57

Все там будем (29.02.2000)

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 9 01/03/2000

ПОД окнами роддома стоял папа Сережа и орал:

- Люся! Люся!

Несколько окон распахнулось, и показались хорошенькие молодые мамаши. Молодой человек с сожалением отметил, что только одна из них была его женой. Но тут же подумал о том, что столько детей ему не прокормить, и утешился.

- Кто? - спросил он свою единственную.

- Мальчик, - сказала Люся.

- И у меня мальчик, - сказала другая Люся, как будто молодой человек имел к ее мальчику какое-то отношение.

А может, и имел. Мы-то откуда знаем?

- Игорек, - сказал молодой человек.

- Как договорились, - согласилась жена.

"А что, хорошее имя..." - решила вторая Люся, которая как раз думала, как назвать сына.

Папа Сережа уходил радостный.

- Хеппи бёздей ту ю! - пел он.

- Хеппи бёздей ту ю! - подхватывали все, кто знал английский или хотя бы догадывался, о чем идет речь.

ИТАК, Игорек, Игорь Сергеевич - это я. Помню один свой день рождения, еще в детстве. Пришли пацаны с нашего двора. Они подарили мне петарду и двух тритонов. Пришли Танька со второго этажа и Игорь с третьего. У него тоже был день рождения, но у его мамы не было денег на его празднование. После обильной пищи потянуло на философию.

- Тебя мама родила? - спросила Танька.

- Мама! - гордо ответил я.

- И меня мама, - сказал мой тезка с третьего этажа.

Бессовестно врал. Его родила тетя Люся.

- А кто у тебя папа? - спросила Танька.

- Папа у меня машинист козлового крана! - сообщил я.

- И у меня - козлового, - вставил Игорь.

Во-первых, его никто не спрашивал, во-вторых, всем известно, что папы у него нет.

- Мою маму зовут Люся, а папу - Сережа, - опередил я очередной Танькин вопрос.

- И мою маму - Люся, а папу - Сережа. - сказал Игорь, за что и получил тортом в лицо.

Потом у меня было много всяких дней рождения. Например, когда учился в институте, я однажды пригласил своих однокурсников, а также Таньку со второго этажа и Игоря с третьего. У него тоже был день рождения, но ему не на что было его отпраздновать, потому что он всю стипендию отдавал маме.

В самый разгар вечеринки пришел с работы мой отец, уже, видимо, что-то с размахом отпраздновавший.

- Люся! Люся! - заорал он так, что слышал, наверное, весь дом.

На зов они прибежали - обе Люси. Помогли отцу снять сапоги. Мама тащила сапог с правой ноги, и тетя Люся, соблюдая субординацию, - с левой.

Однокурсники деликатно "не замечали" этой сцены. Только Вадик, профессорский сынок, спросил:

- А кто у тебя отец?

- Машинист козлового крана, - сказал я, - а что?

Вадик презрительно дернул плечами.

- Какого крана? - с непередаваемым сарказмом переспросил он.

- Козлового, - ответил мой тезка с третьего этажа. - А ты, козел, жрешь тут пирог, заработанный его нелегким трудом...

Мы немножко подрались, папа к нам присоединился, мама и тетя Люся повизжали как следует. Потом мы с Игорем, соблюдая очередность, признались Таньке в любви, но она нас отвергла и вскоре вышла замуж за Вадика.

ЕЩЕ помню день рождения на работе. В основном я собрал людей из своего отдела. Да еще от компьютерщиков с третьего этажа пришел Игорь Сергеевич. У него тоже был день рождения, но маленькая зарплата не позволяла ему развернуться должным образом.

Мой начальник, пожилой, душевный дядька, произнес речь:

- Сегодня, 29 февраля, мы поздравляем нашего юбиляра, незаменимого специалиста и просто хорошего человека - Игоря Сергеевича. Сын простого машиниста козлового крана, он сумел пробиться...

Ну и так далее...

- Дался им этот кран, - шепнул Игорь.

- Да козлы они все, - отмахнулся я, - ты про Таньку-то слышал?

- Нет. А что?

- Похоронили на днях. Авиакатастрофа. Разбилась вместе с мужем при посадке в Копенгагене.

- Ну что ж, - философски подытожил Игорь, - все там будем.

Я оказался "там" через год, 28 февраля. Помню, переходил дорогу в неположенном месте, из-за поворота вылетел джип "Чероки" черного цвета, и хлоп - меня в лепешку. Водила весь на понтах, ему стоило только пальцами пошевелить, как меня уже увезли, а его с извинениями и пожеланиями счастливого пути отпустили.

Я очнулся. Надо мной склонилась какая-то тетка.

- Кто? - спросил мужской голос.

- Мужик, - сказала она.

- Игорь Сергеевич, - представился я.

- Добро пожаловать на тот свет! - сказала тетка. - Сегодня 28 февраля. Не забудьте пригласить на день смерти - мы ведь теперь соседи.

За год я тут вполне освоился. На первый свой день смерти пригласил ту тетку, Таньку с Вадиком, еще кучу народу.

В самый разгар веселья двери распахнулись, и вошел - кто бы вы думали? - Игорь! С тетей Люсей.

- Привет, старик! - сказал он. - Поздравляю тебя с днем смерти!

- Игорь! Ты давно здесь?

- Уже год! Тебя все разыскать не мог. В какую ты глушь забрался!

Мы еще выпили на радостях.

- Тебя, говорят, машина сбила? - спросила Танька.

- Да! - гордо ответил я. - Джип "Чероки", черного цвета!

- И меня джип "Чероки", - сказал мой тезка.

По-моему, врал. Наверняка какая-нибудь "семерка" долбанула.

- А за рулем кто был? - спросила Танька.

- А за рулем такой крутой, новый русский, весь на понтах.

- И у меня новый русский, - сказал Игорь.

Во-первых, его никто не спрашивал, во-вторых, всем известно, что новые русские на "семерках" не ездят.

- А мы с Вадиком в самолете разбились, - похвасталась Танька. - Аэробус компании "Люфтганза" совершал посадку в Копенгагене, и командир экипажа, пилот первого класса, заслуженный летчик-испытатель Германии Ганс Юнгеррер не справился с управлением.

Мы с Игорем переглянулись.

Да-а-а, Танька всегда была с запросами, потому и вышла за профессорского сынка. Мы ей, конечно, такую смерть обеспечить не могли.

Мой папа, изрядно выпивший, обвел всех мрачным взглядом исподлобья.

- А я не жалуюсь! - с вызовом сказал он. - Меня вот козловым краном задавило - и горжусь этим!

Воспоминания, видимо, сильно подействовали на него, и он упал.

- Люся! Люся! - заорал он.

Подскочили моя мама и тетя Люся, подхватили его с двух сторон и повели.

- Хеппи бёздей ту ю! - разнеслось по всей улице.

- Хеппи бёздей ту ю! - подхватили мои гости.

Вадик презрительно дернул плечами.

- Пойдем, дорогая, - сказал он, кутая Таньку в новую шубу. - Может быть, папа уже здесь. Он со своими связями поможет нам выбраться из этой дыры.

А все-таки хороший получился день смерти. Веселый. И с каждым годом он становится веселей, потому что все больше друзей и знакомых оказывается здесь и приходит ко мне.

Мой бывший начальник, которому смерть только прибавила задушевности, каждый год произносит трогательную речь:

- И вот он, сбитый простым новым русским, сумел пробиться...

Ну и так далее.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах