aif.ru counter
96

Константин Райкин: "Я мог бы быть богатым человеком"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 30 24/07/2002

ЗА НИМ всегда следили пристальнее, чем за его коллегами по цеху. Ну как же! Сын! Да не чей-нибудь, а Райкина. Следили и вынуждены были признать, что Константин Райкин - артист замечательный. А потом, когда появился "Сатирикон", выяснилось, что он еще и режиссер хороший, и худрук неплохой, потому что каждая премьера в театре становилась событием.

ДРУГОЙ на его месте уже давно спокойно наблюдал бы, как движется организованный им процесс. А Райкин по-прежнему ест на бегу, а впереди - новая роль Шарикова в "Собачьем сердце" в постановке Владимира Машкова.

Усталость от "отдыхательного"

- КОНСТАНТИН Аркадьевич, у вас есть все - театр, роли, поклонники. Вы считаете себя реализованным человеком?

- Как можно так говорить - "реализованный"? Это с точки зрения "тети Моти", которая на рынке черешней торгует, я реализованный. Да кто же может реализоваться до конца? Спросите любого артиста, доволен ли он своей судьбой. Никто не доволен! Не в том смысле, что "Не доволен!" (корчит капризную гримасу), а в том смысле, что он играть хочет! Это как жизнь, которая длится и длится. Вы же не спрашиваете меня: "Ну, что? Вы пожили 52 года. Не хватит? Не пора ли вам завтра умереть? Не хотите ли принять яду?"

То, что мне это время нравится больше, чем предыдущее, - безусловно. С какого-то момента я начал горячо желать, чтобы перестала существовать советская власть. Признаюсь, не сам до этого допер, конечно, что-то почитал, что-то узнал новое, многое переоценил. Я же был идеологически очень туго закручен. И я этой новой жизни дождался.

Трудное время? Трудное, конечно, и страна наша трудная, но мне другой страны не нужно - это моя судьба.

- В эпоху СССР были театры - "Современник", Театр на Таганке, потом "Ленком", которым государство всячески рот затыкало, но они все равно оставались властителями дум. Сегодня театр может претендовать на роль такой "совести нации" или его удел - лишь развлекать "почтеннейшую публику"?

- Развлекать тоже можно, это не самая плохая функция театра. Просто она у него не единственная, особенно у русского театра. В былые годы театр брал на себя функции некоего духовного ассенизатора - его сделал таким тоталитарный режим. Сейчас политическая сатира, заострение каких-то политических проблем - удел газет, журналов, телевидения.

А театру оставили его исконное занятие - открывать людям глаза на более глубинные вещи. В театре существуют великие проблемы человеческих взаимоотношений - любовных, социальных, отношения художника и власти, художника и толпы, людей маленьких и больших. То, о чем человек задумывался всегда, при любом строе. И большая драматургия именно их и должна решать, и тогда будет интересно в театр ходить.

- Но все чаще звучат призывы: мы живем в такой агрессивной информационной среде, мы так много работаем, мы ежедневно решаем так много проблем. И хватит уже "грузить" людей серьезной литературой, фильмами, спектаклями.

- От большого количества "отдыхательного", между прочим, тоже устаешь. Конечно, всегда найдется кто-то, кому захочется развлекаться. Но на фоне этого большому количеству людей будет хотеться послушать серьезную классическую музыку, сходить в оперу или в театр, потому что человек гораздо сложнее. Его душа состоит из разных струн, и струна развлечения среди них - отнюдь не самая ценная.

Порой пишут: "Вот, они поставили "Гамлета". Подумаешь! Там всего шесть человек убито, а у нас в Чечне каждый день гибнут люди. Поэтому никого этот "Гамлет" потрясти не может". Но разве потрясает количество убитых? Герой может просто пальчик на сцене уколоть - и зрительный зал зарыдает, хотя в Чечне будут продолжать умирать. В том и состоит сила искусства, чтобы заставить целый зал пожалеть одного конкретного человека даже по такому маленькому поводу.

- Вы не считаете парадоксом то, что социализм "плодил" в искусстве таланты, а свобода все больше выплескивает серость?

- Социализм - между прочим, это абсолютный разгул серости. Социализм был подарком бездарным, ленивым людям. Как ленивый получает средненько мало, так и гений получает рядом с ним средненько мало. Принцип зоопарка - все сидят в клетках, и всем дают одинаковую бурду. А свобода - это такое дело, когда можно вообще без еды остаться. Но можешь и вкусную антилопу себе на обед заполучить. При условии, что очень побегаешь.

Хотя свобода - вещь обоюдоострая. Для существования внешней свободы должна быть очень большая внутренняя несвобода - человек должен себе очень многого не позволять. Культура - это система ограничений: не убий, не воруй, не прелюбодействуй. Как минимум, десять простых заповедей, которые так нелегко соблюсти. А когда дается свобода людям, мягко говоря, некультурным, они воспринимают ее как свободу убивать, грабить, насиловать. Поэтому свободу нельзя давать обществу, которое не готово к этому. Эта неготовность к свободе переживется, конечно, - я оптимист. Куда мы денемся!

- Каждый год тысячи абитуриентов осаждают театральные вузы. Хотя все они знают, что театров мало, и в фильмах ролей на всех не хватит, и получать будут копейки. Это что - инстинкт какой-то?

- Многие выбирают себе стезю интуитивно, не руководствуясь меркантильными соображениями. Их тянет сюда, потому что это волшебное место.

Ведь актерство - это ощущение власти над людьми. Спектакль - своеобразное полюбовное заключение в рабство, понимаете! Когда зрители любят артиста, они становятся его рабами, он ими властвует. Эти сладкие секунды - концентрат актерской профессии.

Вечно голодная пасть

- ВЫ ДОВОЛЬНО долго болезненно воспринимали попытки сравнить вас с отцом. Сейчас спокойно реагируете, когда напоминают, что вы - сын великого Аркадия Райкина?

- Совсем спокойно я к этому относиться не стал. Это же как плохая экология. С ней надо смириться, иначе тебе не останется иного выхода, кроме как застрелиться, - другой экологии у тебя все равно не будет. Так и здесь... Я очень люблю своего отца, но сравнения с ним меня не радуют. Я все это время нахожусь в состоянии как бы соперничества. Причем теперь уже соперничаю еще и сам с собой: меня - артиста, начинают сравнивать со мной - режиссером. Ведь спектакли, которые поставил я, имеют успех. Наверное, кто-то на моем месте бы закис. Но у меня сильный характер, выработавшийся благодаря именно этой ситуации. Да, я с рождения был сыном Аркадия Райкина, но при этом всегда считал, что имею право на некоторое отдельное внимание. Вот и все.

- А лично вам нравится зарабатывать деньги?

- Я стал понимать, что такое стиль, ощущать красоту дорогих вещей. Не могу сказать, что это врожденное. Скорее, работавшие со мной режиссеры и художники меня этому научили. Я могу быть гурманом, могу вкусно поесть, могу различать оттенки букета в винах, но в то же время спокойно отнесусь к тому, что у меня не будет ничего и я буду есть одну гречневую кашу. Мне относительно все равно, где жить и спать. Я могу спать прямо здесь, в театре, как это иногда бывает. У меня небольшая квартира, которую я очень люблю. Иногда думаю, что хорошо бы переехать в большую, но начинаю прикидывать, сколько мне придется на эту квартиру работать, мучиться, занимать, перезанимать - и торможу.

Когда-то я зарабатывал деньги эстрадой, давая много концертов, снимался в кино. Сейчас от этого отказался, потому что хочу посвятить театру все время, которого у меня не так много и осталось. Театр - это же такая прорва, в нее сколько ни кинешь - все мало. Такая жадная пасть, вечно голодная...

Я мог бы быть богатым человеком - богатым в самом серьезном смысле этого слова. Но я сделал свой выбор и ничуть об этом не жалею.

"Не стоит ставить спектакли, какой хороший или плохой Путин, - тот, кто будет заниматься этим, проиграет..."

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы