100

Наголо обритая, мужеподобная (байки из зоны)

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 31 04/08/1999

СЮДА, в Новооскольскую воспитательную колонию для несовершеннолетних, ее переправили из другой, где с ней справиться не смогли. Поводом послужило ЧП: 17-летняя девушка набросилась на дежурного. Впрочем, "девушкой" ее можно было назвать с трудом: наголо бритая, мужеподобная, да еще и здоровенная, как Кинг-Конг. На воле занималась борьбой. Терять ей было нечего - срок большой (за убийство, совершенное по пьянке). "Я платье никогда не надену - что я, дура, что ли?!" - заявила она, глядя на колонийскую форму.

Гадкие утята

ДРУГАЯ прибывшая по этапу девица истерично кричала: "Хочу мужика!" Сотрудники реагировали на все это спокойно, они и не такое тут слышали. Третья, появившись в колонии, сразу попросилась на взрослую зону. Стали разбираться, почему. "У вас, - говорит, - только условно-досрочно и можно освободиться. А на взрослой я бы быстро на свободе оказалась: 6 тыс. баксов, и меня бы выкупили!"

- Прибыв сюда, они выпрыгивают из автозака грязные, прокуренные, накрашенные, как чучела, с блатными манерами и демонстративной иронией. Смотрят, как волчата, - рассказывает зам. начальника колонии по воспитательной работе Татьяна Масленникова. - Ничего удивительного. Подростки сидят в СИЗО вместе со взрослыми, а должны сидеть отдельно.

Сотрудники колонии стараются, как могут, чтобы "блатная зараза" не проникла в колонию. За каждой вновь прибывшей закрепляют девочку-шефа. Она новенькую и оберегает, и объясняет местные правила. Никаких наколок, курения, чифиря, никакого мата... И даже сахара воспитатель выдает понемногу, чтоб не делали бражку.

Однако... бывает всякое. Однажды в одном отряде появилась "опущенная": группа осужденных собрала в таз мочу, обмакнули в ней тряпку и хлестнули жертву по лицу. "Опущенная" стала изгоем, с ней отказывались сидеть за одним столом. Пришлось вмешаться работающему в колонии психологу Владимиру Стрепкову. Он демонстративно подсел к пострадавшей и предложил действующим лицам конфликта выбор - или считать, что все придуманные условности смысла не имеют, или он сам теперь тоже "неприкасаемый", так как сидел вместе с ней за столом, и может сделать таковыми остальных, просто до них дотронувшись. В общем, инцидент был исчерпан. Но кто знает, что девчонки выкинут через минуту?..

Средний возраст здешних обитательниц - лет 16-17. Большинство попали сюда за убийство, воровство или... изнасилование (как соучастницы). В основном, как можно догадаться, это дети из так называемых неблагополучных семей. Зачастую у их родителей тоже были проблемы с законом.

- У трудных подростков совершенно другие представления о жизни: престижно состоять на учете в инспекции по делам несовершеннолетних, - говорит психолог Владимир Стрепков. - Среди "легких" они не уживаются. Окружающие относятся к ним, как к гадким утятам. И они сами думают, что хуже всех. А надо, чтобы девочка поверила, что она лебедь...

Темное прошлое

...ИХ ЛИЧНЫЕ дела читать очень тяжело. И не только потому, что написано там страшное. А потому, что невозможно сопоставить девочек, которых видишь здесь, с персонажами, действующими на страницах приговора...

Вот, например, А. Интеллигентная, думающая. Талантливая танцовщица и к тому же победительница колонийского "Вернисажа красоты" (конкурса в стиле "А ну-ка, девушки!"), украшение всех здешних торжеств. ...Убила кухонным ножом мать, когда между ними в очередной раз возникла ссора. Несмотря на то что мать была лишена родительских прав, они жили вместе. Обе пили.

М. Легче всего ее представить в каком-нибудь платье с оборками, сидящей за роялем. У нее такое чистое, невинное лицо... Вместе с подругой М. совершила разбойное нападение. Они переоделись в мужскую одежду, взяли молоток, гимнастическую булаву и полиэтиленовые перчатки. И пошли домой к девочке из параллельного класса. Дождались ухода ее родителей и вошли в квартиру. М. нанесла жертве два удара молотком по голове. Потом вместе с подругой еще 15 ударов молотком и булавой. Похитили ювелирных изделий на сумму около 3 тыс. руб.

К. Написала покаянное письмо жене человека, которого убила. И та ее простила. Такие письма потерпевшим здесь пишут многие. ...Вместе с двумя знакомыми ребятами (тоже несовершеннолетними) К. вошла в дом и нанесла мужчине многочисленные удары топором, от которых он скончался. Затем несовершеннолетние завладели его имуществом (далее в приговоре следует длинный перечень похищенного: женские сапоги и колготки, носовой платок и куртка, кашне и белая тряпка, чашки и рюмки, телефон и электробритва и т. д.) на сумму около 2,5 тыс. руб.

В. Похожа на топ-модель. Явно не лишена артистического таланта. В отличие от большинства находящихся здесь девочка из очень респектабельной семьи. У нее самый большой срок: приговорена к 9 годам лишения свободы. ...Трое подруг накануне 8 Марта пошли погулять в лес. Взяли с собой фотоаппарат, недопитую водку и "Амаретто". В лесу поспорили, кто кого будет фотографировать, подрались. Стали драться. В драке били друг друга бутылками по голове. Двое ополчились против одной и в довершение ее придушили. Умирающую девушку оттащили подальше и присыпали снегом.

Светлое будущее под вопросом

"ЧТО БЫЛО, то было" - местный девиз. В колонии девчата (их чаще всего здесь называют именно так) открывают чистый лист своей жизни. Главный метод воспитания, оказывается, - это минимум свободного времени. Девчонки учатся в школе, осваивают профессию швеи и вышивальщицы и участвуют в многочисленной самодеятельности. Поскольку других развлечений здесь не предвидится, от желающих выступать на сцене нет отбоя. Цензура в лице администрации следит за репертуаром. Не то артистки без всякой задней мысли споют блатные частушки.

"Что вы с ними цацкаетесь?! - часто слышат работники колонии. - Они же преступницы!" Полные возмущения оппоненты забывают о том, что, если не "цацкаться", отсюда уж точно выйдут готовые "кадры" для взрослой зоны. А так все-таки есть шанс... И этот шанс стал бы куда больше, если бы воспитанницам было куда податься после освобождения. А то ведь некоторые только и могут вспомнить о своей матери, как она била сковородкой по голове... И не хотят к такой возвращаться, панически боясь амнистии. Впрочем, есть родители, которые и сами не горят желанием вновь увидеть своих чад: писем не пишут и в дом свой не пускают (у них давно другая жизнь с другими детьми). Был даже случай, когда перед освобождением девочка умоляла оставить ее на зоне ухаживать за свиньями в подсобном хозяйстве. Но поскольку учреждение режимное, ей не разрешили. В белгородском монастыре обещают помочь - взять нескольких освобождающихся к себе.

Освобождающейся официально полагаются ткань на платье и 50 рублей денег. Все. Но сотрудники колонии, провожая подопечную, делают все, что в их силах. Пекут в дорогу коржики, собирают для нее теплую одежду, по возможности помогают устроиться с жильем и работой. Иногда даже деньги на первое время одалживают. Но если нет поддержки родных, еда и деньги очень быстро кончаются. Быстрее, чем появляется работа. А в комнату, выделенную в общежитии, начинают захаживать сомнительные личности.

- Она будет снова воровать, потому что есть хочет, - в словах начальника колонии Надежды Федоренко слышится отчаяние. - Если она одинока, на нее при освобождении жаль смотреть: пропал ребенок...

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество