38

Чтоб построить свой музей, объегоривай князей

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 5 02/02/2000

ПОМНИТСЯ, во времена нашего московского детства любой школьник запросто мог купить однодневную туристическую поездку в Подмосковье. Причем куда угодно: хочешь - в Клин, хочешь - в Бородино, хочешь - в Абрамцево или Чехов. Ныне туристическая инфраструктура брошена на произвол судьбы и пребывает в состоянии обманутой невесты.

Опять дефицит

А ЖАЛЬ - в Подмосковье есть на что посмотреть. И не только на знаменитые усадьбы или монастыри, хотя бы на сами подмосковные города - небольшие, компактные и уютные. Те, где сохранились двухэтажные дореволюционные дома (строить выше тогда не дозволялось, чтобы не заслонять церковь). У каждого из этих городов - своя история и свои достопримечательности. Только надо уметь их подать. СПРОС ЕСТЬ - НЕТ ПРЕДЛОЖЕНИЯ.

Взять, например, краеведческие музеи. Они есть почти в каждом райцентре, но посмотрите, что они собой представляют. Две комнатки, в первой - история создания города в двух словах, во второй - борьба за революционное прошлое и строительство светлого будущего. Экспонаты - копия указа императрицы, фотографии местных революционеров и письма героев Великой Отечественной. И все... Где, спрашивается, вся остальная история? По-прежнему вычеркнута из нашей памяти?

Понятно, что работники музеев в этом не виноваты: они сидят на муниципальном бюджете, а районы и так еле сводят концы с концами. Виноваты государственная программа финансирования музеев (ее просто нет) и действующий закон, который не позволяет развернуться. Как только музей зарабатывает "лишние" деньги (на производстве и продаже сувенирной продукции, на рекламных буклетах), они сразу облагаются налогом, хотя разумнее было бы пустить их на развитие того же музея. Налогом облагается и благотворительная помощь со стороны предпринимателей-меценатов. В итоге мы имеем то, что имеем: краеведческие музеи пусты, а народ ломится на заезжие "кунсткамеры", "восковые фигуры" и прочих уродцев. Они, кстати, арендуют помещения у местных же музеев и цены гнут раз в десять круче, чем у тех (двадцать рублей против полутора или двух), а люди все равно идут, да еще в очереди выстаивают. Почему? Да потому что это - шоу, зрелище. Чисто западный подход: делать деньги на всем. Хоть на культуре, хоть на истории, хоть на чужой беде.

Наши музеи, как известно, - учреждения некоммерческие, да и превращать их в балаган совсем ни к чему, однако привлечь к себе внимание народных масс и суметь красиво подать свою культурную "продукцию" - дело вовсе не зазорное. И если государство не спешит на помощь, это можно организовать собственными силами.

Умей вертеться

ТРИ месяца назад в подмосковном Егорьевске открылся новый историко-художественный музей. Экспозиция впечатляет настолько, что в ее "провинциальность" поначалу даже не верится. Здесь предметы народных промыслов со всей страны - из дерева, меди, олова, стекла, кости. Всякие забавные изделия - миниатюрные фигурные замочки, самовар в виде печки, шкатулка-яйцо, анатомические разборные модели человека из слоновой кости. Резные портреты князей и царей. Посуда императорского стекольного завода ХVIII века: кувшины, стаканчики разнообразных форм с рисунками и надписями. Здесь и Гжель, и продукция Хлудовской фабрики, и раскладные походные иконы.

Сам интерьер впечатляет не меньше. Два этажа, восемь залов, мраморная лестница, расписанные узорами стены и потолки. Витрины, где расположены экспонаты, сделаны в виде больших стеклянных кристаллов. И освещение: над каждой витриной горят несколько персональных лампочек - их свет настолько ярок, что позволяет разглядеть мельчайшие детали экспонатов. В общем, столичный уровень, не меньше.

"У вас что, филиал Исторического музея? - интересуюсь у директора музея Натальи Артемовой. - А в этом особняке, наверное, до вас какой-то новый русский жил?" - "Да вы что! - смеется Наталья Николаевна. - С Историческим музеем мы, правда, отношения поддерживаем, но особняк сами построили. И это была такая эпопея..."

Оказывается, Егорьевский историко-художественный музей вырос из обыкновенного краеведческого, в распоряжении которого находились уникальные фонды. В начале века местный текстильный фабрикант Михаил Бардыгин задался целью собрать предметы русской старины - к 1917 г. его коллекция насчитывала 20 тыс. предметов. В советские времена все это добро мертвым грузом лежало в подсобках за отсутствием места и постепенно растаскивалось по другим, более "важным" музеям (политика у нас была такая: все лучшее - в Москву). Лет десять назад директор музея Наталья Артемова и его хранитель Татьяна Савинкина пришли к главе администрации: давайте построим новое здание. Выбрали полуразрушенный дом, нашли строительный кооператив. За то время, что шли работы, женщины оценили все прелести постперестроечной экономики: дерево приходилось везти из Архангельска, хотя вокруг изобилие своих лесных массивов. Кирпич таскали через дырку в заборе, задабривая сторожа. Приходили, допустим, на какое-то предприятие: ага, вот эта проволока у вас валяется - наверное, она вам не нужна. Из областного Управления по культуре и из министерства деньги выбивали всеми правдами и неправдами. Приближается, скажем, юбилей Есенина - 100 лет со дня рождения. Артемова пишет "наверх" письмо: "На творческое становление поэта громадное влияние оказали поездки в Николо-Радовицкий монастырь, находящийся на территории нашего района. Просим выделить деньги на его восстановление". Вспоминает к слову строчки из "Анны Снегиной": "Село наше, значит, Радово. Дворов, почитай, два ста". Понятно, что выделенных денег на монастырь все равно не хватит, а для музея - какая-никакая поддержка.

"Это обычные хитрости, - признается Артемова. - Ну кому, например, придет в голову, что 220 или 210 лет - это юбилей города? Однако под этот "юбилей" можно выбить деньги из центра. А вообще у нас как-то чудесным образом все совпало - и наша инициатива, и поддержка мэра. И хорошего дизайнера мы нашли - академика Розенблюма, очень известный в своей среде человек, он еще Старый Арбат разрабатывал. Сначала он с нами за деньги работал, а потом так, за идею. Да, вот такие мы хитрые и пронырливые. Знаете, почему наш город Егорьевском называется? Раньше он был на границе трех княжеств - Московского, Владимирского и Рязанского. Каждый из трех князей приезжал сюда дань собирать, а местные жители говорили: нет ничего, все другим отдали. Вот так и объегоривали князей. Видно, в генах это у нас".

Глава района Михаил Лавров развитие музейного дела тоже увязывает с меркантильными соображениями: "Поднимается уровень культуры города - меняются его имидж, общественное мнение. А это значит, что, когда инвестор будет выбирать, куда вложить деньги - в Егорьевск или, например, в Шатуру, - он выберет Егорьевск. Это политика, если хотите - идеология".

Пока инвесторы выбирают, в егорьевской администрации сетуют на отсутствие централизованного туристического бизнеса: "За три месяца наш музей посетили 6,5 тыс. человек, но сейчас поток схлынул. Понятно, что почти все посетители - жители района. Но ведь хочется, чтобы и из Москвы приезжали. Своим ходом неудобно - два часа на автобусе трястись. В идеале хотелось бы сделать туристический маршрут "Москва - Гжель - Егорьевск - Гусь-Хрустальный". Мы бы под него создали свою инфраструктуру: гостиницы, рестораны. Но кто возьмется за организацию маршрута? Нужна заинтересованность сразу двух подмосковных районов и еще Владимирской области. А пока наша экономика пребывает в таком интересном положении, чего ждать от туризма?"

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы