aif.ru counter
Писали, что средняя зарплата министра в России отличается от средней по стране раз в 15. Разрыв между простыми работниками и директорами крупных компаний — десятки раз. А как было в СССР?
33

Джордж Буш: "Мы за здоровую Россию"

Накануне визита в Россию и другие европейские страны президент США дал в Белом доме большое интервью ряду влиятельных европейских газет. Францию представляла газета "Монд", Германию - "Франкфуртер альгемайне", Италию - "Репубблика". Из российских газет президент США пригласил "Аргументы и факты".

НАКАНУНЕ визита в Россию и другие европейские страны президент США дал в Белом доме большое интервью ряду влиятельных европейских газет. Францию представляла газета "Монд", Германию - "Франкфуртер альгемайне", Италию - "Репубблика". Из российских газет президент США пригласил "Аргументы и факты".

- ГОСПОДИН президент, некоторые американские политологи предпочли бы видеть Россию в качестве недоразвитой страны. А какой видите ее вы?

- Мы хотели бы видеть наших друзей сильными и конкурентоспособными. Думаю, для американских политиков важно признать, что здоровая Европа и здоровая Россия отвечают интересам нашей страны. Например, при наличии здоровой экономики более вероятно, что дружеские отношения будут налаживаться более существенным образом.

Хочу донести до российского народа, как и до народа моей родины, что важно рассматривать Россию в качестве друга, а никак не противника. Я прямо заявляю, что декларируемая мною как президентом задача - это работать совместно с Россией не как с противником, а как с другом. Встретившись с президентом Путиным в Словении, я смог понять, что это возможно. Мне кажется, он искренне заботится о движении вперед. В духе сотрудничества, вместе, можно сделать очень много. Именно такого мнения я и придерживаюсь, хотя у нас есть много проблем.

Как бы там ни было, мы желаем России успеха. Хотели бы иметь дело со здоровой Россией, чтобы у нашего сегодняшнего партнера в борьбе с терроризмом имелись средства для продолжения такой борьбы. Надеюсь, эта поездка поможет устранить сомнения некоторых российских людей, которые, как и в Америке, предпочитают прежний путь обиды, горечи и ненависти. Владимир Путин и я оставляем это в прошлом ради блага обоих народов.

- Господин президент, одним из основных двигателей взаимоотношений между США и Европой является, конечно, НАТО.

- Да.

- В Европе, и не только в Европе, возникает вопрос о том, обречено ли НАТО? Исчезнет ли оно рано или поздно? И если нет, для чего будет нужно в последующие годы?

- Это очень существенный вопрос. НАТО теперь, как никогда, нужно по многим аспектам. Характер имеющихся перед нами угроз, а под "нами" я имею в виду нас вместе, изменился. Мы приобретаем опыт в том, что касается способности стран обмениваться информацией и ставить заслон на пути финансирования терроризма, способности стран к поиску убийц, что и должно обеспечить успех.

Поэтому для борьбы с террористической сетью требуются коллективные усилия. А НАТО - это объединение свободолюбивых стран. Поэтому для борьбы с угрозами, в настоящее время стоящими перед нами, задача НАТО должна измениться - даже не его задача, а направление его усилий и его потенциал.

Таким образом, я считаю, что НАТО крайне необходимо. Теперь я предостерегаю потенциальных читателей ваших газет ничего не принимать за непреложную истину, когда речь заходит о расширении НАТО. Однако у меня репутация человека, активно выступающего за такое расширение. Мною руководит понимание важности НАТО и его необходимости.

- Каковы цели Совета Россия - НАТО? Дает ли он России право голоса по вопросам, связанным с НАТО? Если же нет, то что именно он дает?

- Конечно, участие в двадцатке не дает России никакого права вето в отношении военных действий. И это важно помнить.

Однако признается, что Россия может быть важным партнером в мирной Европе. В условиях борьбы с новыми угрозами, стоящими перед всеми нами.

Возможно, ситуация может оказаться не такой серьезной, но заверяю вас, угроза является реальностью. Президент Путин тоже это прекрасно понимает. Убеждены в этом и европейские лидеры. Поэтому было чрезвычайно важно включить Россию в новые взаимоотношения с НАТО, и мы собираемся подтвердить их во время встречи в пригороде Рима.

- Считаете ли вы, что ситуация в Ираке сейчас находится под контролем? Или существует необходимость принятия срочных мер против планов Саддама Хусейна по созданию оружия массового поражения?

- Я очень терпеливый, настойчивый человек. Но слово "под контролем" неприменимо к ситуации, когда у кого-то есть возможность использовать оружие массового поражения. Как можно говорить о контроле, если у этого человека есть возможность нас шантажировать или применить это оружие?

- Господин президент, не могли бы вы коротко охарактеризовать ваши отношения с президентом Владимиром Путиным?

- Я могу охарактеризовать наши отношения как очень теплые. Мне приятно общество президента Путина. У него прекрасное чувство юмора, а я очень ценю это качество в людях. Он пригласил меня к себе, и я с нетерпением жду этой поездки. О чем мы будем с ним говорить? Он очень любит Россию и россиян и очень обеспокоен теми проблемами, которые стоят перед страной. Даже во время наших неформальных встреч он делится своей обеспокоенностью со мной. Его тревожат те угрозы, которые стоят перед Россией.

У нас общие интересы в войне с терроризмом, так как Россия сама подвергалась нападению: погибли невинные люди. Для него это очень болезненный вопрос - вопрос защиты своей Родины. Мы обмениваемся информацией о том, как наилучшим образом добиться наших целей. Я имею в виду то, что мы как друзья задаем друг другу вопросы: "Как вы поступаете в такой-то ситуации?", "А что вы делаете там-то?"

- А как вы к нему обращаетесь? Просто Владимир?

- Да, я зову его Владимир, а он зовет меня Джордж. Самая интересная часть моего визита в Россию - это совместное посещение Санкт-Петербурга. Мы прокатимся на катере и будем любоваться белыми ночами.

- А вы знаете какие-нибудь слова по-русски?

- Нет. (Ответ по-английски.)

- Нет?

- Нет. (Уже по-русски.) Всего лишь одно, только это. Но со мной будет сотрудница, говорящая по-русски, это госпожа Арроз. "Арроз" по-испански означает "рис".

- Господин президент, означают ли те предупреждения о возможности проведения террористических актов, включая и заявление вице-президента, всего лишь общий призыв к американцам сохранять бдительность, или имелась в виду конкретная угроза?

- Каждое утро я провожу с директором ФБР. Сегодняшнее не было исключением. Он сказал мне, что эти сведения основаны на разведданных, которые указывают на то, что "Аль-Каида" продолжает свою деятельность, разрабатывает планы, направленные против Америки. Он также сказал, что не будет удивлен, если произойдет новый террористический акт, а предотвратить его будет очень трудно.

Если бы у нас были сведения о конкретном террористическом акте и месте его проведения, то, заверяю вас, мы сделали бы все возможное для того, чтобы защитить то место. Мы бы использовали все имеющиеся в нашем распоряжении средства для его предотвращения.

Но не думаю, что об этом следовало бы сообщать направо и налево. Конечно, люди, жизнь которых находилась бы под угрозой, были бы немедленно проинформированы о мерах, которые бы предприняла страна и правительство. Террористы очень хитры. Они глубоко проникли в наше свободное общество. Но мы узнаем о них все больше и больше и изгоним их с улиц наших городов.

Это одна из основных наших забот. Каждое утро я читаю доклады о возможных новых угрозах, и некоторые из них, между прочим, направлены не против Соединенных Штатов, а против наших союзников. Более того, я уверен, что в прочтенных докладах говорилось и об угрозах вашим странам. Всякий раз мы немедленно передаем информацию через разведсеть в соответствующую страну еще до того, как я ее прочту. Я не хотел бы выглядеть перед вами паникером. И это очень важно. Лучший способ защитить наши народы - покончить с террористами.

Как вы понимаете, это беспрецедентная война. В войнах прошлого были четкие линии фронтов и можно было реально оценить достигнутый прогресс, размер захваченных территорий. До сих пор многие люди мыслят именно такими категориями. Но война с терроризмом - совершенно другой тип военных действий.

Но это война, настоящая война. Хотя, как я знаю, кое-кто в мире не хочет прислушиваться к этим словам. Всегда легче отмахнуться от правды, особенно когда эта правда означает жертвы, серьезную озабоченность и волнения. Но это реальная угроза, и я приложу все усилия в этой борьбе, ведь меня в ней поддерживает великая страна.

- В связи с этим как вы отреагировали на шумиху, которую подняли демократы по поводу полученной вами информации о террористических угрозах?

- Таков уж Вашингтон. Как я подозреваю, и любая другая столица. Но у нас демократия, и все это - сплошные догадки. А в Вашингтоне догадки не имеют никакого значения. Я привык к такой ситуации и уверен, что большинство членов конгресса - ответственные граждане. Они прекрасно понимают, как действует разведка, как она работает.

- Давайте перейдем к Ближнему Востоку. Возможно ли достижение мира при Арафате?

- Прежде всего я хотел бы вновь повторить свои слова, высказанные 4 апреля. Тогда я заявил, что Ясир Арафат подвел палестинский народ. У него был шанс стать реальным лидером. У него был шанс заключить мирное соглашение еще при предыдущем президенте. Ему предоставлялся один шанс за другим. Но он не справился со своей ролью лидера и подвел палестинцев.

Я говорю это с горечью в сердце, потому что меня очень беспокоит вопрос тяжелого положения палестинских граждан, нищета, полная изоляция и разочарование, в которых они живут. Большое число палестинцев в течение долгих лет влачат жалкое существование в лагерях беженцев. И совершенно очевидно, что многие из них уже не имеют никакой надежды. И я полностью разочарован. Как-то меня спросили, уважаю ли я Арафата. Я ответил, что нет. И именно потому, что он подвел свой народ. Ведь настоящий лидер должен всегда быть лидером.

Но, несмотря на эти слова, я все еще думаю, что мир возможен. Очень важно продолжать поиски компромисса, при котором будут существовать два государства, живущие друг с другом в мире. Прогресс на этом пути потребует усилий всех вовлеченных сторон: США выступят с руководящей ролью в этом процессе; Израилю придется сделать непростой выбор в пользу создания Палестинского государства; палестинцам - отвергнуть терроризм и начать борьбу с ним. Но я не собираюсь начать выделение средств для этого региона до тех пор, пока не буду убежден в том, что деньги пойдут на оказание реальной помощи палестинскому народу.

И я продолжу работу, направленную на достижение мира. Но я отвергаю терроризм. Настаиваю на том, чтобы люди тоже осудили террористические акты, потребовали привлечь к ответственности тех, кто вовлечен в террористический процесс. Необходимо перекрыть финансовые потоки, чтобы не дать террористам пустить мирный процесс под откос. Мы должны пресечь всякую возможность того, чтобы убийцы и дальше могли сеять смерть. Уверен, что мы можем добиться реальных результатов.

Спасибо за ваши вопросы.

Вашингтон, Белый дом, 21 мая.

Смотрите также:



Актуальные вопросы

  1. Могут ли ученика отстранить от занятий из-за отсутствия школьной формы?
  2. Когда приставы начнут извещать по СМС об ограничении выезда из РФ?
  3. Кто победил на «Танковом биатлоне 2019»?