aif.ru counter
99

Россия после Ельцина

В ПОСЛЕДНЕЕ время за этим человеком прочно закрепилась репутация "серого кардинала Кремля". В недавнем рейтинге теневого влияния его фамилия была вынесена в 6-ю строчку

В ПОСЛЕДНЕЕ время за этим человеком прочно закрепилась репутация "серого кардинала Кремля". В недавнем рейтинге теневого влияния его фамилия была вынесена в 6-ю строчку. С главой Фонда эффективной политики и внештатным советником руководителя администрации президента Глебом ПАВЛОВСКИМ беседует Татьяна НЕТРЕБА.

Президент хочет уйти

- В Кремле полным ходом идет подготовка к парламентским и президентским выборам. Какие, на ваш взгляд, должны быть требования к новому президенту?

- Прежде всего он не должен быть вторым Ельциным, не должен быть революционером. На рубеже 80-90-х гг., сместив Горбачева и разрушив старую систему, Борис Николаевич совершил демократическую революцию. И он до сих пор вынужден оставаться вождем революции. Потому что ни одно из революционных завоеваний эпохи Ельцина - свобода слова, печати, собственности и т. д. - не закреплено. Они существуют лишь потому, что Ельцин как вождь революции любит свободу.

Следующий президент должен закрепить достигнутое и решать задачи построения нормального, скучного государства. Кто-то должен остановить революцию, чтобы обезопасить ее плоды.

- Значит, вы согласны, что вина за все сегодняшние потрясения лежит прежде всего на

президенте-революционере?

- Точнее, на неоконченной революции. Создатель системы всегда "виновен" и несет историческую ответственность за все. Но Ельцин и заложник этой системы. И все, что он делает, в какой-то степени он делает вынужденно. (Это ведь мы его поддерживали на референдумах, одобряли проводимые им преобразования.) Создав систему, в которой его роль как вождя революции не была очерчена, он тем самым породил Госдуму, которая вечно борется с вождем, пытаясь ввести его в определенные рамки. Эта роль Думы ненормальна. В новой системе власти она должна быть другой.

- Каким вам видится новый парламент?

- Главное, чтоб он не был сформирован по принципу оппозиции к уходящему президенту. Ельцин в 2000 г. все равно уйдет. А Дума на какое-то время останется единственной легитимной властью в стране. Она будет самой сильной и авторитетной властью. Уходящий президент ни сильным, ни авторитетным быть не может. Новому главе государства еще надо будет доказать, что он сильный. И, выбрав парламент по принципу оппозиционности Ельцину, мы можем получить новую беду: разнузданную Думу при слабом президенте и отсутствие авторитетной власти в стране. Поэтому критика Ельцина - это не тот показатель, по которому нужно отбирать кандидатов в Госдуму.

- А вы уверены в том, что Ельцин действительно готов уйти в 2000 году?

- В интересах Ельцина сложить с себя президентские полномочия в конституционные сроки. Тем самым он подтвердит свою приверженность основам собственной Конституции, своей политической программе и идеологии, с которой пришел.

- Но вы допускаете вариант, при котором Борис Николаевич может остаться президентом после 2000 года?

- Допускаю, поскольку не могу исключить катастрофы.

Если кем-либо будет брошен вызов революционным завоеваниям - свободе, частной собственности, безопасности страны, - то, наверное, в этих условиях и Ельцин станет вести себя очень жестко. Как у любого революционера, ощущение личной исторической ответственности за происходящее для него выше "должностных формальностей".

Поэтому мы должны дать Ельцину спокойно уйти и не играть с кризисами. Реальная возможность трансформировать революционное государство в нормальное демократическое у нас появится только после его мирного ухода. Революция уйдет вместе с ним.

- Но как человека Ельцина наверняка волнует, что будет с ним, с его семьей после того, как он сложит с себя президентские полномочия? Сошествие с Олимпа для любого вождя в нашей стране всегда заканчивалось печально, если не трагически.

- Думаю, Бориса Николаевича это волнует далеко не в первую очередь. Гораздо больше его тревожит то, что в реальной политике, в политических элитах он не находит опоры для трансформации власти. Он ищет не "преемника", а преемство демократических завоеваний, они лично важны для него. Уверяю вас, Ельцин редко действует по бытовым соображениям.

КПРФ проиграет выборы

- Насколько реальна перспектива запрета КПРФ? Правда ли, что в Кремле уже подготовлен соответствующий указ?

- Указ о запрете КПРФ нужен только самой КПРФ. Да, КПРФ остается силой, опасной для конституционного строя. Но ее запрет - это последний способ спасти коммунистов от позора на декабрьских выборах - разгрома, после которого ее кандидат в президенты не сможет даже выйти в финал. 12-15% - это максимум голосов, которые они могут получить в декабре. Все остальное коммунистам накачивали кризисы. Иногда сам Борис Николаевич, когда пытался с ними бороться. Эта партия имеет полное право выйти на выборы - и проиграть их.

- Кто в администрации реально влияет на процесс принятия решения?

- Различные группы интересов, конечно, имеют свое влияние в Кремле. Но окончательные решения принимает все-таки Борис Николаевич. Опасно недооценивать его силу и его интуицию. Еще недавно у нас была почти такая же сильная фигура - Евгений Максимович Примаков.

- Но почему была? Ходят слухи, что к осени он опять вернется в большую политику.

- Вот именно для большой и опасной политики он уже потерян. Вождем "левого термидора" ему уже не стать. Вернуться он мог бы, только предложив нации новую повестку дня. По интеллектуальным и моральным качествам он на это способен. Но по свойствам характера - боюсь, что нет. У него был шанс предъявить свою стратегию государственного строительства, пока он являлся премьером. Но вместо этого Примаков попытался переиграть Ельцина на уровне аппаратной интриги. Скорее всего, он все равно выйдет на выборы во главе какой-то политической силы. Но "Отечество" такой силой быть не может, так как Примаков и Лужков абсолютно неслагаемы - по стилю, по образу, по культуре. Усиление одного будет мешать другому. К тому же оба претендуют на Кремль, а это не место для прогулок вдвоем.

У Степашина пока нет шансов

- Говорят, что именно вам в администрации президента поручено разработать некий план атаки на московского мэра.

- Говорят газеты, близкие к московской мэрии? Я думаю, такой план нужен именно мэру. Ведь никакой "атаки Кремля" нет, так пусть будет хоть план атаки. По-моему, Юрию Михайловичу очень нужно стать "жертвой Кремля". Нам показывают старое пропагандистское кино. Помните, как в свое время именно атака Кремля помогла Ельцину одержать триумфальную победу на выборах депутатов СССР? Но Ельцин не станет разыгрывать из себя Горбачева.

- Вы хотите сказать, что в Кремле бесстрастно наблюдают за тем, как растет президентский рейтинг московского мэра?

- Ну почему же бесстрастно? Я думаю, там не прочь снова видеть московского мэра в союзниках. И полагаю, что стать им он может, даже несмотря на сложившуюся конфликтную ситуацию.

В политике нет невозможных вещей. Сильный политик исходит прежде всего не из личной обиды за какой-то вертолет, а из логики и целесообразности. При определенных обстоятельствах даже Лужков может стать следующим президентом.

- Честно говоря, сложно представить ситуацию, при которой Кремль будет поддерживать Лужкова на президентских выборах...

- Я говорю не о поддержке, а о шансах самого Лужкова. Администрации президента пока нет смысла поддерживать кого-либо из претендентов на место Ельцина. Когда исполнительная власть ведет политическую деятельность в интересах одного из кандидатов, это опасно для всех. Тем самым она не только настраивает против себя остальную политическую элиту, но неминуемо подталкивает ситуацию к кризису. В ходе которого именно ее противник смог бы получить преимущества.

- Выходит, понятие "преемник президента" просто немыслимо?

- Мы уже имели ряд "преемников". Сами знаете, где они теперь. Последний яркий пример - Примаков. Потому что всякий преемник вождя тут же начинает выстраивать свою систему вождистской власти. Этого Ельцин рядом с собой не потерпит.

- Значит, назвав недавно С. Степашина преемником президента, руководитель кремлевской администрации его попросту подставил?

- Волошин лишь ввел премьер-министра в круг политически приемлемых кандидатов. Согласитесь, это разные вещи.

- У Степашина есть шанс стать следующим президентом?

- Только в том случае, если к президентским выборам у него объявится какая-то программа и реальная сила, признающая его своим лидером. Пока ни того, ни другого я не вижу.

Наша беда в том, что мы все время ищем и примериваем человека на место, которое должно быть упразднено, - место вождя революции. И не задумываемся над основными задачами будущего президента. Если мы будем подбирать кандидата на "роль Ельцина", не сформулировав новой политики, то в 2000 году даже милый человек, сев в президентское кресло, может превратиться в чудовище. Ведь не каждый из претендентов на Кремль, получив гигантские полномочия, которыми по Конституции наделен глава государства, справится с соблазном присвоить заодно и место "вождя". А вожди никогда не чтят старых конституций.

Смотрите также:



Актуальные вопросы

  1. Какие организации смогут звонить должникам и встречаться с ними?
  2. Кто такая Ирина Богачева?
  3. Когда включат отопление в Москве?