aif.ru counter
08.07.1998 00:00
52

Дом, где останавливаются сердца

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 28 08/07/1998

СУДЬБЫ ОБРЕЧЕННЫХ НА СМЕРТЬ

СВЕТЛАНА узнала о том, что неизлечимо больна, в 23 года. Она решила съездить в последний раз на море, а потом устроить прощальный ужин. Накрыла стол. Зажгла свечи. Надела самое красивое платье и пригласила мужа на вальс. На вопрос: "Какой сегодня праздник, любимая?" - она ответила: "Это наш последний вечер вместе". Наутро она уехала в хоспис, где умерла в страшнейших муках. Светлана не хотела, чтобы муж видел ее страдающей. Она хотела остаться в

его памяти красивой и жизнерадостной. Но он не смог перенести смерть жены и покончил с собой на ее похоронах.

Сейчас койку Светланы занял Леонид Семенович. В хосписе он оказался не по своей воле. Дети не позволили ему умереть в собственном доме. В их трехэтажном особняке не хватило комнаты для больного папы и сиделки. "Ох, тяжела смертушка, когда ты не в своей постели, - со слезами на глазах жаловался бывший бизнесмен. - Всю жизнь детям отдал, да,

видно, мало им. Я проклинаю такую судьбу. Просил врачей дать мне побольше наркотиков, чтоб не мучиться на этом кладбище живых, да закон об эвтаназии у нас не принят".

Хоспис - это место, откуда не выходят живыми. Там находятся безнадежно больные люди. Одних родственники сдают как ненужный груз, перекладывая все заботы по уходу на плечи медсестер, других, одиноких, привозят сюда из больниц, а третьи приезжают сами, потому что не хотят умирать среди

здоровых людей. Родоначальником международного движения хосписов стал Виктор Зорза. Идея о создании домов, где умирающему от онкозаболеваний человеку окажут медицинскую и психологическую помощь, пришла к нему после того, как скончалась от рака его 26-летняя дочь. Один из хосписов СанктПетербурга похож на большой деревянный склеп. Там пахнет гноем, смертью и безысходностью. Картина ужасающая. В одной из палат лежит старушка без носа. Рядом находятся

20-летняя девушка с опухшей грудью, 30-летняя женщина с торчащей культей пищевода и непонятного возраста "высохшая" дама с кровоточащей и потрескавшейся ногой. Священнослужитель читает им проповеди о загробном мире и рае. Психотерапевт призывает их относиться к своему концу философски. А они плачут, стонут, жалуются, впадают в истерику и даже проявляют агрессию (на моих глазах пациент ударил костылем медсестру). Все знают, что умрут, но отказываются

в это верить.

Я НЕ ХОЧУ УМИРАТЬ

"МАМА, мамочка...", "У меня дочке 7 лет. Хочу дожить до ее свадьбы", "Я всем все прощаю и у всех прощения прошу", "Зачем прооперировали и дали надежду?", "Когда же сынок мой придет?" Это последние слова умерших, записанные в альбом медперсоналом рядом с фотографиями бывших пациентов. Под портретом 20-летнего голубоглазого Андрея - слова из его письма к профессору, которое он так и не успел отправить: "Верю только вам. Пожалуйста, скажите, что хоть

на инвалидной коляске, но буду жить". Еще Андрей оставил часы и записку с признанием в любви к девушке из соседней палаты. Он надеялся, что его подарок хоть на мгновение продлит ей жизнь.

"Сама смерть не страшна. Ужасны мучения обреченных, - говорит одна из нянечек хосписа. - Мы, как можем, облегчаем их страдания. Даем наркотики, делаем уколы. Когда они умирают, я благодарю Бога, что забрал их к себе. Потом мою тело, перевязываю ноги и отдаю родственникам.

А если человек одинок, то везем его сразу в морг". Физические муки умирающих вряд ли причиняют им больше страданий, чем душевные переживания. Никто из тех, с кем мне удалось поговорить, не захотел повторить свой путь в следующей жизни. 54-летний Олег Сергеевич все время повторяет: "Плохо я воспитал своих детей. Один удавился, другой спился. И жену я свою ревностью измучил". А 36-летняя Зинаида целые сутки в бреду вымаливала прощение у сестры и просила

ее присмотреть за своей 15-летней дочерью. Когда-то у них была общая квартира. Потом муж надоумил Зинаиду выписать сестру с жилплощади. Затем Зинаида выгнала и мужа. Она осуществила свою мечту - осталась вдвоем с дочерью, но вскоре заболела раком молочной железы. 24 часа женщина не приходила в сознание. Так и умерла. Непрощенной.

СПЕШИТЕ ДЕЛАТЬ ДОБРО

МЫ РАДУЕМСЯ покупке новой машины, квартиры, очередной поездке на Гавайи. И это нормально. Но почему-то, умирая, человек вспоминает не то, как он отоваривался в Париже или выбирал себе новый особняк. Перед смертью все вспоминают теплую, уютную атмосферу семейных вечеров, радость первого свидания и волнение при появлении первенца. Сколько ни твердили нам поэты и музыканты, что жизнь - это не вокзал, где ждут прибытия счастливого поезда, что надо радоваться

каждому ее моменту, - все оседает в библиотечных томах мемуаров. Человеку сложно прожить без суеты, ведь встречи и расставания, одобрения и укоры - это часть нашего реального "сегодня". Но почему в итоге люди произносят: "Я умираю. А так много еще не сделал..."? Почему опаздывают с душевным раскаянием и любовным признанием? Неужели нужно постоянно напоминать: творите добро - и оно вернется к вам?

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество