aif.ru counter
25.11.1998 00:00
38

Гений и пристрастия

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 48 25/11/1998

ЖИЗНЬ пражского антрепренера Бориса ТИХАНОВИЧА была озарена светом таких звезд российской культуры, что дух захватывает...

-В ПОСЛЕДНИЕ годы жизни Шаляпина я был его импресарио. Это был человек из народа, человек великий, но - скажу прямо - самодур. В начале 30-х гг. он получал за выступление 3000 долларов, по тем временам просто страшные деньги! И организация концерта Шаляпина была делом рискованным.

В 1934 г. в Праге Федор Иванович должен был спеть концерт под покровительством специально созданного дамского комитета при участии президента республики Томаша Масарика.

Билеты мы распространяли среди богачей - промышленников, дипломатов, политиков. Федор Иванович приехал в Прагу в прекрасном настроении. Он умел быть обаятельным.

Жил Шаляпин в гостинице "Отель де Сакс". У него на дверях была табличка с надписью золотыми буквами: "Апартамент маэстро Шаляпина". Ему это очень льстило, но за номер он никогда не платил. Это делал его почитатель, чешский модельер Юнгер.

Во время обеда Федор Иванович мне говорит: "Борис,

а выпьем-ка по рюмочке!" Я посмотрел на него, как мне казалось, выразительно и говорю: "Федор Иванович, а ведь вечером концерт..."

"Да чепуха, - говорит. - Эка мелочь, я привык..." Принесли по рюмке водки. Мы все втроем выпили, закусили. Федор Иванович с явным удовольствием решил повторить... В общем, я понял, что концерт он петь не сможет. Мне пришлось телефонировать президенту: дескать, так и так, в связи с внезапным заболеванием маэстро Шаляпина

концерт откладывается, присылайте полицию - ведь ожидали, что придет несколько тысяч человек... Мне пришлось пережить трудный вечер. Очень трудный.

- Шаляпин вас не разорил?

- К счастью, нет, поскольку билеты не возвращали. Концерт был просто перенесен на другую дату. Но, конечно, правды скрыть было нельзя. Масарик обо всем узнал, обиделся и не приехал на отложенный концерт.

Совершенно иным человеком был Сергей Васильевич Рахманинов. Я на всю жизнь

запомнил его последнее выступление в зале "Люцерна". Выходит сухой, стройный, высокий человек с палочкой в руках, кланяется во все стороны. Но по лицу видно, что ему неимоверно тяжело.

Когда Рахманинов сел за инструмент и начал играть, полились такие сильные ясные звуки, что все обо всем забыли. А потом я узнал, что в этот день его мучил страшный приступ подагры. Но концерта он не отменил.

Сергей Сергеевич Прокофьев остановился в Праге, возвращаясь

из Парижа со своей женой-испанкой в начале 30-х гг. Он выступал с оркестром чешской филармонии. Этот белобрысый, простой на вид русский человек выглядел и держался так, что никто никогда не подумал бы, что это великий композитор.

Правда, Прокофьев и сам, похоже, об этом не задумывался. Его больше всего заботила судьба его жены. Она была довольно посредственной певицей, и Сергей Сергеевич умолял меня устроить ей выступление по чехословацкому радио.

Мне это удалось, хотя и не без труда.

Как он радовался! Я в жизни не видел более счастливого человека. А она всего-то спела по чехословацкому радио несколько испанских песенок.

- С кем еще из деятелей русского зарубежья вы встречались?

- С Анной Павловой я познакомился в Праге за год до ее смерти. Она была очаровательной, но в ее облике - это все отмечали - было что-то трагическое. После ее смерти несколько человек в разных концах света покончили

с собой. Они считали, что жизнь без Павловой не имеет для них смысла.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество