34

Григорий Явлинский: "Полагаюсь на нормальных людей"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 9 01/03/2000

ИНТЕРВЬЮ Г. Явлинского, опубликованное в N 8 "АиФ", вызвало много читательских откликов. В редакцию стали поступать письма и звонки с дополнительными вопросами лидеру "Яблока". Мы переадресовали некоторые из них самому Григорию ЯВЛИНСКОМУ.

Григорий Алексеевич, в интервью "АиФ" вы, по-моему, не совсем ясно определили свое отношение к и. о. президента. Как вы все-таки оцениваете фигуру Владимира Путина?

В. М и х а й л о в, Московская обл.

- В ПОЛИТИКЕ я его оппонент. Владимир Путин пока представляет интересы той олигархической системы, которая сложилась при Ельцине. Действуя ошибочно в экономике, используя полицейские методы во внутренней политике, можно прийти не к укреплению государства, а к его развалу.

Хотя многие личные качества Путина мне симпатичны. Ему не откажешь в уме и определенном обаянии, политическом чутье, хорошем вкусе, наконец, в умении правильно разговаривать с людьми. Но у меня есть впечатление, что он действительно не очень силен в экономике и поэтому избегает ею заниматься. Возможно, это продиктовано логикой избирательной кампании, но в таком случае его истинные намерения мне (и не только мне) непонятны. Некоторые шаги Путина внушают сильные опасения. Скажем, милитаризация учебных учреждений, закрытие в 100 ведущих вузах военных кафедр - в обстановке, когда из страны и так с невероятной скоростью "уплывают" мозги. А призыв резервистов? А усиление режима секретности в госучреждениях? Во всем этом я не могу согласиться с Путиным.

И еще одно, Путин может стать крупной фигурой, которая останется в российской политике при любом исходе предстоящих выборов.

Большинство политиков предпочитают не затрагивать чеченский вопрос, чтобы не потерять голоса избирателей, поддерживающих операцию на Северном Кавказе. Какова ваша позиция?

О. В а с и л ь ч е н к о, Екатеринбург

- ПЕРВОЕ - с бандитами должно быть покончено раз и навсегда. Но если "раз" может сделать армия, то "навсегда" возможно претворить в жизнь только политическими методами. Неделю назад я послал Путину подробный план урегулирования чеченского кризиса. Суть плана я бы выразил в одной фразе: России нужна кавказская политика, а не кавказская война.

На днях я смог, наконец, обменяться с и. о. президента мнениями на этот счет и выяснил, что по ряду вопросов эти мнения совпадают. Например, мы оба считаем, что деньги на восстановление Чечни должны распределяться под жестким контролем, иначе республика вновь превратится в "черную дыру" российского бюджета. По некоторым вопросам мы сильно расходимся. Для меня главным критерием в любой политике, и особенно политики в таких сложных условиях, как северокавказские, является человекосбережение, то есть сохранение жизни каждого российского солдата, офицера, мирного жителя - будь то русский, чеченец или ингуш. Именно ради этого должна вестись непримиримая борьба с террористами, ради этого их нужно уничтожать.

Путин не только опирается на армию в решении чеченской проблемы. Он впервые за многие годы принял решение о серьезном увеличении военного бюджета. А вы, критикуя действия армии, не рискуете ли потерять поддержку военных?

Семья М а к а р о в ы х, Омск

- Я ВСЕГДА выступал в поддержку российских военных, хотя здесь моя позиция расходится с позицией и. о. президента. Да, оборонный бюджет надо увеличивать. Да, надо привлекать внимание общества к проблемам военных. Но куда сейчас идут деньги из военного бюджета? На поддержание старой, неэффективной, нереформированной системы вооруженных сил и оборонной промышленности. Россия не может содержать армию в том виде, в котором она ее унаследовала от СССР. Деньги должны идти на предельно ясные цели: повышение окладов военным, строительство жилья для офицеров и членов их семей, социальные гарантии участникам боевых действий, на реформирование армии - перевод ее на профессиональную основу. Что же касается Чечни, то это всего лишь еще один пример из русской истории, когда за ошибки политиков приходится платить солдатскими жизнями. Если бы у нас была разумная национальная политика и эффективные спецслужбы, армии не пришлось бы воевать в Чечне.

В своем интервью вы сказали, что настроены на победу на президентских выборах. На чем основан ваш оптимизм?

Н. К а п у с т и н а, С.-Петербург

- ВСТУПАТЬ в бой можно только с намерением одержать в нем победу. К тому же я совершенно не считаю преимущество Путина бесспорным. Если говорить о рейтингах, то давайте вспомним начало 1996 г. - тогда Ельцина поддерживали всего 4% избирателей. А кто возглавлял список фаворитов предвыборной гонки в апреле 1999 г.? Лужков. В России, где политическая система еще как следует не устоялась, отношение избирателей к политикам меняется очень быстро. Кроме того, сегодня так сложились обстоятельства, что я остался единственным реальным кандидатом всей демократической оппозиции с единственной реальной и детально проработанной программой. Перед регистрацией меня в качестве кандидата мы набрали 2 миллиона подписей, и набрали бы больше, если бы того требовали правила. Я надеюсь, что в марте меня поддержит вся некоммунистическая и небандитская Россия. Я полагаюсь на нормальных людей, которых в России всегда было большинство.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы