aif.ru counter
48

Суворовец Иванов в высотке на Смоленской

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 3 20/01/1999

За свою жизнь я научился не морщиться ни от чего.

Недавно назначенный министром иностранных дел Игорь ИВАНОВ часто мелькает на экранах телевизоров. Его спрашивают об Ираке и Косове, Украине и Белоруссии. Он с готовностью отвечает, но что за человек министр Иванов, мало кто знает.

ЧЕЛОВЕК БЕЗ ЛИЧНОЙ ЖИЗНИ

- Ваши друзья, а может, и недруги считают вас блестящим организатором, трудоголиком, но человеком средних способностей.

- Об этом пусть судят другие. Но своим коллегам я всегда говорю: из тех, кто сюда приходит работать, процентов 5 - особо талантливые, наверно, есть 10%, у которых таланта совсем мало. Основная же часть сотрудников - это люди со средней подготовкой и средними способностями. Там, где особо талантливому приходится работать 6 часов, середняку нужно 10, потому что наша работа и состоит в том, чтобы получить информацию. За тебя ее никто в твою голову не вложит - нужно читать и читать, и 90% всего, что я читаю, это служебная литература.

У меня все это идет за счет отказа от любых увлечений. Поэтому, когда меня спрашивают, чем я увлекаюсь, отвечаю: ничем. Можете написать, что личной жизни у меня нет.

ПАРАД ЗАМОВ

- Игорь Сергеевич, не страшно ли вам занимать это кресло после Вышинского, Молотова, Громыко, Примакова, которые потому и достигли успеха, что были прежде всего политиками?

- Ну, видит Бог, я к этой должности целенаправленно не стремился и был удовлетворен той работой, которую выполнял в качестве первого зама, когда министром был Евгений Максимович. За его мощной спиной я себя чувствовал намного комфортнее, чем сейчас. Предложение стать министром застигло меня врасплох, но я принял вызов. А министрами в России успешно работали и кадровые дипломаты: Громыко, Бессмертных, Козырев.

- Судя по всему, Примаков, уходя на повышение, привык оставлять на своем прежнем месте не политиков, как он сам, а своих первых замов. В ИМЭМО это был Владлен Мартынов, в СВР - Вячеслав Трубников, в МИДе - Игорь Иванов.

- Где бы Евгений Максимович ни работал, своих первых замов он "воспитывает" так, чтобы они могли занять его место.

НАЧАЛО БИОГРАФИИ

- А вообще, как вы смогли попасть в суперэлитарное заведение, каким являлся МИД в советское время? Ведь тогда для этого нужно было закончить МГИМО и иметь очень ысокопоставленных родителей.

- Вообще-то в детстве и юности я дипломатом стать не собирался. Проучившись в Московском суворовском училище семь лет, естественно, мечтал, как и отец, быть военным. Но подвела медкомиссия: недостаточность какого-то там сердечного клапана. Учитывая, что у нас

в суворовском училище много внимания уделяли английскому языку, сдал экзамены в иняз. После института пошел в Академию наук - в Институт мировой экономики и международных отношений, где стал работать помощником директора института академика Н. Н. Иноземцева и одновременно писал диссертацию. В ИМЭМО я познакомился с Е. М. Примаковым, который был тогда заместителем директора, и со своей будущей женой.

- И все-таки как вы сумели попасть в МИД?

- В начале семидесятых годов наступило некоторое потепление отношений между СССР и франкистской Испанией. Страны обменялись торгпредствами. Договорились, что несколько сотрудников, формально являясь работниками торгпредств, будут выполнять дипломатические функции. Учитывая мое знание испанского языка, мне предложили одну из таких торгово-дипломатических должностей. Не скрою, на начальном этапе моей карьеры определенную роль сыграло то, что моя жена - дочь высокопоставленного дипломата (замминистра иностранных дел С. П. Козырева, занимавшего эту должность в 1966-1983 гг. - Ред.). Но в нашем министерстве связи могли помочь человеку попасть в МИД, но работать-то он должен сам!

ЦЕНА ФОРМЫ

- Один из ваших старых друзей сказал нам, что вы еще влезаете в свою суворовскую форму. - Суворовскую форму храню и иногда надеваю. Тридцать лет я держал один вес. Гимнастерка и брюки подходят до сих пор, а недавно стал надевать фуражку, и представьте - не налезла, хотя волос на голове почти не осталось. Я-то думал, что расти может только живот. Но выросла почему-то именно голова. Наверное, опухла.

- Что же вам помогает держать форму?

- Стараюсь не переедать. Никогда не пью лекарства. Алкоголя тоже стараюсь пить поменьше. Разве что иногда виски. Еще очень важна внутренняя философия. Главное - воспринимать жизнь такой, какая она есть. Я часто задумывался, много ли мне приходилось в жизни делать того, что хотелось? В суворовском училище меня заставляли рано вставать и делать зарядку, я не хотел, но делал. Нас заставляли маршировать по два часа в день для очередного парада на Красной площади, что тоже не доставляло удовольствия. Постепенно я научился не морщиться ни от чего. Это философия нормального, спокойного восприятия всего, что происходит вокруг.

ВРЕМЯ ДИПЛОМАТИИ

- Похоже, после распада СССР с Россией перестали считаться. Взять хотя бы Ирак, который американцы и англичане бомбили, даже не проинформировав нас об этом. Нет ли в этом вины и вашего ведомства?

- Легко работать, когда за твоей спиной - мощная держава со здоровой экономикой, сильной армией, когда ты можешь просто навязывать свои решения. И очень тяжело, когда тылы оголены. Сегодня мы активно работаем над тем, чтобы создать прецеденты мирного решения

конфликтов, в том числе и иракского. США и Великобритания должны понять, что его решение возможно только в рамках Совета Безопасности ООН. Иракский конфликт нельзя рассматривать в отрыве от общей международной обстановки. Есть ведь много других "горячих" точек, в том числе и на территории бывшего СССР. Поэтому если мы создаем прецедент мирного решения в одном месте, значит, он автоматически будет перенесен и на другие конфликтные ситуации. Наша задача состоит в том, чтобы не только прекратить эту войну, но и мобилизовать общественное мнение против решения проблем подобным образом. И мы считаем, что в этом отношении нам удалось сделать немало.

- Сейчас многие критикуют решение президентов Ельцина и Лукашенко объединить Россию и Белоруссию. И правда: зачем нужно объединять бедность с нищетой?

- Я убежденный сторонник интеграции, а Белоруссия никогда не была иждивенкой России. Если мы не объединимся, Белоруссия будет поставлена в очень сложное положение. А ведь вакуума ни в природе, ни в политике не бывает. Регион, из которого мы уходим, немедленно занимают другие. Если позиции России на пространстве СНГ где-то ослабли, то только потому, что мы не уделяли им должного внимания.

ЭТИКА И КАРЬЕРА

- Вы, наверное, знаете о том, что один из ваших недавних предшественников прославился тем, что выписывал себе, любимому, непомерно большие суточные, когда ездил в загранкомандировки, а все деньги тратил на дам; другой - создал свой фонд, видимо, нагрев руки на продаже российских интересов.

- О таких фактах мне ничего не известно. Вместе с тем от подобных домыслов и "болезней" есть очень эффективный рецепт, который состоит в том, что должна быть полная прозрачность во всех вопросах. Например, вы можете проанализировать кадровые назначения в нашем министерстве. Один я такие решения не принимаю. Только вместе с коллегией. Конечно, у меня свои предпочтения, и, скажу честно, я стараюсь их отстаивать, но делаю это без нажима и давления, а путем убеждения. Что касается финансовых вопросов, то никаких исключений для меня не делается. Моя семья состоит всего из трех человек, и потребности у меня небольшие.

Дочь сейчас учится в Испании, где до 1994 г. я работал послом. Живу в двухкомнатной квартире, которую получил, еще работая в Академии наук. Переезжать не собираюсь, потому что нам с женой хватает.

- Представьте, что вас снимают с поста министра. Что вы будете делать?

- В политику не пойду. В депутаты баллотироваться не собираюсь. Считаю, что политика - это тоже серьезная профессия, к которой надо долго готовиться и заниматься ею профессионально.

Те, кто приходит в Думу заработать или пересидеть в ожидании очередного назначения, поступают безответственно. Большую пользу стране они вряд ли принесут. Уход с поста министра далеко не всегда связан с тем, что человек не справляется со своими обязанностями или ему отказывают в доверии. Может просто измениться политическая конъюнктура. Что касается меня, то я в дипломатии вырос и надеюсь, что мои опыт и знания могут быть использованы на различных направлениях дипломатической работы. Амбиции здесь не должны стоять на первом месте.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы