aif.ru counter
66

Я видел Сибирь XXI века

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 35 30/08/2000

На океане нефти

"КАК Земля, по древним поверьям, держалась в Мировом океане на трех китах, так "ЛУКОЙЛ" стоит в мировом океане нефти на трех промыслах - Лангепасе, Урае и Когалыме. Собственно, из первых букв названий этих месторождений и сложена аббревиатура фирмы - "ЛУК". Теперь это искусственное слово набрало живую силу и из фирменной марки превратилось в экономический термин.

Последняя буква в аббревиатуре "ЛУК" обозначает название ее самого крупного нефтяного источника - Когалым. У этого ханты-мансийского топонима довольно мрачный перевод - "место, где умирают мужчины". Видимо, имелось в виду то, что в эту болотно-таежную глухомань приходили умирать старики местных племен. Кладбище стариков, оказывается, этот Когалым. Посмотрим.

Итак, "ЛУКОЙЛ" начинается в Когалыме. Начинается с устья нефтеносной скважины и кончается стволом заправочного пистолета где-нибудь в Москве, Санкт-Петербурге или на крайнем западе России - в Калининграде.

Лечу в Когалым. Недоуменные расспросы знакомых: "Где это?" Сам не знаю. На карте не нашел. Знаю только - где-то в Западной Сибири, много севернее Сургута. Черная дыра в географии.

Мой попутчик, когалымский парень Виктор Васин, сторговался с сургутским частником, и мы рванули на Когалым.

Стояла белая ночь. Мимо проносились то веселые соснячки с березняками, то чахлое мертволесье с покосившимися - вымерзшими стволами, то мелькали вдруг белые песчаные пустыньки, то смачные трясины с пышными кочками.

Вдруг "средь топи болот" неожиданно, резко встал город. И какой - современные жилые башни и башенки детских городков, универсамы и мини-маркеты, аттракционы и спутниковые антенны, и все это в краснолесье сосен и песчаных дюн. Ни дать, ни взять - курортное прибалтийское местечко. Так и улицы названы - Янтарная, Прибалтийская, Солнечная... Не верится, что город пошел от палаточного лагеря, что вместо вокзала был отцепленный вагончик. Но все это было... чтобы проложить полотно под рельсы от Сургута через Ноябрьск до Ямбурга, и высадились на месте будущего Когалыма первостроители.

"Первую зиму, - отмечал летописец Когалыма, - прожили в экстремальных условиях. В больших двадцатиместных палатках натягивали веревки и вешали на них одеяла или простыни и таким образом делили помещение на комнаты. Продукты зарывали в землю, чтобы они не испортились. Бани поначалу не было, и все с нетерпением ждали того дня, когда можно будет поехать в Сургут и понежиться в настоящей парилке.

Зато сразу же построили столовую и сложили печку, на которой готовили обеды для строителей... Захаживали в столовую и непрошеные гости - медведи, привлеченные запахом съестного, и подчас по ночам пугали людей грохотом разбрасываемой посуды".

Светлая душа Когалыма

ВСЕ начиналось так, как начинались десятки городов на Крайнем Севере, в глухоманной Сибири, на Дальнем Востоке, с одной лишь очень важной особенностью - Когалым строили энтузиасты и студенты. Когалым строили профессионалы. Наверное, и аура у города оттого совсем иная.

Эту замечательную ауру, светлую душу города я почувствовал на следующий день, отоспавшись в гостинице, немыслимой для Сибири по всем моим понятиям о комфорте.

Социальная политика в Когалыме построена таким образом, чтобы человек рано или поздно уверовал: есть Большая земля и есть земля обетованная - Когалым.

А пошла земля обетованная от скважины N 7, пробуренной мастером Степаном Ананьевичем Повхом в бесконечно далеком и таком вчерашнем 1972-м году. Из нее были добыты первые тонны "черного золота". Теперь она иссякла. На ее месте воздвигнут памятный знак.

Когалымский нефтяной район стремительно рос, расширял свои границы на многие десятки, а то и сотни километров. Нефтяники вышли на новые месторождения, но и они, как выясняется теперь, не последние. На базе трех нефтегазодобывающих управлений стало действовать новое производственное объединение "Когалымнефтегаз".

Возглавил его молодой годами, но весьма уже тертый Сибирью Вагит Алекперов.

С чего начать рассказ о Когалыме? Ну, например, годовая температурная амплитуда здесь - от минус сорока до плюс сорока градусов. Комары летом - со спичечный коробок. Вдоль дорог установлены таблички: "На обочину не въезжать!". Город построен на песчаном островке среди непроходимых болот. Трава на песке не растет, и по обочинам рассыпан торф. На тротуарах - ни соринки, но не потому, что тебя оштрафуют, а просто потому, что люди здесь привыкли к Прекрасному. Дети, родившиея в Когалыме, впитывают потребность в нем с молоком матери.

Сюда буквально рвутся со всех концов России и СНГ. Качество жилья - на столичном уровне, но самое главное - высокая зарплата, и выплачивается она день в день.

Город можно пройти вдоль и поперек за двадцать минут. В магазинах и на центральном рынке - изобилие такое же, как в столице, цены - те же. Оснащению местной средней школы позавидуют московские лицеи и гимназии - ее актовый зал больше напоминает конференц-зал крупного бизнес-центра. На партах в классах надписей нет. А в музыкальной школе, также оснащенной по последнему слову, работают преподаватели Московской государственной консерватории, переехавшие в Когалым на постоянное место жительства. Что еще? Коров на здешней ферме доят... под музыку Вивальди - говорят, что надои больше...

В Когалыме построены международный аэропорт, четырехзвездочный отель, ледовый дворец. Планируется строительство аквапарка. В киноконцертном зале "Янтарь" раз в месяц выступают столичные театральные коллективы, оперные и эстрадные знаменитости - от МХАТа до Киркорова.

В городе построен православный храм в честь апостолов Петра и Павла. Его освятил Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Построена также мечеть. Работает воскресная школа.

Риск с расчетом

ОНИ были, и они есть - господа Предприниматели с большой буквы. Это они строили для России железные дороги, не забывая поддерживать русскую культуру. Это они ставили микрохирургию глаза на недосягаемый для мировой практики уровень, это они создавали компании, которые приносят стране доход в чудовищной атмосфере общего спада производства.

И тут тоже необходим талант, только талант особого рода - организаторский дар, взвешенная отвага идущего на риск, дар предвидения, интуиции выбора. Все это скрыто от общего взгляда, ибо многое в бизнесе подлежит сокрытию по соображениям коммерческой тайны. В Когалыме я прежде всего искал тех людей, которые работают здесь с первого дня, с первой тонны нефти. Моим собеседником стал заместитель генерального директора "ЛУКОЙЛ-Когалымнефтегаза" по экономике (ныне вице-президент "Транснефти") Евгений Павлович Астафьев:

- Когалым держит добычу на стабильном уровне несмотря на общий спад. Главная задача - удешевить нашу нефть. Дешевая нефть найдет быстрый спрос. Следовательно, акционеры "ЛУКОЙЛа" получат гарантированную прибыль. Это конечная цель нашей деятельности.

Раньше прибыль планировалась. Теперь она р а с с ч и т ы в а е т с я.

Чувствуете разницу?

Мы получаем реальную прибыль, то есть ту, которую рассчитали, исходя из реального механизма ее образования. Нам никто не спускает сверху запланированную в кабинетах прибыль. Мы планируем не получение прибыли, а ее распределение. И вот тут-то самым прямым образом проявляются все преимущества вертикальной интеграции. Мы можем весьма оперативно откликаться на социальные нужды нефтяников. Долгое время местное население, а вместе с ним и нефтяники, страдали от эпистрохоза - заболевания печени, вызываемого паразитами, живущими в определенных видах рыбы. Болезнь эта считалась неизлечимой и приводила к самым печальным результатам.

Тогда Алекперов, пользуясь правом распределения прибыли, выписывает из Берлина целую клинику и медиков-специалистов, которые успешно лечат это заболевание. И вот, пожалуйста, в Когалыме уже не один год действует клиника европейского класса во главе с профессором Бергером. Эпистрохозу поставлен надежный заслон.

Начальник Повхского нефтегазодобывающего управления Александр Владимирович Холянов:

- Я работал с Алекперовым, пожалуй, в самые трудные времена - когда он начинал свою карьеру в Сибири, когда он был начальником НГДУ "Повхнефть". Я приехал из Самары, он из Баку... Никогда не забуду зимы, какие лютовали тогда в Когалыме. От мороза рвался металл, гаечные ключи разбивались, как стеклянные.

Тем не менее - бурили. На три километра вглубь уходили, а то и больше... Скважины здесь сложные, через вечную мерзлоту проходят, то и дело забивались - гидрат, ледяные пробки, парафиновые... Делали горячую промывку. Работали при свете фар - полярная ночь почти круглосуточно. Отогревались в ППУ - паровых передвижных установках. Там даже душ можно было принять...

А в 1988-м ураган бушевал несколько суток. Повалило мачты электропередач - все промыслы и город остались без электроэнергии. При здешних морозах это тихая гибель, белая смерть. Скважины встали. Все замерзло. Ведь здесь все на электричестве держалось...

Продукты перенесли в баню и там готовили. Банки, склянки - все полопалось.

Ночевали в машинах. Работали сутками. Мороз и ветер. Бегом не пробежишься. Однажды автобус с рабочими встал с заглохшим двигателем, не дотянув трех километров до промысла. Мороз за сорок. В железной коробке долго не высидишь. Ну грелись, как могли, - колотили друг друга по спинам, курили. Человек пять решили пешком добраться. Ушли и замерзли. А те, кто в автобусе остался, - выжили. Только поморозились сильно.

На буровом фронте

ИДЕТ нефть. Большая нефть "ЛУКОЙЛа". Все остальное - офисы, фирменные бензоколонки, державный орел над креслом президента компании - за спинами ребят, которые следят за стрелками и сигнальными лампочками в этом гудящем железе.

В доисторические времена здесь цвела буйная растительная жизнь, леса стояли почище тропических. Потом, после ледникового периода, все полегло, превратилось в трясину. А так - вокруг пески, что твоя Аравийская пустыня. Там тоже нефть добывают. Только одно маленькое "но". Мы, когалымцы, сможем и в Арабских Эмиратах нефть качать. А вот смогут ли арабы в нашем климате работать?

Передовая - фронт буровых работ. Впереди буровиков только геологоразведка. В газетах читал лишь скупые строки победных рапортов - пробито столько-то скважин! На телеэкранах мелькали счастливые лица буровиков, измазанные нефтью, бьющей фонтаном. А каково оно, это самое бурение, на самом деле, оставалось только догадываться.

Японский джип мчался по шоссе, покрытию которого позавидовала бы любая московская улица. Я все ждал, когда же мы свернем на родное российское бездорожье, когда начнет швырять и трясти. Ведь плохие дороги - это наша "национальная гордость". Причем как бы ни была ужасна дорога, по которой едешь, русский человек непременно припомнит еще более корявую и непроходимую. Здесь пролетали десятки километров, а шоссе не становилось ни уже, ни хуже. И это при том, что сама дорога, ее покрытие, состояло аж из пяти слоев, иначе по болотам с таким комфортом и с такой скоростью не проедешь: сначала песчаная отсыпка, затем - глиноцемент, поверх него синтетическое тканое покрытие - дорнит, по нему - бетонные плиты и только потом - асфальт, продукт опять же нефтепереработки. Можно представить, сколько стоит погонный метр такой дороги. Но эти погонные метры складываются вокруг Когалыма в сотни километров, в разветвленную сеть, надежно связующую все кусты и объекты промыслов. Уже по одним этим дорогам ясно, что "ЛУКОЙЛ" обосновался в этих местах по-хозяйски и очень надолго.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы