773

Мат в искусстве: ну и фуй с ним...

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 30 24/07/2002

В ПОСЛЕДНЕЕ время вопрос, ругаться или не ругаться матом, приобрел вдруг такую остроту, которой от него никто не ожидал. Понятно, что ругались на Руси всегда и делали это со вкусом. Понятно, что ругаться будут и дальше. Но депутаты Госдумы уже рассмотрели в первом чтении закон "О русском языке как государственном языке РФ", согласно которому употребление оскорбительных и нецензурных слов будет караться солидным штрафом.

НА ПИСАТЕЛЯ Владимира Сорокина уже второй раз пытаются завести уголовное дело, обвиняя его в порнографии (описал половой акт), клевете на исторических лиц и неумеренном использовании ненормативной лексики. А между тем в минувшем театральном сезоне вышло несколько премьер - "Откровенные полароидные снимки", "Пластилин" и пр., где той самой нецензурной речи - море.

"Смехуечки" в законе

СКАЗАТЬ, что мат - открытие литературы наших дней, значит, покривить душой. И хотя Достоевский говорил, что использовать матерные слова - то же самое, что сморкаться пальцами, Пушкин скабрезностей не гнушался. В советской же литературе "матерным первопроходцем" стал, пожалуй, Солженицын с его "маслицем-хуяслицем", "хуимется-подымется" в "Одном дне Ивана Денисовича". Потом, как вспоминает писатель Владимир Войнович, поддавшись на уговоры друзей и Твардовского, пробивавшего рукопись в печать, Солженицын заменил "х" на "ф", но "смехуечки" отстаивал до последнего. Так что Юз Алешковский, Василий Аксенов, Виктор Ерофеев пошли уже проторенной дорожкой.

- Мы, как всегда, отстали от Запада лет на 50, - говорит директор издательства Ad Marginem Александр Иванов, - почитайте их книги или посмотрите фильмы того же Квентина Тарантино. Наиболее преуспели в этом англичане, чей словарь ненормативной лексики гораздо богаче, чем наш. По большому счету, проблема мата - это проблема нашей культурной истории. У нас ведь церковь и государство пытались регламентировать язык на протяжении веков. Церковь активно боролась с язычеством во всех его проявлениях: и с обрядами языческими, и со скоморохами, и с языком простонародья, из которого и выкристаллизовался этот пласт запрещенной лексики. В Европе же к подобным вещам относились гораздо мягче и ненормативная лексика очень быстро вошла в поле литературного языка.

Чудаки на букву "м" на сцене

"БЕЗ МАТА русского языка не существует, как тело человека не существует без отдельных частей тела. Но вовсе не обязательно показывать их публично", - заявила во время передачи "Культурная революция" одна из ученых гостей. Может, публично показывать и не стоит. Хотя во многом это зависит от красоты той части тела, которую собираются демонстрировать. Актрису Людмилу Гурченко, например, ничуть не шокировала финальная фраза ее героини из спектакля "Поле битвы после победы принадлежит мародерам", шедшего с огромным успехом в столичном Театре сатиры. "Да мудаки мы все", - говорила Людмила Марковна под занавес. Многие зрители тогда признавались, что испытывали чувство, будто им неожиданно плюнули в душу.

Как витиевато заметил недавно министр культуры Михаил Швыдкой, "знаменитое слово женского рода на букву "б" было запрещено лишь Екатериной II". Одним из "нарушителей царского указа" стал популярный режиссер Андрей Житинкин, поставивший в конце 1980-х скандальный спектакль "Игра в жмурики", действие в котором разворачивается в морге. Полтора часа актеры объяснялись друг с другом исключительно на самом народном языке. Те, кто уже посмотрел спектакль, напутствовали будущих зрителей: "Главное - продержаться первые 15 минут. Потом привыкаешь..." Притчей во языцех стал поступок учительницы из Твери, приведшей на матерщинный спектакль своих учеников. "Пусть они лучше услышат эти слова со сцены", - заявила наставница 16-летних отроков.

Сегодня же мат стал полновластным хозяином на театральных подмостках. Драматург Николай Коляда, чьи спектакли уже много лет идут в театре "Современник" ("Мурлин Мурло", "Уйди-уйди", "Мы едем, едем, едем"), и прославился-то не в последнюю очередь благодаря "вворачиванию" в свои пьесы матерщины. И ничего: звезды - Валентин Гафт, Лия Ахеджакова, Елена Яковлева - эти слова произносят, а публика им вовсю аплодирует. Хотя поначалу бывали случаи, когда разгневанные зрители вставали и уходили из театра прямо посреди спектакля. На Западе мат в театре прижился давно. Великий английский актер Лоренс Оливье, премия имени которого является аналогом театрального "Оскара", считал одной из своих заслуг то, что именно он первым произнес со сцены слово "fuck".

"Последний бастион" современной русской культуры - кинематограф - пал в прошлом году, когда на экраны вышел фильм Александра Зельдовича "Москва", снятый по сценарию все того же скандалиста Владимира Сорокина. Нежные губки Татьяны Друбич и Ингеборги Дапкунайте смачно выговаривали смачные слова. На режиссера и сценариста пытались подать в суд за оскорбление общественной нравственности, но скандал как-то сам собой сошел на нет. И в следующем фильме по сценарию Сорокина - "Копейка" (режиссер Иван Дыховичный) самым приличным было "до свидания". Робкие смешки не знающих, как реагировать на близкие с детства слова, зрителей под конец просмотра переросли в гомерический хохот.

А как у них?

В ВЕЛИКОБРИТАНИИ единственный прецедент, связанный с протестом против ненормативной лексики в литературе, случился в начале... ХIХ века. После выхода скандального романа Д. Лоуренса "Любовник леди Чаттерлей" на писателя пытались подать в суд, обвинив его в злоупотреблении "грязными словами". Дело, однако, было проиграно, свобода слова восторжествовала.

В Германии и Испании отсутствуют какие бы то ни было законодательные акты, ограничивающие употребление ненормативной лексики в художественных произведениях.

В Италии, по словам литературного переводчика Марко Динелли, последний скандал в литературе разразился в 1980 году - тогда на Пьера Витторио Тонделлини подали в суд за то, что он включил в текст романа богохульство (что в Италии воспринимается так же, как мат в России). Но писателя оправдали. После этого судебные дела возбуждались только из-за использования богохульств в кино.

Так что с матом бороться, наверное, так же бесполезно, как с тополиным пухом и июльской жарой. Придет время - само рассосется. Даже министр культуры считает, что "дело не в том, знаем мы матерные слова или нет, а в том, какова жизнь, заставляющая нас вспоминать их так часто".

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы