57

Роз Мари Ди Карло - американский дипломат

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 27 01/07/1998

ХРУПКАЯ стройная женщина, элегантная, с выразительными карими глазами. Ее можно увидеть почти на всех самых интересных мероприятиях, связанных с искусством. Она атташе по культуре посольства США в Москве.

- Ваш отдел в посольстве один из самых больших. У меня сложилось впечатление, что вы не только знакомитесь с нашей культурой, изучаете ее, но даже участвуете в ней.

- Каждый понедельник я прихожу на работу, смотрю расписание и выбираю те театры,

те выставки, те мероприятия, куда я пойду на этой неделе. Это непросто, но приятно и всегда любопытно.

- К сожалению, сейчас, несмотря на то что у нас очень много новых театров, выставок, галерей, культурным, просветительным учреждениям очень трудно, не хватает средств. Как в США поддерживается и финансируется культура?

- У нас спонсорство почти единственный механизм поддержки культуры. Государство, правительство помогают только некоторым учреждениям.

Уже много лет существует система спонсорства. Фирмы и фонды поддерживают искусство, серьезную культуру не только потому, что это выгодно (реклама, уменьшение налогов), они считают, что это их долг обществу, и полагают, что необходимо поддерживать не только искусство, но и образование. Например, известный предприниматель начала века, владелец железорудных и стальных фирм Карнеги завещал свои средства музеям, библиотекам, но не для того, чтобы они сразу

все истратили, а чтобы образовали фонд поддержки. Как правило, основной капитал не трогают, а тратят или пускают в оборот только прибыль, проценты с основного фонда. Американские фирмы, работающие сегодня в России, также стараются поддерживать русскую культуру. У них долгосрочные планы, связанные с Россией, они считают своим долгом помогать культуре того общества, где работают и живут. Например, наши фирмы поддерживают Третьяковскую галерею.

- В вашем

посольстве часто устраивают музыкальные вечера. Кто участвует в них?

- Когда в Москву приезжают хорошие американские исполнители, то мы их приглашаем выступить в посольстве, а русские музыканты часто сами предлагают поучаствовать в наших концертах. Мы в них особенно заинтересованы, если деятели искусства имеют какое-то отношение к Америке: или они только что там были, или поедут, или будут играть американскую музыку. В последнее время мне кажется,

что русские меньше интересуются американской культурой, потому, может быть, что сейчас у вас значительно больше информации со всех концов света и возможность выезжать за рубеж.

- У нас говорят: "Запретный плод сладок". Когда было сложно доставать записи американской музыки, знакомиться с американским искусством, то многие к этому стремились. Но мне кажется, что русским людям всегда было ближе классическое искусство.

- Вероятно, русские в классике

ищут свои корни, свою историю, а американцы предпочитают современность, современное искусство.

- Чем это обусловлено - характером американцев?

- Да, конечно, американцы всегда думают о будущем, ищут новые границы.

- То есть они не возвращаются.

- А у вас наоборот. Надо смотреть назад, чтобы идти вперед.

- Это объяснимо: ведь история России настолько глубока и длинна, а США - молодая страна.

- У нас и культура новая. Так, фотография в Америке давно

считается искусством, правда, и у вас этот процесс уже начался, организуются интересные фотовыставки, например огромная выставка в Манеже.

- Я знаю, что вы любите оперу. В этом, наверное, проявляются ваши итальянские корни?

- Я и мои родители родились в Америке, но мои бабушки итальянки. У нас в США много разных национальностей, но все мы считаем себя американцами. Но оперу я действительно очень люблю. В Москве часто бываю в Музыкальном театре им.

Станиславского, в Новой опере Е. Колобова. У Бориса Покровского я видела такие редкие оперы, о которых раньше даже не слышала. В области танца для меня у вас меньше нового. Люблю театр. Мне особенно интересно, как современные режиссеры трактуют классические произведения. Смотрю постановки Фоменко и Фокина, Арцыбашева. Очень интересна последняя работа Г. Волчек "Вишневый сад" Чехова, которая имела большой успех на гастролях в США.

- Ваш отдел занимается

культурными и образовательными проблемами?

- У нас много программ и большой бюджет. Мы организуем обмен школьниками, студентами, профессорами, учеными, бизнесменами, депутатами и даже губернаторами. Четыре года уже проводится программа по информатике, идет обучение менеджеров в США. Осенью прошлого года ученые, побывавшие у нас по обмену или на стажировке, создали ассоциацию "Ученые за профессиональное сотрудничество". Она объединяет уже более двух

тысяч членов. Ее председатель - Алексей Барабашев, он профессор МГУ, философ. Они проводят семинары, развивают контакты с американскими учеными, обсуждают различные проблемы с Правительством России. Мы со своей стороны также организуем подобную ассоциацию. Очевидно, господин посол США Коллинз будет первым американским членом, он учился в МГУ, а я, возможно, буду второй, я ведь тоже училась в Московском университете 17 лет назад на филологическом факультете.

- Я знаю, что вы с большой симпатией относитесь к российской культуре.

- Я давно заметила, что среди дипломатов те, кто учился в других странах, лучше относятся к этим странам, их все там интересует.

- Вы прекрасно владеете русским языком, но сейчас в вашем посольстве значительно меньше людей, хорошо знающих русский язык. Чем это объяснить?

- Есть несколько причин. Наше посольство за короткий срок увеличилось в два-три раза, более того, мы открыли

в течение двух лет четырнадцать представительств в республиках бывшего СССР, и трудно найти столько людей, хорошо знающих русский язык. Сейчас у нас появились русские сотрудники, они помогают работе посольства. И те американцы, которые не очень хорошо знают русский язык, с удовольствием пользуются услугами русских переводчиков. Образовалось много новых отделов, и их сотрудники не из дипломатической службы. Они работают в США или в департаменте торговли,

или в департаменте энергетики и т. д. Они никогда не учили русский язык, а он ведь очень трудный.

- Но если долго живешь в стране и хочешь ее познать, необходимо выучить ее язык, не правда ли?

- Да, я согласна. Но, к сожалению, изучение языков в США уменьшилось, не только русского, а всех иностранных языков.

- Считают, что между нашими странами много общего. А что отличает наши народы?

- И в России, и в США большие пространства, много разных национальностей,

богатейшие недра. И американский, и российский народы живут не только для себя, они великие народы и влияют на мир, ответственны перед ним. Я много читала работ ваших русских ученых и политиков о русской национальной идее. Я вижу, что у вас есть разные мнения, но нет еще ясно выраженной национальной идеи. У нас в Америке существует американская мечта, и много людей в нее верят, ее даже не подвергают сомнению. Мы довольны своей мечтой, что Америка

- страна больших возможностей, что в ней каждый человек, если будет прилежно трудиться, достигнет заветного. Возможно, это только мечта?

- Ну почему? Это ваша общенациональная идея. У вас этой идеей объединены люди разных национальностей и разных рас. Боюсь, что наша национальная идея не объединяет людей, а разъединяет. В России идет поиск такой идеи, и пока ее нет. Мне кажется, это одна из бед нашего современного общества.

- В молодости я всегда

думала, что передо мной нет преград, что смогу сделать все, что задумала. Это типичное мышление американцев. Тогда я почти шесть лет работала во Франции и увидела впервые в жизни, что люди думают иначе. Мои французские друзья считали меня смешной, наивной американкой.

- Ваша американская мечта осуществилась?

- Да, я оказалась права. Окончила Университет Брауна (недалеко от Бостона, кстати, сейчас там работает Сергей Хрущев), училась в Гарвардском

университете, потом в МГУ, сейчас у меня очень интересная любимая работа.

- Приходилось ли вам сталкиваться с мужским шовинизмом?

- До этого года моими подчиненными были только мужчины, и на официальных встречах часто их считали главными, а меня их помощницей. Потом, конечно, узнавали и удивлялись, но я к этому привыкла. На дипломатической службе я уже четырнадцать лет и много работала в ЮНЕСКО.

- Если бы вы были мужчиной, вам было бы легче добиться

успеха?

- Гораздо легче. Мне всегда надо работать лучше, больше, чем мужчина, надо быть более серьезной. Но иногда мне помогает то, что я женщина, что-то мне прощается. Часто я единственная в посольстве женщина в переговорной команде.

- Несколько личных вопросов. Вы замужем, кто ваш муж?

- Мой муж тоже работает в нашем посольстве. Он политолог, до этого года возглавлял отдел внутренней политики России, а сейчас у него творческий отпуск, он пишет книгу

и очень много встречается с разными людьми. Муж тоже любит русское искусство, и мы часто вместе посещаем театры, выставки, музеи. Скоро мы попрощаемся с Москвой и уедем в США, но я надеюсь, что моя будущая работа все равно будет связана с Россией.

- Вы долго работали в России, вы чувствуете себя здесь как дома?

- Я себя чувствую дома в разных местах: в Америке, особенно в Вашингтоне, в Нью-Йорке, в Бостоне, где я родилась, в Италии, на родине моих

бабушек, во Франции, где прошла моя юность, и, конечно, в России, где я прожила семь очень интересных лет.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы