50

Милиция нас бережет?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 10 04/03/1998

По признанию Генерального прокурора России Юрия Скуратова, каждый час в нашей стране совершается 3 убийства, 4 разбойных нападения, 13 грабежей и 120 краж. Умножьте это на 24, а затем еще на 365... Такой ужасающий поток преступности обрушивается на нас только за один год. И то ли еще будет?

Владимир ЛОПАТИН, председатель подкомитета Госдумы по информационной безопасности

Уголовщина наступает

ИЗВЕСТНО, что во времена Екатерины Великой вельмож за вранье наказывали штрафом, раздавая собранные деньги нищим. В Министерстве внутренних дел России, созданном по Манифесту от 8 сентября 1802 г., была особая "экспедиция спокойствия и благочиния", на которую возложили в числе прочего предотвращение "ложных слухов, писем, ересей".

В современной России вранье чиновника или отказ в предоставлении информации считается преступлением лишь с 1997 г. По новому УК. Однако из-за отсутствия практики применения этих норм слуги закона по-прежнему действуют на "авось": авось не заметят, не проверят, не накажут...

ПЛАТА ЗА "АВОСЬ"

ЗА ЛОЖЬ чиновника простой гражданин расплачивается личной безопасностью, причем трижды.

Первый раз, когда платит налоги на содержание правоохранительных органов. В этом году в федеральном бюджете предусматривается более 40 млрд. руб. и примерно столько же - в бюджетах субъектов РФ.

Второй раз, когда покупает оружие и нанимает охрану, устанавливает железные двери, сигнализацию, обучается самозащите, ищет "крышу" у бандитов либо у людей в погонах.

Третий раз, когда его грабят, калечат, убивают. Ежегодно регистрируется около 30 тыс. убийств и покушений на убийство, из них 6-7 тыс. не раскрывается. Это самая страшная плата.

Раньше в СССР 400 нераскрытых убийств считались позором для правоохранительных органов. Сегодня число в 15 раз большее позволяет рапортовать об успехах. Трудно рассчитывать на увеличение ассигнований на борьбу с преступностью, если министр внутренних дел А. Куликов ежегодно докладывает о ее сокращении.

По данным Института государства и права РАН, в России ежегодно совершается около 10 млн. преступлений. Официально регистрируется лишь каждое четвертое, а по отдельным видам и того меньше. Например, по данным ФСБ, регистрируется лишь каждый 26-й эпизод взятки. До судов доходит лишь каждое второе дело. Осуждается ежегодно около 1 млн. человек, из них 37% - к лишению свободы. 13% дел возвращается на доследование.

БУМАЖНАЯ КАРУСЕЛЬ

ОДНОЙ из первопричин малоуспешной борьбы с преступностью является отсутствие продуманной уголовной политики. По Конституции за ее проведение отвечают федеральные органы власти. На деле же этим занимаются на всех уровнях, вплоть до сельсовета. В городах и селах принимаются свои "комплексные программы усиления борьбы...", не совпадающие ни по срокам, ни по приоритетам с федеральными. При главах местных администраций созданы советы безопасности, где муниципальные чиновники по своим планам руководят федеральными: прокурорами, судьями, чекистами, милиционерами"

В то же время МВД подготовило, а правительство одобрило федеральную программу очередного усиления борьбы с преступностью до 2000 г. Ее реализация требует 23 млрд. рублей, но в бюджете правительство предусмотрело на эти цели в семь раз меньше, чем следует.

У СЕМИ НЯНЕК

ИЗ ДЕСЯТКА правоохранительных структур РФ самой многочисленной является МВД, которое выполняет около 60 задач и более 150 функций, среди которых борьба с преступностью просто теряется. С приходом к руководству А. Куликова резко усилилась роль внутренних войск, началась военизация милиции и ее дезорганизация.

По логике, вместо распыления дефицитных сил и средств надо бы укреплять именно криминальную милицию. Но сегодня она расчленена. Участковые инспектора и инспекции по делам несовершеннолетних переданы другим структурам. РУОП, БЭП, следствие кое-как обеспечены и слабо взаимодействуют, а то и мешают друг другу. Уголовный розыск, который составляет 4% от общей численности МВД и при этом несет основную тяжесть в борьбе с уголовным миром (до 70% раскрываемых преступлений), укомплектован и обеспечен намного хуже других.

В регионах некомплект в криминальной милиции достигает трети штата. За последние

5 лет доля специалистов со стажем свыше 20 лет сократилась в три раза, до 60% сотрудников служат менее 3 лет. Среди следователей МВД почти 60% не имеют юридического образования. Уходят лучшие кадры, а их место занимают порой случайные люди, связанные с криминалом.

Россиянам все равно, как правоохранительные структуры делят между собой полномочия. Им нужны стабильность и порядок, которые немыслимы без единой государственной уголовной политики и принятия реальной программы борьбы с преступностью.

Игорь ЗУБОВ, генерал-майор милиции, заместитель начальника Главного штаба МВД России,

Андрей ЧЕРНЕНКО, генерал-майор, начальник управления

Криминальная экспансия остановлена

С НАЧАЛОМ реформ преступность в России резко выросла и качественно изменилась. Однако этот процесс, как известно любому криминологу, носит объективный характер и лишь в последнюю очередь связан с результатами деятельности правоохранительной системы.

Правоохранительным органам в результате беспрецедентных усилий удалось остановить криминальную экспансию и даже добиться некоторого снижения преступности (в 1997 г. - на 8,7%). Однако руководство МВД отнюдь не почивает на лаврах, а расценивает криминальную ситуацию как крайне напряженную. Особую тревогу вызывают преобладание в структуре преступности тяжких и особо тяжких посягательств (60%), рост квалифицированности, жестокости и агрессивности действий преступников, криминализация экономики.

Подобное имеет место во всех странах, вступивших в эпоху радикальных реформ. В России в силу объективных причин издержки преобразований проявляются особенно ярко. И тем не менее органы внутренних дел, работая в гораздо более сложных условиях, чем их зарубежные коллеги, добиваются не худших, а иногда даже и лучших результатов.

ЕСТЬ ЧЕМ ГОРДИТЬСЯ

ДАЖЕ сегодня основные показатели преступности в России в два-три раза ниже среднемировых. Что же касается латентных преступлений, то и они не выходят за пределы общемировых тенденций. Так, по оценкам криминологов США, при регистрации 13-14 млн. преступлений латентная (скрытая) преступность в этой стране оценивается в 30-50 млн. фактов. При этом следует учитывать в частности то, что в США значительная часть посягательств на личность и собственность оценивается как преступные только при наличии заявления потерпевшего.

Количество нераскрытых преступлений в нашей стране, в том числе умышленных убийств, вопреки утверждениям несведущих, из года в год снижается: в 1995 г. - 8,3 тыс., в 1996 г. - 7,5 тыс., в 1997 г. - 6,5 тыс.

Удельный вес преступлений, уголовные дела по которым были направлены в суды, повысился с 48,5% в 1991 г. до 62,1% в 1996 г. На доследование возвращается в среднем 6% уголовных

дел, направленных в суд. И специалистам хорошо известно, что такие показатели свидетельствуют о повышении эффективности следственно-оперативной работы, а отнюдь не наоборот, как это утверждает В. Лопатин.

Конечно, это не означает, что правоохранительные органы, в том числе МВД России, работают идеально. Недостатков хватает. Однако нельзя умалять труд сотен тысяч сотрудников, которые, не считаясь с личным временем, рискуя жизнью и отнюдь не за большую зарплату, размер которой не индексировался с 1995 г., охраняют жизнь, достоинство и собственность наших граждан. Кстати, рейтинг милиции, по опросам общественного мнения, начал повышаться.

ЛОМАТЬ - НЕ СТРОИТЬ

ИДЕФИКС В. Лопатина является реорганизация системы МВД с вычленением из нее подразделений, функционально не связанных с борьбой с преступностью. Не имея возможности вдаваться в дискуссию, отметим главное:

1. Нынешняя структура МВД отражает исторические традиции России, представляет собой устойчивую систему, успешно решающую поставленные задачи. Ее дестабилизация, даже временная, негативно отразится на криминогенной обстановке.

2. Прямое заимствование зарубежного опыта работы полиции для России неприемлемо. Но реформирование МВД осуществляется и предусматривает в том числе оптимизацию его структурного построения.

3. Любое реформирование, а тем более создание новых структур, требует значительных материальных затрат, которые в настоящее время для России нежелательны.

И последнее. Разумеется, политик, обратившийся к криминальной теме, не может быть не замечен. Однако жаль, что это нередко делают те, кто не является специалистом в области правоохраны ни по образованию, ни по опыту предшествующей работы.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество