61

Подкармливают ли телевизоры чиновников?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 13 30/03/2005

В марте исполнился год, как пост премьера занял не ожидаемый никем Михаил Фрадков, спокойно работавший в Брюсселе вдалеке от кремлевских интриг...

ПОЧТИ сразу новый кабинет министров попал под град критики: куда ведет страну Белый дом, какова его экономическая политика? "АиФ" решил побеседовать с "правой рукой" и экономическим советником председателя правительства Андреем БЕЛОУСОВЫМ.

- Андрей Рэмович, давайте откровенно: большинство экономистов, пытаясь угадать логику действий правительства, сходится во мнении, что нет ее, логики этой. Нет экономической политики как таковой. Кабинет министров раздирают противоречия, его кидает от либеральных идей до возврата к плановой экономике...

- Мы вынуждены действовать в ситуации, которая сложилась еще до нас. А сложилось то, что я называю "кризисом". В конце 2003 года все ресурсы, которые нам обеспечил дефолт 1998 года, исчерпали себя. И страна окончательно стала жить в основном за счет экспорта сырья. В прошлом году ВВП вырос на 7%, а экспорт сырья - на 16%! Наш ВВП растет в два раза медленнее, чем темпы, с которыми мы вывозим нефть, газ, никель, кобальт и т. д. А импорт растет в два раза быстрее, чем отечественное производство. И так происходит последние три года. И начиная с 90-х годов все больше ухудшается положение в социальной сфере: пенсионеры нищие, 60% жилых домов старше 30 лет, тепловые сети изношены, детская смертность растет... Вот с чем нам приходится работать.

К тому же возникла еще одна проблема: нашим крупным компаниям трудно выйти на мировые рынки. После кризиса 1998 года Дерипаска, Потанин и другие стали приобретать предприятия в регионах, что привело к тому, что наши компании разрослись, а их структура стала запутанной. Запад знает, что такое "Норникель" Потанина, но не понимает, что такое холдинг "Интеррос", куда входят "Норникель", а еще Росбанк, издательство "Проф-Медиа", сельхозпредприятия и т. д.

Когда пришло правительство Касьянова, было ясно, что делать: в России существовали огромные дыры в законодательстве (в налоговом, антимонопольном, пенсионном, пользовании природными ресурсами). Оно их залатало. Но выяснилось, что новые законы работать не могут. Само правительство не может их выполнять: его структура неповоротлива, не приспособлена к этому. Понадобилась административная реформа. Потом пришлось выстраивать отношения с бизнесом, решать социальные проблемы (реформировать образование, медицинскую отрасль, ЖКХ).

- С конца прошлого года экономисты бьют тревогу: тот же пресловутый экономический рост в стране замедлился...

- Нельзя судить по двум-трем месяцам. У нас в последнее время возникли проблемы с нефтяной отраслью и автопромом. Из-за них такие "провалы" в экономическом росте. В "нефтянке", конечно, сыграла роль затянувшаяся ситуация с "ЮКОСом". То, что происходит с этой компанией, влияет на производство. Что касается автопрома - это проблема долговременная. Мы можем его поддерживать - дело нехитрое. Тем более что на этом рынке "погоду делают" 2-3 компании. Только вопрос: к чему это приведет? Кто реально станет покупать эти машины? Могут ли эти компании сделать так, чтобы спрос на их автомобили увеличивался ежегодно на 2 миллиона? Если бы они могли это сделать, то через 10 лет заполнили бы российский автомобильный рынок хотя бы на три четверти. Но я сомневаюсь, что это возможно.

Однако не надо все рисовать черной краской. Зато у нас хорошо развиваются пищевая отрасль, железнодорожный транспорт, бытовая техника. Мы привыкли ругать наши цветные телевизоры, а тем временем они стали пользоваться спросом за границей, в регионах России население перешло на них. Начался рост производства холодильников, стиральных машин.

- Есть ли у правительства программа сокращения бедности в два раза? Год назад в своем послании президент дал такую установку...

- Есть у нас такая программа. Но вы поймите: сделать так, чтобы вместо 20% населения, доходы которых ниже прожиточного минимума, стало 10% - не самое главное. У нас огромное количество людей с доходами выше прожиточного минимума, которые все равно живут в крайней бедности. Сейчас зарплата учителей составляет 60% от средней зарплаты по стране. Конечно, она должна быть выше этого показателя. Думаю, это произойдет в течение 3-4 лет. Сделать это быстрее сложно.

- Но себе-то чиновники зарплаты повысили! Нашлись и деньги, и ресурсы, как вы говорите.

- Я считаю, это был не очень адекватный шаг. Хотя тут есть такой момент: к чиновникам повышены требования, они уже сформулированы. (Без повышения зарплаты этого сделать мы никак не могли.) Но внедряться эти требования будут в 2005-2006 годах, а зарплаты повысили еще в 2004-м. Поэтому и отдачи пока нет.

К тому же, если чиновник не способен прокормить семью, какие решения он может принять? Профессионалы ушли работать в частные фирмы, а теперь некому выстраивать новую систему управления. Некому решать ту же проблему с бюджетниками. Например, в системе здравоохранения крутятся огромные деньги. Но они почему-то не идут врачам. Лишь 20-30% доходов по статье "платная медицина" идет на зарплаты. Вопрос: как сделать так, чтобы они шли по назначению?

- Врачами и учителями перечень бедных не исчерпывается...

- Это примерно половина всех бедных. Остальные - многодетные семьи и пенсионеры. И мы про них помним. Первым повышаем пособия, старикам - пенсии. Слава богу, мы ликвидировали позор, когда пенсии недотягивали до прожиточного минимума (сегодня он составляет 2451 рубль). Если мы сохраним экономический рост на уровне 6-7% в год, то пенсии в реальном выражении будут повышаться на 10% каждый год. К концу этого года мы планируем, чтобы они превышали прожиточный минимум в 1,5 раза.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество