aif.ru counter
02.12.1998 00:00
209

Дмитрий Савельев: "Транснефть" стоит десятки миллиардов долларов"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 49 02/12/1998

ПРЕЗИДЕНТУ компании "Транснефть" - одной из тех самых сакраментальных естественных российских монополий - Дмитрию САВЕЛЬЕВУ всего 30 лет. Многим в момент его прихода в "Транснефть" он казался слишком молодым, несведущим в проблемах транспортировки нефти. Однако спустя всего несколько месяцев он заставил говорить о себе совсем по-другому - как о стратеге, готовом к серьезным и давно назревшим переменам в отрасли.

- Дмитрий Владимирович, первый вопрос достаточно традиционен: что представляет собой компания "Транснефть"?

- По большому счету, ее нельзя рассматривать как некий коммерческий механизм, это чисто производственная и чисто государственная структура, которая управляет нефтяными потоками на территории страны. Мы занимаемся перекачкой добытого российскими нефтяными компаниями сырья в различные регионы страны (сегодня наша система охватывает 53 субъекта

Федерации), а также по экспортной "трубе" за рубеж. Кроме того, компания работает с трубопроводными системами других государств, предоставляя им определенные транзитные возможности. Что можно сказать еще? "Транснефть" зарекомендовала себя как стабильно работающая, исполняющая все государственные решения, не сорвавшая ни одного договора с нефтяными компаниями (а их у нас заключено 127). Мы вовремя платим государству дивиденды, налоги.

- Вы занимаете

пост руководителя "Транснефти" чуть меньше пяти месяцев. Как приняли вас генеральные директора ваших дочерних структур? А как с нефтяными генералами?

- Первое, что я сделал, когда возглавил компанию, - объездил все дочерние предприятия, познакомился с условиями труда, увидел воочию производство. Надо отдать должное - там работают профессионалы, которые знают свое дело и любят его. Конечно, вначале была некоторая настороженность, ко мне присматривались.

Но нам удалось найти общий язык. Понятно, что надо повышать эффективность управления, иначе мы не сможем осуществить перспективные проекты, которые вдохнут в "Транснефть" вторую жизнь. И генеральные директора - мои первые помощники. Что же касается добывающих компаний, отношения с их руководителями не всегда простые. Сказывается извечное желание нефтяников не зависеть от государства и в то же время обладать собственными транспортными системами. Это

вполне здравая мысль, если трубопроводы имеют локальное значение. Наша же система охватывает всю страну, мы вынуждены сохранять баланс интересов многих нефтяных компаний, не допускать перекоса в какую-либо сторону. Целостность "Транснефти", контроль государства над компанией - необходимые условия эффективной и бесконфликтной работы отрасли. Конечно, кризис неплатежей усугубил взаимоотношения между добывающими компаниями и "Транснефтью". Однако нефтяные

генералы, безусловно, отдают нам должное. Сегодня у них нет структур, которые могут так же профессионально, как "Транснефть", обслуживать трубопроводы, строить их, развивать мощности.

- Но ведь для государства "Транснефть" - мощный рычаг воздействия на строптивых нефтяных генералов. Отлучение от "трубы" - особенно в период кризиса - отрезвляет, ведь от экспортных поставок зависит, быть или не быть нефтяным компаниям?

- Вы правы, "Транснефти" вполне

по силам быть той структурой, которая может осуществлять контроль и регулирование грузопотоков, отслеживать реальную картину нефтедобычи в стране. Но мы не стремимся душить компании, тем более что ситуация в отрасли не самая веселая. Да и переговоры приносят конкретные результаты - за 2 месяца мы снизили их задолженность перед нами почти вдвое. Мы заинтересованы в том, чтобы привлечь больше нефти в систему, чтобы через нее пошел максимально возможный

транзит из Азербайджана и Казахстана. Тем самым мы получим дополнительную выручку, а государство - дополнительные налоги. Мы сократим издержки и сможем вести речь о снижении тарифа для тех же нефтедобывающих компаний.

- Как вы относитесь к тому, что в некоторых дочерних структурах "Транснефти" участвуют региональные власти?

- Мы находим взаимопонимание с администрациями всех регионов, в которых работаем. В конце концов у нас там и земельные отводы,

и работники наши живут, их семьи, там расположены объекты нашей социальной инфраструктуры. Одно время ходили слухи, что "Транснефть" хочет перевести в Москву обороты своих дочерних предприятий. Глупости. Я считаю, что регионы ни в коем случае нельзя оголять. Региональные власти уже поняли, что мало иметь собственность - надо еще уметь ею управлять. А проблем в этом деле хватает. Сегодня очень здорово меняется схема грузопотоков. Некоторые акционерные

общества балансируют на грани убыточности, некоторые перегружены. Нефть сдается с разных месторождений различного качества, с разным содержанием примесей. Власти понимают, что, если они будут глубоко влезать в сложную технологическую цепочку, они могут нанести непоправимый экономический ущерб.

- Как сегодня живется нефтянику-транспортнику?

- Если честно, живется неважно. Заработная плата не индексировалась уже года два-три и сейчас составляет около

1,5 тыс. руб., тогда как в среднем по отрасли она колеблется в пределах 2,5-3 тыс. рублей. А ведь персонал нашей компании трудится в тяжелых северных условиях, в труднодоступных местах. Это неправильно, и при защите тарифов на следующий год мы будем биться за своих работников.

- Желающих вложить деньги в "трубу" много. Может быть, это и есть путь решения всех проблем?

- Надо прежде всего понять, для чего нужны инвестиции. Если это принесет пользу

государству, компании и нефтедобывающей отрасли, - это один вопрос. А если просто для того, чтобы система приобрела еще одного участника, то этого нельзя допустить.

Правительство поддерживает нашу позицию. Недавно прошло совещание у вице-премьера правительства РФ Владимира Булгака, на котором было однозначно заявлено: срок закрепления акций "Транснефти" в федеральной собственности будет продлен, и компания в 1999 г. приватизирована не будет. Мингосимуществу

было дано соответствующее распоряжение.

У нас уникальная компания, сложная в технологическом плане, стоящая колоссальных денег - по крайней мере, нескольких десятков миллиардов долларов. Посчитайте сами: сооружение 1 км "трубы" обходится в 1 млн. долл. А у нас 47 тыс. км. Плюс в нашей системе постоянно находится 27 млн. т нефти технологического остатка, плюс наша система может перекачать 600 млн. т добытой нефти, плюс 30-летний опыт работы отрасли.

Вот такое у нас хозяйство.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество