aif.ru counter
13.03.2002 00:00
33

На прицеле - крупные неплательщики

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 11 13/03/2002

НАЛОГОВОЙ полиции России - десять лет. Свою первую круглую дату она встречает под руководством Михаила ФРАДКОВА. Нынешний директор ФСНП возглавляет эту службу ровно год - тоже дата, пусть пока и не круглая. Но год этот многое изменил в работе налоговой полиции. О переменах, затрагивающих каждого, кто должен платить налоги, Михаил Ефимович рассказал главному редактору "Аргументов и фактов" Николаю ЗЯТЬКОВУ.

- ЧТО важнее: поймал человека, заставил заплатить недоимку - и пусть гуляет дальше, главное, что деньги в казну вернулись? Или надо его примерно наказать?

- Не хочу никого критиковать, но и в деятельности налоговой полиции существовала некоторая непоследовательность...

Психология "зайца"

МОЖНО поставить себе задачу пополнения бюджета и на этом остановиться. Отчитываться по возвращенным деньгам - отчетливо видный показатель! - и всегда ходить в хороших. Но если те миллиарды складываются из массы мелких раскрытых нарушений, то какой в этом профилактический эффект для экономики, для бизнеса в целом? Разве мы таким образом стимулируем предпринимателей к тому, что налоги платить надо и что наказание за неуплату неотвратимо? Нет. Работает психология трамвайного "зайца": буду ездить бесплатно, а если раз в год и заплачу десятку штрафа, то все равно не в убытке. Неплательщик налогов может рассуждать точно так же. У нас в стране три миллиона юридических лиц, а налоговых полицейских - сорок тысяч человек. Они могут проверить за год 30 тысяч организаций, то есть одну за сто лет. Поэтому сейчас пора менять акценты. Направить работу налоговой полиции на серьезные экономические преступления, их раскрытие. Менять законы. Мы внесли свои предложения по уточнению двух статей Уголовного кодекса - 198 и 199. Там есть вторые части - "в особо крупном размере". Мы считаем, что надо ужесточить ответственность именно по ним, вплоть до конфискации имущества.

- Ну а если, пока налоговая полиция будет менять акценты, казна недополучит денег? Как тогда, вы думаете, оценит вашу работу государство?

- Я не говорил, что надо забывать о денежном показателе. Наоборот, на новом пути, по которому сейчас идет работа, и суммы возмещенного ущерба увеличиваются. Даже сейчас, на марше реорганизации, они выросли в общей сложности в три раза - 107 млрд. недополученных рублей за год было возвращено в бюджет. Но меня больше радует другая цифра: 27 млрд. из них - по оконченным уголовным делам, и это в два раза больше, чем в 2000 году. Это показатель того, что увеличилось количество раскрытых преступлений, которые прошли проверку судом. Другой путь - ловля мелких нарушителей ради количественных показателей - ведет лишь к коррупции и вообще к деградации правоохранительных структур. Этот так называемый галочный метод приводит к "палочному" методу, к дубинке и маске как основным инструментам в работе налогового полицейского.

- Но теперь наш бизнес масками и дубинками уже не напугаешь...

- Каков контингент проверяемых, такие и методы. При ловле налоговых "зайцев" полицейским приходится сталкиваться с примитивной, уличной преступностью. А когда начали в масках входить в банки, сразу стало очевидно, что это бессмысленно. Маской банк не испугаешь. Нам противостоят умные, образованные люди. По статистике, у 58% "уклонистов" - высшее образование, у некоторых даже ученая степень. Кое-кто из этих умных голов не просто сам не платит налог, а разрабатывает схемы, которые нас очень беспокоят. Каждого, кто пользуется ими, не поймаешь. Правильнее выявить ту структуру, которая организовала эту схему и дирижирует. Например, в Татарстане наше управление обнаружило такую группу. В нее входили специалисты налоговых органов - они сейчас арестованы.

- Чем крупнее дела, чем выше ставки, тем серьезнее искушение для ваших сотрудников. А они не слишком-то высокооплачиваемые...

- Мы ожидаем, что правоохранительные структуры когда-нибудь будут в большей степени защищены. И чем быстрее это наступит, тем лучше. А пока... линия обеспечения собственной безопасности резко усилена.

- Но, может быть, особо отличившихся удается поощрять материально?

- Не больше 3-4 окладов в качестве премиальных в год. Бывает, денег нет, а есть возможность поощрить материально как-нибудь иначе. Находим способы. Бюджетное финансирование в силу разных причин бывает ограничено.

- И это говорит руководитель структуры, которая возвращает в бюджет миллиарды?

- Раньше у налоговой полиции был свой фонд - до 10% от взысканных сумм. Потом все подобные фонды у правоохранительных структур аннулировали. В принципе правильно: соблазна меньше, контроль лучше. Вот только если бы не тришкин кафтан по бюджету... А то надо академию отремонтировать и одновременно принять иностранную делегацию... Договариваемся с Минфином, сейчас процентов на 40 увеличили бюджетное финансирование.

Нам нужны специалисты высочайшего уровня. Предшественникам удалось семь лет назад создать Академию налоговой полиции. В этом году конкурс был - 8 человек на место, что свидетельствует о том, что перспективы молодыми людьми и их родителями оцениваются высоко.

Жить или делу служить?

МЫ УЖЕСТОЧИЛИ требования к своим сотрудникам, и текучесть увеличилась. У некоторых такая позиция: "Раньше работа была легче, она соответствовала зарплате. Теперь с этими новыми требованиями надо рисковать, надо думать, искать индивидуальные подходы - а я сюда пришел квартиру получить и при случае удостоверение использовать для улучшения своего материального положения. И если его не использовать, то зачем мне все это надо?" Но это исключение из правил.

- Людей можно понять: риск и ответственность растут, а зарплата - нет?

- Надо сделать из налоговой полиции структуру, адекватную времени. Уже сейчас она располагает всем набором возможных инструментов проведения оперативно-розыскной деятельности, имеет в своем составе следствие и при этом свой ревизорский аппарат, своих бухгалтеров... То есть она может делать значительно больше, чем делала первые несколько лет.

- Новая метла?

- Нет, я хорошо знаю, что десять лет - это годы тяжкого труда всех, кто был связан с созданием налоговой полиции. Все делалось практически с нуля, с нескольких комнат. Надо отдать должное прежним руководителям: им удалось найти людей, сориентировать их на работу на совершенно новом поле.

Лучше меньше, да лучше

- ВЫ - РЕДКИЙ руководитель. Обычно все стараются увеличить штаты, а у вас около 13 тыс. вакансий.

- И я в перспективе хотел бы расширить численность сотрудников. Но в регионах, а не в центральном аппарате, который как раз совершенно не надо раздувать, а, наоборот, сокращать. Это должен быть штаб, аналитический центр для координационной работы. Серьезные дела практически никогда не ограничиваются рамками одного региона. В центре этой сети - Москва. Поэтому в нашем московском управлении мы создали специальное подразделение, которое работает по запросам территорий. Оно так и называется - Управление "Т".

- Михаил Ефимович, какие крупные дела в вашем активе за год?

- Мы провели 14 общероссийских операций под разными кодовыми названиями - "Алхимики", "Стахановцы", "Антрацит", "Феррум" - в наиболее криминогенных отраслях экономики. Это топливно-энергетический комплекс, металлургия, лесная промышленность, кредитно-финансовая сфера, торговля. Вот, скажем, потребительский рынок. В Москве около двухсот рынков. На них работает энное количество человек, в основном из стран СНГ, а на учете в налоговых инспекциях состоят единицы. Ежегодный оборот составляет 600 млрд. рублей в год. Большая часть этих денег идет мимо казны.

- Но это же снова мелкий бизнес! А если все же вернуться к крупному, скажите, ВПК налоговая полиция занимается?

- Это деликатная тема. Отвечу так: да, мы работаем и в сфере военно-промышленного комплекса.

- При вашей жесткой позиции к крупным неплательщикам - как вы относитесь к идее амнистии по неуплаченным налогам?

- Здесь нужно думать, взвешивать, изучать опыт... К тому же надо, чтобы человек, претендующий на амнистию, был в ней уверен. Иначе предприниматель, который хочет начать новую жизнь с понедельника, во вторник уже вынужден будет идти оправдываться.

А что касается жесткой позиции... Я за тот бизнес, при котором "вспотел" - получил. Поэтому я буду пристально смотреть за теми, кто не хочет "потеть", не хочет работать, фактически обворовывает государство, и на крупные суммы. Не должен выигрывать в конкурентной борьбе тот, кто не платит налоги.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество