aif.ru counter
1455

"Ментовская" зона

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 31 29/07/1998

В РОССИИ есть всего три места, где за колючей проволокой в робе арестанта мотают срок бывшие... милиционеры, судьи, прокуроры и даже сотрудники спецслужб. Одно из них - в Иркутске. Вчерашние стражи порядка сидят здесь за тяжкие и особо тяжкие преступления.

Иркутская "тройка" - нетипичная производственная зона. На площади 10 га фактически сосуществуют три разных учреждения: строгого режима, общего и колония-поселение. В сущности, это недопустимо.

Но расти зоне некуда - она в кольце жилого массива.

Никаких специальных удобств и пайков для "бывших" правоохранителей не предусмотрено. 1300 зеков занимают жизненное пространство, рассчитанное на 800 человек. Поначалу корреспондента "АиФ" приняли за прокурора. И потянулись с челобитными. Так проявилось первое отличие "ментовской" зоны - здешний говор понятен гражданским лицам. Блатной фени меньше, чем в других местах. Но, пожалуй, главная особенность

"тройки" - очень скромный процент рецидива. Начальник отдела безопасности ИТУ Михайлюк за три года помнит лишь пять таких случаев. "Народ в общем-то законопослушный и исполнительный. И грамотный - жалобы писать умеет". Это вполне объяснимо: судят бывших сотрудников со всей строгостью. Против гражданских менты по тем же статьям зачастую сидят раза в два дольше. В былые времена служителей Фемиды и прокуроров на зоне было больше. Сейчас они встречаются

реже. Сотрудники ИТУ пожимают плечами: вряд ли судьи стали честнее. Самый многочисленный отряд осужденных представлен гаишниками. Вслед за ними идут разночинные сотрудники отделов милиции и РУВД за превышение служебных полномочий. Попадали на зону и разведчики, осужденные по статье - за шпионаж.

КОРОЛИ И "ПЕТУХИ"

ЖЕСТКОЙ иерархии на ментовской зоне нет. Уважения больше к тем, у кого срок больше. В отличие от "черных", то есть обыкновенных зон, здесь реже "опускают" за непопулярные статьи. Например, за изнасилование. "Опущенным" выделяется самое неудобное место, обычно в центре барака. Как и везде, они лишены права свободного общения с другими обитателями зоны: даже среди бывших милиционеров есть люди, которые стремятся выполнять классические воровские законы

и подбивают честных "фраеров" следовать их примеру.

Фаворитами тюремного сообщества обычно становятся адвокаты. Они помогают товарищам по несчастью грамотно оформить жалобу. Не жалуют гаишников и судей. Прокуроров игнорируют. Роль "крутых" пытаются сыграть бойцы спецназа. Однажды зарвавшийся бывший спецназовец ударил сотрудника ИТУ кулаком по лицу. Такого еще не было в истории зоны. Против драчуна возбудили уголовное дело. Тюремные кланы здесь распадаются

на землячества из 5-6 человек. Каждое образует свой микрообщак. Так легче выжить. На "строгаче" порядки жестче. Там "перевоспитываются" 160 человек. Многим из них светил "вышак". Спас новый Уголовный кодекс. Самый убойный срок - 25 лет - у майора милиции из Омска, который вместе с приятелем приехал в Москву наниматься в киллеры. По дороге их тормознул дорожный патруль. Горе-киллеры даже не попытались договориться со своими, открыли огонь на поражение.

"ДОСКА ПОЧЕТА"

САМОЙ крупной фигурой, отбывавшей на зоне срок, был председатель Совмина Узбекистана Худайбердыев по знаменитому хлопковому делу Гдляна - Иванова. Из соседнего Казахстана на обучение столярным работам направили помощника первого секретаря ЦК Бекижанова. А самым предприимчивым из высокопоставленного персонала стал начальник уголовного розыска из Днепропетровска некто Полянский. Сразу после освобождения он основал в Иркутске благотворительный фонд.

И, говорят, неплохо живет. Побег из зоны - всегда ЧП. Так было с Джабраиловым, ставшим впоследствии личным охранником Джохара Дудаева. Джабраилов прославился своими способностями точно метать нож с большого расстояния. Он не раз демонстрировал это на швабрах, расщепляя черенки. Бежать ему помог бесконвойник. На пустых лотках хлебовозки Джабраилов выехал из зоны. Сразу же после его побега при загадочных обстоятельствах погиб начальник караула. Следствие,

как старый паровоз, загнали в тупик.

Другой, не столь драматичный случай произошел тремя годами раньше - в 1992 г. Бежал осужденный на 15 лет. Воспользовался лесовозом. Почти год скрывался в сибирской тайге. Через год на подступах к городу его задержали одичавшего и осунувшегося. Теперь наученные горьким опытом сотрудники ИТУ пытаются предовратить саму возможность побега. Потенциальных бегунов берут на заметку. Через каждый час "подозреваемый" отмечается

у дежурного. Также нужен глаз за конвоем. В былые времена редко какой наряд обходился без алкогольных напитков.

ШИЗО И РЕПИН

ШТРАФНОЙ изолятор в два этажа гостеприимно распахивает свои металлические двери для хулиганов и дебоширов. В этот раз его обитателями были почти два десятка зеков. Кроме ШИЗО в арестном доме есть еще ПКТ - помещения камерного типа. В них штрафников могут прописать надолго - до шести месяцев. Всем без исключения арестантам положен свежий воздух. "Шизоидам" дают 30 мин., "пэкатэшникам" - 45.

В одной из камер предметом гордости служит настенная живопись.

Судя по изящным линиям нарисованных дам, здесь сидели эстеты. Один из обитателей сказал: "Мы здесь все художники. Я, например, Репин". Не соврал. На двери действительно была табличка "Репин".

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы