aif.ru counter
82

Борис Эйфман, хореограф-шаман

ЗА РУБЕЖОМ Бориса Эйфмана ставят в один ряд с Бежаром и Килианом. Называют в числе самых выдающихся хореографов современности

ЗА РУБЕЖОМ Бориса Эйфмана ставят в один ряд с Бежаром и Килианом. Называют в числе самых выдающихся хореографов современности.

А в Петербурге у его театра нет помещения. Так что недавние гастроли на сцене Большого (уже второй раз признанные критикой триумфальными) - чуть ли не единственная для российской публики возможность увидеть творчество хореографа на родине.

- ХОРЕОГРАФ сегодня - это не сочинитель танцев. Я пришел к выводу, что сегодня настоящий хореограф - шаман. Создатель особого энергетического мира, через движения заряженного его эмоцией. Ведь главное, что отличает хореографа от нехореографа, - это способность зарядить энергией зрительный зал...

- Поначалу ваша труппа называлась "Новый балет". Потом вы ее переименовали...

- В то время, когда я создавал свой театр, самым прогрессивным считался балет "Спартак", поставленный в сугубо добротных традициях нашего советского балета. Он был, безусловно, талантливым спектаклем. Но не мог разрушить советскую эстетику. Мы же стремились к тому, чтобы создать абсолютно новые формы, новую эмоцию...

- Но в результате?

- Да, название "Новый балет" - это несколько другая, активная, молодая позиция хореографа и труппы... Сейчас мне думается, что в принципе ничего нового в технике танца создано уже быть не может. Танец модерн стал уже таким же традиционным, как классический танец. Сегодня вообще любая техника традиционна.

Но я вижу балет ХХI века. Он абсолютно свободен от всяких традиционных систем, от всяких навязчивых форм. Это мир, в котором могут появляться движения из классического танца, из танца модерн, движения спортсменов-гимнастов и инструкторов у-шу, движения мальчика, старика, беременной женщины, движение дерева и движение камня...

Полет фантазии

...МНОГО лет я мечтаю о том, что вот - я вхожу в свой театр. Не надо опять переносить спектакль с маленькой сцены на большую, не надо привыкать, не надо вживаться... Много лет. А театра все нет. В Москве Лужков отстроил грандиозные новые оперные театры: Покровского и Колобова. В столице как-то эту проблему решают, а у нас...

- Вы в этой связи не думали сменить место жительства?

- На Москву? Что вы! Я никуда не уеду из Питера. Ни в Москву, ни за границу. Интуитивно я чувствовал это, еще когда даже не знал мира: меня ведь выпустили в первый раз за границу зрелым мужчиной - мне было далеко за сорок, а ставить я начал, когда мне не было еще двадцати: первый свой балет я в тринадцать лет сделал... Но уже тогда я знал, что только здесь могу сочинять. Только в Петербурге. Это какая-то внутренняя органика. Я весь пропитываюсь этим воздухом, таким особенным, и тогда я творю... Только вы это не пишите. А то, знаете, руководство нашего города совсем перестанет бояться меня потерять...

- Вы мечтаете о театре. Какой масштаб сцены вам необходим?

- Большое пространство. Почему рок-певцу трудно выступать в маленьком зале? Он лишается самозаводящей энергетики толпы. Посылаемый со сцены энергетический заряд аккумулируется стадионом лучше, чем камерным помещением. Потому современный балет стремится к масштабным пространствам, и в каком-то смысле действительно идет на стадионы.

- Вот вы гастролировали в Большом. Если бы вас назначили руководителем балета подобного академического театра, как бы вы изменили его репертуар?

- Пф-ф! Почему вы не спросите, что бы я сделал, если б стал руководителем космических полетов? Мы живем в разных параллелях, практически непересекающихся. Замечательные труппы Большого и Мариинки специализируются на сохранении классических шедевров. Классический балет - это балет экстерьерный, там все построено на изображении, он прежде всего должен поразить чистотой формы. А мой балет - это балет, можно так сказать, интерьерный. Он должен поражать глубиной содержания. Большой и Мариинка показывают миру русский балет в его отполированном музейном варианте. Я выбрал для себя иную модель жизни и театра. Я поп-культурой не занимаюсь...

- Вы хотите сказать, что классический балет сегодня - это поп-культура?

- Я хочу сказать, что балетная классика стала коммерческим искусством. Вот и все. Мариинка может десятилетиями возить "Лебединое озеро", ставить высокие цены на билеты - и будет успех. Это как черная икра, экспортный вариант - всегда по вкусу. Успех "Лебединого" - это успех целого века балетного искусства, если угодно, успех системы. А современный балет - это риск.

- Вы согласны с тем, что занимаетесь элитарным искусством?

- Ясно, что у себя в зале я не увижу тех, кто никогда не откроет Достоевского! Мои спектакли начинаются с книги. Все в этом мире началось с Книги - с Библии.

- Расскажите все-таки, как вы ищете музыку к своим постановкам? Подчас сочетания самые необычные: в "Братьях Карамазовых" вы соединяли Рахманинова, Мусоргского и Вагнера...

- Я ищу музыку под свое ощущение текста. Это очень важно. Иначе не родится движение!.. Да, мои музыкальные идеи не всеми принимаются. Может показаться, что Шестая симфония не имеет никакого отношения к роману "Идиот". А для меня связь очевидна. Шестая симфония - это исповедь Чайковского, его реквием, его обнаженная психофизика. И это Мышкин. Потому что Мышкин - это исповедь. Исповедальность музыки задает особую исповедальную форму спектакля...

Искусство требует3/4

Я ВЕДУ ненормальную жизнь. Потому что быть в нашем искусстве, творить его и жить им трудно. Это мучительный процесс, это жертва. Я занимаюсь только своим делом, жертвуя при этом семьей, близкими людьми, возможностью общаться со своим маленьким сыном... Поэтому со мной работают только единомышленники. Только - одержимые. У меня совершенно особенные танцоры. Увы, все они готовились к жизни в придворных театрах, к праздничным ролям принцев3/4 А попали в адский котел, где должны танцевать на пуантах и без, проделывать сальто-мортале, играть греческую трагедию на котурнах...

- Откройте секрет: как вы, не имея собственного театра, ставите по пять спектаклей в год?

- Сегодняшний хореограф, если он хочет быть конкурентоспособным на балетном рынке, должен все время показывать что-то новое. Но самое трудное - не то, что от меня ждут нового спектакля. От меня ждут удачного спектакля. Нет права на проигрыш. Если что случится - занавес опустится. Былых заслуг никто не вспомнит...

- Вас тревожит мысль о том, что театр Эйфмана может существовать только с Эйфманом?

- Мой театр авторский. Он задумывался как авторский, и все, что в нем происходит, есть реализация моих идей, моих эмоций, желаний, страстей через хореографию... Да, в этом театре я обязан играть лучше всех. Я играю - и за мной идут остальные. Я первая скрипка - за мной оркестр. И вот тут мне иногда становится страшно. Потому что у первой скрипки - у нее, понимаете, не может лопнуть струна...

А ТЕПЕРЬ О ПОГОДЕ

ОПЯТЬ на Центральную часть страны и Московский регион несутся западные воздушные течения. В начале недели циклон с северной Атлантики изрядно подпортит погоду в Москве, пройдут осадки. И непонятно, что это будет, - то ли снег, то ли дождь, то ли все вместе. Температура будет нормальной для этого периода - ночью - 2...- 7, днем 0...-5 . К субботе ненадолго покажется солнце и прекратятся осадки. Немного похолодает - ночью до - 5...-10, днем -1...-6 . Атмосферное давление ожидается немного пониженным - около 740 мм рт. ст. Смена воздушных масс благоприятствует экологической обстановке в больших городах.

Смотрите также:



Актуальные вопросы

  1. Как стирать вещи, чтобы они не сели?
  2. Какие фильмы бесплатно покажут в Москве на «Ночи кино»?
  3. Что будет, если не оформлять СНИЛС?