351

Как я убил козленка

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 5 02/02/2000

НЕ СТАНУ утверждать, что мысли мои всегда чисты, но в тот солнечный день я и думать не думал об убийстве. Он сам виноват.

А ДОВЕЛОСЬ мне как-то поехать в деревню по одному малоприятному делу, и на обратном пути машина сломалась недалеко от какого-то мелкого селения. Механик я тот еще, поэтому пошел прямо по полю за помощью.

Настроение у меня было не очень плохое: дело позади, погода хорошая, машина старая и чужая, так что даже если поломка серьезная - плевать, доберусь на попутке, потом разберемся.

Я обходил коровьи лепехи и пинал головки репея, как вдруг заметил козленка, привязанного к воткнутой в землю палке, прямо как в мультиках! Так и хочется сказать: "Он пощипывал травку". И ведь он действительно ее пощипывал! Губки мягкие, нежные, и козленок не рвал, не ел, а именно пощипывал травинки, будто боялся их поранить. Умильная картинка!

- Бе-е, - сказал козленок и посмотрел на меня.

- Ах ты, мой маленький, - улыбнулся я, присаживаясь на корточки. - Травки захотелось?

Умный вопрос, нечего сказать. Чего же ему еще может захотеться, на каруселях, что ли, покататься? Или ты думаешь, они, как люди, хотят одно, а делают другое?

- Бе-е, - опять заблеял козленок и грустно усмехнулся.

- А мамка твоя где? - попытался сказать я что-нибудь более подходящее. - Коза которая. Она же коза?

- Бе-е, - подтвердил козленок.

- Коза, коза, - со знанием дела закивал головой я и огляделся. Вокруг не было ни души, даже козлячей. - Все они козы.

- Бе-е, - робко возразил козленок.

- Ничего не "бе", это я тебе говорю, я-то постарше буду. Нормальная баба разве станет дитя к палке привязывать или, как моя, - вечно в грязном халате ходить? Коза и есть.

- Бе-е.

- Слушай, хватит бекать. Надоело. И папа твой, между прочим, тоже козел. Вонючий причем.

- Бе-е, - протестующе промямлил козленок и помочился себе на ногу.

- Фу-у ты епанарэ! Да ведь и ты козел, даром что маленький. Я к тебе со всей душой, а ты себе на ноги ссышь! Ка-азел!

Я поднялся и с сердцем пнул его в бочину.

- Бе-е-е-е-е, - отчаянно задергался будущий козел, пытаясь вырвать палку.

- Стоять, козлина! Куда?! Я тебе убегу!

Я взял булыжник и с размаху ударил его в глаз. Он свалился, забрыкал копытами, стараясь встать, и пронзительно, без остановки, заблеял.

- Замолчи, сука! - Я прыгнул на козленка, прижал его к земле. - Молчи, пока я тебя не кончил! - бешено шипел я. Но он все брыкался и больно стукнул меня по бедру. Я несколько раз со всей силы влепил ему булыжник в харю. Брыкания стали слабее, глаза широко раскрылись, увлажнились и смотрели куда-то вдаль, вдоль земли.

- Смотри на меня, сучонок, - заскрипел я зубами. Как будто поняв, козленок скосил белый глаз и еле слышно бекнул. Я вдруг увидел, какой он грязный, противный, липкий, беспомощный, зарычал оттого, что мне приходится прикасаться к нему, и ударил еще раз. Череп хрустнул, оттуда вытекла коричневая зыбкая масса вперемешку с кровью и медленно залила по-прежнему широко открытый глаз. Козленок обмяк.

Я встал перед ним на колени, весь измазанный кровью, землей, травой, козлиным пометом, и меня вырвало прямо на эту вонючую кучку мяса.

Трактористы меня избили, называя при этом - знаете как? - козлом вонючим! Ничего, через недельку выпишусь.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы