало того, у каждой из 89 территорий - свои любимые лекарства.

В этом году приоритет был отдан отечественным препаратам. И тоже нашлось много недовольных. Вот наш дротаверин попал в список, а препарат под торговым наименованием но-шпа не попал. Человеку говорят: бери дротаверин, а он страшно хочет но-шпу. С другой стороны, не все импортные лекарства можно заменить. У нас не производятся инсулины, многие онкологические препараты, препараты факторов крови.

Я принимал участие в создании десятков перечней, и их всегда критиковали. И неэффективные лекарства могут в перечне остаться. Допустим, включили в список самые современные препараты, но "потянут" ли их регионы - они ведь дорогие? Когда я возглавлял Главное аптечное управление Минздрава, тогдашний министр здравоохранения А. Воробьев требовал выбросить анальгин из перечня: за рубежом от него уже отказались. Но что поставить взамен? Сейчас появился трамал, но он в отличие от анальгина может вызывать привыкание, поэтому имеет особый режим отпуска. Помню, один офтальмолог бился за новые глазные капли. Включили в список. И что? Списали! Врачи высокого уровня несут лучшие современные препараты в перечень, а "внизу", в какой-нибудь районной поликлинике, о них ничего не знают и знать не хотят. Таких примеров немало.

Список будет дорабатываться еще несколько месяцев, что-то дополнится, что-то исчезнет. Но лекарства больные будут получать.

Юлия БОРТА

Чтобы болеть, нужно быть здоровым

"ЧТОБЫ получить лекарство, надо иметь очень крепкое здоровье или, по крайней мере, выпить эту самую таблетку, перед тем как отправляться в поликлинику", - написал в "АиФ" пенсионер Александр Семенович Сидоренко из Ярославской области. И немудрено. В очереди к врачу приходится простаивать по 4-5 часов.

В Туле один доктор из поликлиники горбольницы N 5 уже уволилась - не выдержала. "Я должна потребовать от пациента удостоверение, подтверждающее право на льготы, - рассказывает врач Ольга Горелова. - Потом свериться, внесен ли он в Федеральный регистр льготников и в программу регионального отделения Пенсионного фонда. А никаких компьютеров у нас в поликлинике нет. Формы рецептов Минздрав разработал такие, что от руки их приходится заполнять по 20-40 минут. Мало того - каждый надо выписать в двух экземплярах".

Придя в аптеку, люди попадают еще в одну очередь. А отстояв ее, обнаруживают, что многих препаратов в продаже нет. В той же Туле из 1800 наименований лекарств в январе в наличии было только 200. В Брянской области еще хуже: выписано 37 735 льготных рецептов, из них 16 444 поставлены на лист ожидания, а по 6 984 рецептам вообще отказано. В Кировской области в аптеки завезли всего 15% ассортимента. Но каждый десятый медикамент оказался без сертификата качества, поэтому отпускать его было нельзя.

Комитет Госдумы по охране здоровья провел мониторинг. В Центральном федеральном округе в январе ставили на лист ожидания каждый 10-й рецепт, в Северо-Западном и Сибирском округах - каждый 5-й, в Приволжском - каждый 4-й, в Южном и Уральском - каждый 6-й. А бесплатные рецепты действительны лишь 14 дней. Если за это время лекарства так и не появляются, льготнику приходится выстаивать новую очередь к врачу.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество