aif.ru counter
10.03.1999 00:00
32

На Кремлевском рубеже

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 10 10/03/1999

Интервью с руководителем Администрации президента, секретарем Совета Безопасности Николаем БОРДЮЖЕЙ

В КАКОЙ-ТО момент нашего разговора Н. БОРДЮЖА заметил, что, если переводить его фамилию на итальянский манер, она будет означать что-то вроде "человек, живущий на границе". И как нам показалось, своей фамилией-призванием он, генерал-полковник по званию, вполне удовлетворен. Но, несмотря на это, с осени прошлого года ему, кадровому военному, все больше приходится заниматься вопросами сугубо политическими.

- Трудно было вам, Николай Николаевич, человеку военному, освоиться в политике с ее тонкостями подковерных интриг, борьбой группировок, политических амбиций?

- Мне за свою военную жизнь не раз доводилось убеждаться в том, что многие просчеты политиков исправлять приходится именно военным. Политики интригуют, а народ потом кровью умывается. Поверьте, я столько солдат и офицеров, в том числе своих друзей, из-за этого схоронил, что считаю, пора бы нашим политикам не только о своих амбициях, но и о государстве, о людях подумать. Нужно просто вцепиться в воз государственных проблем и тянуть его, а не заниматься перетягиванием каната от левых к правым и наоборот.

Хотя понимаю, что в год выборов добиться этого очень сложно. Но для того чтобы Думу избрать и страну не потерять, действительно необходимо общественное согласие, ни в коем случае нельзя менять Конституцию.

- Но ведь и Администрация президента - структура во многом политическая со всеми присущими ей атрибутами - интригами, группировками и т. д. Внутри своего ведомства вам удается согласия достичь?

- Я не первый год на руководящей должности. К тому же работа в спецслужбе, в контрразведке, достаточно близка к политике. Но дело не только в этом. А в том, что для любого руководителя очень важно иметь надежную команду. Такая команда в Администрации президента есть. Прежде всего - это десять моих заместителей. Конечно, у каждого из них свое мнение, свой взгляд на проблему. Бывают иногда разногласия, но тем не менее мы всегда стараемся сформировать коллегиальную позицию по любому вопросу. Окончательное решение, конечно, все равно за руководителем.

- В первом корпусе Кремля, неподалеку от вашего, находится и кабинет вашего предшественника В. Юмашева, который продолжает работу в качестве внештатного советника президента. С ним вам удается находить общий язык?

- Думаю, что у нас установился хороший рабочий контакт. Вообще, если необходимо узнать предысторию вопроса, связанную с деятельностью администрации, я обращаюсь прежде всего к трем людям -

В. Юмашеву, руководителю службы протокола президента В. Шевченко и руководителю президентской канцелярии

В. Семенченко. Они здесь долгожители.

- Каково ваше мнение об отставке Скуратова? Почему все-таки президент так быстро ее принял?

- Потому что Юрий Ильич написал ему заявление. Если хотите знать мое мнение о Скуратове, я считаю его порядочным человеком. По-моему, он действительно очень устал. Возможно, он примет приглашение Совета Федерации и сам расскажет о причинах, побудивших его это сделать.

- Вы хитрый человек? В политике ведь нужна хитрость.

- Вообще-то нужен ум, тогда хитрость становится не такой явной. А еще нужна маневренность, многовариантность ходов.

- Вам раньше часто приходилось бывать в "горячих точках". Если сравнивать пребывание там с работой в Кремле?

- В "горячих точках" было проще. Но такая ситуация сейчас не только в Администрации президента, а во многих федеральных ведомствах. Знаете, сотрудника Администрации президента, аппарата правительства я узнаю сразу. Как правило, это пергаментного цвета лицо, которое розовеет в двух случаях: когда его обладателя ругает начальство и при занятиях спортом. А если серьезно, нагрузки действительно колоссальные, и прежде всего морально-психологического плана. Не говорю уж про 12-13-часовой рабочий день, в том числе и в выходные.

- Зато жене вашей, наверное, спокойней стало? В Кремле не бомбят, не обстреливают...

- Да, раньше, когда ФПС руководил, в районах боевых действий в среднем приходилось бывать где-то раз в неделю. В этом смысле семье действительно, наверное, спокойней стало. Хотя, честно говоря, особой радости мое новое назначение у жены не вызвало. Она же знает, в гуще каких процессов я нахожусь.

- Это правда, что ваша супруга работает в Министерстве торговли?

- Правда. Еще у меня есть сын, он офицер ФСБ, ему 25 лет. Живем мы с моими родителями в обычной квартире на "Полежаевской".

- Вас президенту Евгений Примаков рекомендовал?

- Я слышал версию о том, что якобы после назначения премьера на каком-то закрытом совещании силовиков в Ясенево было принято коллективное решение о моем выдвижении секретарем Совета Безопасности. Это полная чушь. Не было никаких совещаний, рекомендаций. Хотя, наверное, при выдвижении моей кандидатуры на эту должность Борис Николаевич советовался с премьером. Но со мной по поводу назначения разговаривал сам президент - предложил и попросил подумать. Что касается назначения руководителем президентской администрации, я ответил президенту согласием тогда, когда еще никто не знал о нашем с ним разговоре.

Решение каких-то проблем нам уже удалось сдвинуть с мертвой точки. Ну, например, мы смогли добиться реализации поручения президента по финансированию силовых структур. Удалось пресечь сепаратистские намерения руководства Калмыкии. Тем самым мы продемонстрировали, что отныне центр всегда будет жестко реагировать на любые действия, грозящие развалом России.

- Криминал сегодня, как известно, рвется во власть. Газеты пишут о суммах, выложив которые запросто можно стать владельцем депутатского мандата. В преддверии предстоящих выборов вас эта ситуация наверняка тоже тревожит?

- Конечно, тревожит. Могу назвать немало фактов, когда преступные группировки проталкивают своих людей во властные структуры. У нас уже есть целые регионы, находящиеся под их контролем. Мы сейчас работаем с такими фактами. Поэтому Администрация президента так активно настаивает на соответствующих поправках в закон о выборах. Согласитесь, избиратели имеют право, например, знать об имеющейся судимости у их потенциального избранника. В связи с выборами меня тревожат также и проблемы иного плана. Правый блок разобщен. Противоречия внутри него приобретают уже какой-то антагонистический характер. В то время как слева - все консолидировано, монолит. В этой связи одной из задач администрации считаю необходимость консолидации правоцентристских сил.

- А что еще сегодня особенно беспокоит президента и вас как руководителя его администрации?

- Самое серьезное - это проблемы международной безопасности с учетом последних событий в Ираке и Косово, угроза дефолта страны. Что касается внутренних дел, беспокоит состояние обороноспособности государства, экономическая безопасность, преступность, в том числе и экономическая.

- 1 марта вы дали поручение Совету Безопасности и контрольному управлению своей администрации провести проверку по фактам коррупции в правительстве, изложенным в СМИ. Когда вы ожидаете получить результаты и что будете с ними делать?

- Думаю, проверка займет дней 10-15, о ее результатах доложим президенту. В этих публикациях речь шла о должностных лицах, которых на работу в правительство назначал президент, и разбираться с ними также должен президент. Я считаю, что государство не может оставаться безучастным, когда такие факты появляются в СМИ.

- В последнее время со страниц газет не сходят материалы о прослушивании подконтрольными Борису Березовскому компаниями семьи президента, сотрудников президентской администрации. Б. Ельцину известно об этих фактах? Насколько справедлива информация о некоем письме Наины Ельциной на ваше имя с просьбой оградить семью президента от Бориса Абрамовича?

- Все публикации такого рода мы включаем в ежедневные обзоры, дайджесты прессы, которые направляем президенту. Я знаю, он их читает. Что касается упомянутого вами письма Наины Иосифовны, ничего подобного не было.

- А вы сами занимались проверкой этих фактов?

- Их проверкой занимается прокуратура. Но прослушать мобильный телефон или перехватить сигнал на пейджер технически вполне возможно. Думаю, все служебные разговоры следует вести только по служебным телефонам, защищенным ФАПСИ.

- Многих сегодня настораживает то, что на высокие должности в государстве, в том числе и в Кремле, очень часто стали назначать бывших сотрудников спецслужб. Не могли бы вы объяснить, чем вызван такой активный приход во власть офицеров невидимого фронта?

- Почему многие воспринимают сотрудника спецслужб как человека, призванного во всех видеть врага? Почему мы не говорим о них, как о патриотах своего государства? Ведь эти люди - государственники по своей сути, по воспитанию. Они по своему призванию обязаны отвечать за безопасность в государстве. Разве это плохие качества?

- Вы часто общаетесь с президентом?

- Практически каждый день. Иногда возникают ситуации, при которых президент может и ночью позвонить.

- И его не смущает, что вы в это время спите?

- Он президент, а я глава его администрации. Бывают такие вопросы, по которым ему срочно нужно проконсультироваться, посоветоваться. Не вижу в этом ничего особенного. К тому же, когда я был директором ФПС, случалось, что меня по три-четыре раза за ночь будили, если требовала ситуация. Думаю, такая же жизнь у многих руководителей федеральных ведомств.

- Врачи говорят, что последний рецидив болезни Б. Ельцина спровоцирован слишком быстрым для недолечившегося человека рабочим темпом.

- Президента очень трудно уговорить работать в щадящем режиме. Он всегда внимательно выслушивает все мнения, вроде бы прислушивается к врачам, но решения всегда принимает сам. Я, например, был против его поездки в Амман. Но президент решил иначе.

- Что теперь будет с его рабочим графиком, запланированными ранее зарубежными поездками? Может так случиться, что на международных саммитах Россию теперь придется представлять премьер-министру?

- Я не специалист в области медицины, но догадываюсь, что рецидив болезни обычно лечится сложнее и дольше. Думаю, что о рабочем графике президента можно будет говорить более определенно после 15 марта. Хотя на конец месяца он уже наметил себе ряд встреч. Что касается международных поездок, полагаю, что, если визит запланирован на президентском уровне, представлять страну должен все-таки Борис Николаевич.

- Говорят, что многие руководители в нашей стране просто-таки побаиваются президентского нрава. А вы как относитесь к президенту? Не боитесь?

- Считаю Бориса Ельцина очень неординарной личностью, некоторые его качества меня даже восхищают. Например, его интуиция, способность оценивать ситуацию и принимать целесообразные решения. Но самое главное, я убежден в том, что он очень честный человек.

- Президент когда-нибудь обсуждал с вами, как он видит свою жизнь после 2000 года? Задумывается ли он о каких-то гарантиях для себя и своей семьи после того, как истечет срок его полномочий?

- Нет. На эту тему он со мной не говорил. Но я знаю, что, когда он обсуждал с Евгением Максимовичем Примаковым подготовленный правительством вариант политического заявления о согласии, где был пункт, предусматривающий принятие закона о гарантиях для президента, Борис Николаевич его вычеркнул и сказал: "Меня это не интересует".

- В Кремле уже задумываются о возможных преемниках Б. Ельцина? О том, как будет проходить передача власти от нынешнего президента новому? Ведь среди претендентов на президентское кресло много достаточно одиозных личностей. Не получится ли так, что Борису Николаевичу, как в свое время и М. Горбачеву, придется покидать Кремль какими-то потайными коридорами?

- Думаю, что, конечно же, президент задумывается о своем возможном преемнике. Мы в администрации также обсуждаем этот вопрос, оцениваем рейтинги уже известных кандидатов, рассматриваем перспективы тех людей, которые пока не подпадают ни под какие политические прогнозы. И все-таки почти за два года до выборов говорить о возможных преемниках рано. Что касается механизма передачи власти, думаю, в конце концов мы должны научиться достойно провожать своего президента и принимать вновь избранного.

- А как вам видится собственная карьера после 2000 года?

- О собственных перспективах пока не думал. Считаю, что, пока есть время, нужно работать как можно интенсивнее и эффективнее. Думаю, что без работы потом все равно не останусь.

- А в Госдуму будете баллотироваться?

- Ни в коем случае.

P. S. Когда материал был готов к печати, стало известно о госпитализации Н. БОРДЮЖИ в ЦКБ в связи с сердечным недомоганием. Редакция "АиФ" желает Николаю Николаевичу скорейшего выздоровления.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество