aif.ru counter
07.10.1998 00:00
43

Время покупать долги

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 41 07/10/1998

Интервью с председателем правления Национального резервного банка Александром ЛЕБЕДЕВЫМ

У ЦБ "прежнего созыва"

не было программы выхода из кризиса.

От этого пострадали и банки, и страна.

Долги РФ сегоднясоставляют более 200 млрд. долл.

Уникальность ситуации -большую часть долга

можно откупить

за 10-20% от номинала.

Ваш банк разработал предложения по выводу банковской сферы из кризиса. Что подвигнуло вас подумать о системе в целом?

- Мы считаем, что действия госструктур, ответственных за финансовую систему, в преддверии кризиса летом этого года были противоречивы и слабовольны (ЦБ), либо вообще некомпетентны (правительство).

Например, решение правительства по мораторию ГКО (включая обмен на евробонды), форвардам, структурным реформам в банковской среде я даже

не буду комментировать. Это просто беда.

Что касается ЦБ, то он имел полную картину о состоянии всех банков России. Многие из них в любом случае приказали бы долго жить. Одна из основных задач Центрального банка - уберечь клиента любого банка от опасности потерять деньги. ЦБ не справился с этой задачей. Не важно, почему - изза опасений отмщения со стороны олигархов, или неграмотности, или безволия.

Нельзя назвать квалифицированными действия ЦБ и по

выборочному предоставлению средств отдельным банкам. Тем более что эти меры все равно проблемным банкам не помогли.

Не знаю, чем можно объяснить позицию ЦБ по вопросу иностранных форвардных контрактов (срочных договоров российских банков с нерезидентами на поставку валюты). Эти договора в первую очередь явились результатом заверений ЦБ в твердости валютного коридора. После его изменения российские банки понесли колоссальные убытки. Решений могло бы

быть несколько - но август-сентябрь не привели к формированию четкой позиции правительства и ЦБ. Вот, например, как рассуждал один из руководителей ЦБ: "Мы объявили мораторий, и вы на этом основании можете не платить своим партнерам по форвардам. Или откажите иностранцам в поставке валюты изза непоставки ими рублей". "Бедный", он никогда не работал в коммерческом банке и не отличает расчетного или индексного контракта от опциона. В этом, кстати, и

важнейшая проблема - теоретики регулируют практическую работу банков, ни разу не держав в руках реальных банковских инструментов. А чего стоит заявление перед инокредиторами после введения моратория о том, что все "здоровые" банки должны в рамках моратория платить по всем своим обязательствам... Я уж не говорю о том, что "моратории" - это месть олигархам! Главное, чего не проявил ЦБ в предкризисное время, - это воли и характера. Деморализованный главный

банк страны позволил правительству диктовать свои условия. Влияло на политику ЦБ и давление со стороны ряда олигархов. Мы считаем, что отсутствие у ЦБ программы действий (хоть какой-то) и жесткости в ее проведении спровоцировало и ужесточило кризис. Кстати, если бы была такая программа, банковское сообщество с радостью стало бы сотрудничать с Центробанком по ее реализации.

Вот эти и другие факторы заставили нас разработать собственную программу выхода из финансового тупика, в котором оказались российские банки.

- Изложите, пожалуйста, идеологию программы.

- Она исходит из того, что банки будут объединяться в более крупные банковские образования (что уже стало происходить) - группа банков "Газпрома", московская банковская группа, "ОНЭКСИМ" - "МЕНАТЕП" - "Мост". У ненадежных для клиентов банков должны быть отозваны

лицензии или в них должны быть введены временные антикризисные администрации. В этом процессе один раз выбранная жесткая линия должна быть четко выдержана - никаких колебаний, которые мы видим.

- Я вкладчик СБС-Агро. Сегодня я не знаю, этот банк жизнеспособен или он уже лопнул. Но информацию, официальную - от ЦБ или правительства, я получить не могу. Как-то этот пробел, касающийся денег миллионов людей, по программе ликвидируется?

- Согласен - это

больной вопрос. Четкой позиции ЦБ и государства по отношению к пострадавшим вкладчикам сейчас нет. Мы же предлагаем, предположим, откупить 1 час телевизионного времени, где один и тот же уполномоченный специалист, владеющий всей информацией, доносил бы ее до зрителей, объяснял ситуацию. Зритель по этой информации делал бы вывод, что ему делать со своими финансами. Уверяю вас, это была бы одна из самых популярных передач и это было бы честно по отношению

к вкладчикам.

- Вернемся к программе. Пирамида ГКО унесла десяток миллиардов долларов. Банкам же уже сегодня нужны деньги для платежей, кредитов, да даже на содержание самих же банков. Какие меры вы предусмотрели на этот счет?

- Сегодня все знают, что неконтролируемая эмиссия - наркотик, несущий смерть экономике. Иностранные займы сейчас в Россию не пойдут, кредиторы напуганы. Наша идея - предложить странам семерки дать фонды своим крупным банкам,

имеющим филиалы в России. Вариантов такого фондирования немало. За счет этих ресурсов в десятки раз можно увеличить капиталы иностранных банков у нас, открыв для них рынок. Далее правительство РФ (вот она регулирующая роль) определяет, что банк такой-то, например, будет заниматься пищевой (с/х, строительной и т. д.) промышленностью и заинтересован в том, чтобы ее кредитовать и развивать. Западный банк научит работать, не воруя, приведет крупные западные

компании, работающие в соответствующей области, и проконтролирует целевое использование кредитов. Параллельно следует реструктурировать национальные банковские группы. На это надо найти несколько миллиардов долларов - эти средства можно получить в международных финансовых организациях. Мы можем конкурировать с иностранцами, не надо бояться этого. У нас также останутся стратегические отрасли (оборонная и др.).

- Многие отрасли промышленности сейчас

на грани краха. Имеются ли какие-то идеи по их поддержке?

- Под промышленной политикой мы понимаем не столько идеологию, сколько реализацию конкретных проектов. Например, мы кредитуем производство на Воронежском авиастроительном заводе самолетов Ил-96, проект "Росшельф" по строительству морской буровой платформы, осуществляется и проект МТС-2 в сельском хозяйстве Орловской области, занимаемся мы и программой переориентации шахтеров на строительство

автодорог, строительством АЭС в Приморье и др. Деньги на эти проекты дают конкретные иностранные инвесторы, которые провели многолетнюю соответствующую экспертизу. До сих пор большинство промышленных и сельскохозяйственных целевых кредитов, выделенных правительством предприятиям, были благополучно растранжирены. Нам же часто ставят в укор единственный пример с неудачей строительства специализированных морских судов за кредит в индийских рупиях. Но

в этой истории деньги были возвращены в бюджет с процентами и в валюте, а претензии надо предъявить заводу, мы его не контролируем. Деньги возвратились в бюджет благодаря ответственности НРБ и нашего партнера "Совкомфлота".

- Что делать с мораторием на выплату долгов внутренних и внешних? Без решения этой проблемы западные деньги вряд ли придут в Россию.

- Надо создать единый рабочий орган переговоров, где бы собрались под эгидой правительства российские

и западные банки и где бы была сосредоточена вся необходимая информация. Часть задолженности российских банков западным кредиторам, где ответственность правительства очевидна, ЦБ и правительству целесообразно взять на себя, как это было сделано в США "по плану Брэди". В 60-70-е годы правительство США стимулировало крупнейшие банки, по политическим мотивам, кредитовать латиноамериканские страны. Аргентина, Мексика, Бразилия и Венесуэла должны были

банкам США около триллиона долларов. (Советская пропаганда, кстати, считала, что проблема невыплаты этих долгов свалит американский империализм.) США нашли выход: долг был реструктурирован и отсрочен. Вместо долга на рынок были выпущены облигации с длительными сроками погашения. Эти облигации были привязаны к казначейским обязательствам США, что исключило риск покупателей этих бумаг, т. к. казначейство США обязалось выплатить долг, если этого не смогла

сделать какая-то из стран. По аналогичному плану государство в РФ может реструктурировать долги российских банков перед западными банками, исправив свои же ошибки. Ведь банковскую систему потрясли непрофессиональные и непросчитанные действия правительства. Наверное, прав Явлинский, говоривший про подоконник, на котором решались важнейшие для страны вопросы. Я был в правительстве за 2 дня до кризиса и вспоминаю эти разговоры, по которым можно было

судить, насколько все еще было "сыро". Все ошибки, которые можно было сделать, ЦБ и правительство сделали.

- Чья была идея по одномоментному обрушиванию ГКО? - Это не так важно, в конце концов, если нет доходов бюджета для обслуживания займов. А вот мораторий на внешний долг... В частных беседах я слышал, что авторство не отрицал Гайдар. В правительстве о моратории упоминал Кириенко незадолго до того, как механизм был запущен. Говорил о моратории

и Чубайс. Дубинин был в отпуске.

- Можно ли восстановить доверие кредиторов и инвесторов?

- Главное - как скоро. Надо немедленно начать переговоры со всеми группами кредиторов, работавшими на нашем рынке. Надо создать (и это есть в нашей программе) постоянно действующие структуры, которые стали бы работать в Москве. Будьте уверены - все приедут и все будут работать. Инвесторы должны понять, что в счет долга они смогут получить или акции, или векселя,

которые потом смогут обменять на деньги. Очень важно: рейтинг России как должника снизился. Наши долговые обязательства можно сегодня купить за 10-20% от номинала. Этой уникальной ситуацией нельзя не воспользоваться. Надо срочно это делать, т. к. в другой раз такой ситуации не будет. Мы это умеем делать, и это делали еще в 1994 г. в гораздо более тяжелых условиях. Помешать это сделать может лишь какой-нибудь или трусливый или хитромудрый чиновник

в Минфине или правительстве.

- Что делать населению в этой непростой ситуации?

- Надо понять, что сегодня не война, не голод. Для основной массы населения ничего страшного не случится. Надо поддержать пенсионеров, малоимущих. Не надо поддаваться панике, не надо думать о революции. Надо упереться, крутиться, работать на всех работах, где только можно. Сегодня и далее будет цениться профессионализм, сейчас особенно надо быть или становиться профессионалом.

Во многом наш кризис произошел из-за отсутствия профессионализма сверху донизу. Россия выдержала гораздо худшие времена. Переживет она и сегодняшний кризис.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество