aif.ru counter
29.03.2000 00:00
29

Тертый романтик

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 13 29/03/2000

ВЛАДИСЛАВ ФЛЯРКОВСКИЙ, пожалуй, единственный из наших политобозревателей, кто предпочитает общаться с журналистами дома. Почему - становится понятно, как только он включает музыку, заваривает чай и усаживает гостя в специальное кресло для переговоров. На стене за спиной - стильные черно-белые фотографии прадедушек и прабабушек, собака породы "клякса" тявкнула для порядка и растворилась. Здесь уютно и спокойно, в отличие от нервных и тревожных телекабинетов. Зато Владислав, несмотря на домашние тапочки, удивительно похож на себя "экранного". Вернее, телевизионный Флярковский ничем не отличается от реального...

Конвой вместо эскорта

- Валентина Леонтьева (тетя Валя) считает, что ведущая программы "про людей" должна сама многое пережить - иначе все получится фальшиво. А что должен "пережить" политический аналитик?

- Я бы не стал называть ни себя, ни коллег с других каналов "аналитиками". Аналитики - это Сатаров или Караганов, у нас другое ремесло. А для того чтобы считаться политобозревателем, желательно как минимум: поговорить хотя бы однажды с академиком Сахаровым, пережить попытку переворота, послужить пару лет под ружьем, поездить на стареньких "Жигулях", поработать на войне, на "своей" или "чужой", ну и, что немаловажно, знать телевизионную технологию, быть режиссером своей программы. Мне кажется, не может быть обозревателем итоговой еженедельной программы элегантный юный красавец. "Политобозу" за 40, и макушка уже основательно поседела.

- Вам не скучно было "обозревать политику" накануне выборов с предрешенным финалом?

- Конечно, бороться с предрешенностью было бы весело... Но бесполезно. Нам другое было бы интересно и важно - в какой мере выбор людей будет осознанным. Если вы заметили, программа "Неделя" отказалась от исследования и публикации политических рейтингов, мы заказывали социологам картину представлений о платформах претендентов. Представляете, какую пищу для комментариев мы получали, когда обнаруживали, что представления о платформах лидеров УХУДШАЛИСЬ по мере приближения к финалу гонки! Когда число избирателей, готовых голосовать за кандидата, вдвое-втрое превышало численность тех, кто считал его программу ясной и понятной! Опять, что ли, сердцем голосовали, а не мозгами?! С учетом этого мы "обозревали" политику. Задача геббельсов на телевидении - обеспечить внушительную победу своему кандидату. Задача журналистов - помочь избирателям стать опытнее. Пусть голосуют, за кого хотят, но они должны знать, от кого чего ждать, должны научиться хотя бы сомневаться. А лидеру нельзя позволять двигаться по триумфальному пути в совпровождении почетного эскорта журналистов. Он под КОНВОЕМ должен двигаться.

- Неужели в наше время такой конвой может в принципе существовать?

- Да нет, конечно. Будь я трижды Флярковский - не протолкнешься. Толпа почетного эскорта. Плюс плотное кольцо телохранителей. ТЕЛЕхранителей.

- Словосочетание "объективный политобозреватель" благодаря вашим коллегам с других каналов стало относиться к области научной фантастики... Вы не боитесь, что и вам перестанут верить - по инерции?

- Не перестанут мне верить. Потому что у меня, простите, традиционная ориентация, которую я на телевидении 14 лет не менял. И никогда не поменяю. Даже за очень большие деньги. И программе нашей, "Неделе", не перестанут верить. Потому что ее, кроме меня, делают еще 15 достойнейших людей. Тоже с традиционной ориентацией. И потом, доверию всегда предшествует интерес. А интерес вызывается непохожестью. Ну вот, скажем, все еженедельные программы анализируют ситуацию в Чечне. "Неделя", конечно, тоже. Но мы этим не ограничиваемся. Добыли уникальные съемки обряда "Прощение кровника" в современной Чечне. К Дню защитника Отечества подготовили не репортаж о параде в грозненском аэропорту, а исторический комментарий к 56-летию депортации чеченцев и ингушей. Одним словом, оцените качество "Недели", и у вас не возникнет вопроса о доверии.

Лирика + аналитика

- Юрий Рост однажды сказал: "Мы живем в недостойное время". Как же вам удается в такой ситуации сохранять достоинство?

- А вы знаете, достаточно не быть телевизионным психопатом, и уже легче сохранить достоинство. Не надо закатывать истерику в кадре (есть теперь и такой новый прием в телепропаганде), и уже будешь выглядеть достойно. "Неделя" - спокойная и дружелюбная программа. Мы между собой даже называем ее "лирико-аналитической". Да и вообще, о чем мы говорим: достоинство - ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ требование к политобозревателю, как высшее образование и четкая артикуляция.

- Вы ощущаете себя свободным?

- Да, я свободен. Я расставался с телекомпаниями, чтобы не расставаться со свободой. На ТВЦ я получил условия неприкосновенности моей творческой и производственной свободы. И прежнее руководство телекомпании, и нынешнее гарантировали мне невмешательство. Принципы подготовки программы "Неделя" абсолютно непорочны.

- Насколько то, что телезрители видят на экране, соответствует реальной политике? И, кстати, вам никогда не хотелось использовать 10-летний опыт и заняться политикой всерьез?

- То, что люди видят на экране, не вполне соответствует реальной политике. То, что происходит в реальной политике, на самом деле, еще хуже, мне кажется. Именно по этой причине у меня никогда не было желания заниматься политикой. Кроме того, политика - это не ремесло, если вообще - профессия. Это скорее род занятий, всепоглощающее увлечение. Это же про политиков сказал, кажется, Николай Островский, ну не про всех, конечно: с трибуны призывают к подвигам, а сами живут, как сукины дети. Многих ценю и уважаю, но не до такой степени, чтобы вливаться в их ряды. Есть у меня профессия. Из лучших на земле.

- Ваша программа влияет на политику?

- Никакая программа не влияет на политику. Не в Америке живем, где журналисты остановили войну во Вьетнаме. Избавиться бы от обратного - чтобы политика не влияла на программы. Уже лучше будет. Я три года работал на зарубежном корпункте в Иерусалиме и наблюдал однажды большую избирательную кампанию. Типичная такая западная кампания. Профессиональные политтехнологи рассуждают там примерно так: реклама политика делается так же, как реклама зубной пасты, только паста предпочтительнее - она не болтает лишнего, т. е., понимаете, западные технологи исходят из того, что неосторожное, непродуманное высказывание подопечного может роковым образом сказаться на кампании, потому что реакция избирателя продуманная, адекватная и неизменная. У нас же все строится только на установке. Для СМИ и для избирателей. Действует безотказно. Потому что сомневаться еще не научились. Какого подали, такого и скушали. О каком влиянии тут можно говорить?

- Вам бывает стыдно?

- Без стыда и совести на телевидение лучше вообще не работать.

- Вы производите впечатление романтика профессии...

- Романтик? Ну тогда я - тертый романтик...

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество