121

В день по миллиарду. Репортаж с фабрики Гознака.

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 45 07/11/2001

ВПОЛНЕ возможно, со следующего года, как уже писал "АиФ", Центробанк запустит в обращение новую пятитысячную купюру (конечно, если зарплаты россиян будут по-прежнему высоки). Никогда еще за всю историю Гознака журналистов не пускали в святая святых - цеха, где делают деньги. Для "АиФ" было сделано исключение.

Тайна пяти тысяч

КОГДА американцы создавали 100-долларовую купюру, вся страна участвовала в конкурсе на ее лучший дизайн. О нашей новой банкноте Гознак говорить не имеет права - это страшная государственная тайна. Известно только, что пять тысяч продолжат серию банкнот "Города России". Сам рисунок - достопримечательности одного из городов восточной части страны.

Какого? Гознак оставляет без комментариев. Однако, как удалось выяснить "АиФ", это будет Владивосток. Вообще серия "Города России" была задумана давно. Тогда нарисовали целую коллекцию денег с изображением городов и потихоньку запускали в обращение. После деноминации дизайн и цвет новых денег сохранили: купюры без трех нулей создавались по аналогии со старыми деньгами. Так, тысяча родилась из эскиза стотысячной купюры, а пятитысячная, говорят, будет походить на бывшую пятисоттысячную, так и не вышедшую в свое время в обращение. (См. эскизы.)

Во всем мире на деньгах принято печатать героев страны. Кроме прочего, портреты сложнее подделать. Но у нас по политическим соображениям решили изображать города.

"Дизайн денег, а также то, какой город должен быть изображен, определяет Центробанк, - говорит главный художник Гознака Игорь Крылков. - Мы лишь можем предложить, какой из памятников нарисовать". Однако и это должны одобрить заказчики из ЦБ.

Тысячерублевая купюра утверждалась дважды. Гознак предложил запечатлеть в качестве символа Ярославля первый в России государственный театр имени Волкова - старинное здание с колоннами и лепниной. Центробанк настоял на другом сюжете и даже назвал конкретную церковь.

Художники впали в отчаяние: эта самая красивая церковь в городе не реставрировалась с XVIII века и, полуразрушенная, возвышалась над свалкой и автостоянкой. Пришлось восстанавливать изначальный вид по старым чертежам. "Если бы вы знали, как отличался рисунок от реальности!" - расстраивается Игорь Крылков.

Святая святых

В ПРАКТИЧНОЙ Австрии власти из своего "Гознака" сделали смотровую галерею: печатная фабрика находится за стеклом, и люди, купив входной билет, наблюдают, как делают деньги.

Маршрут нашего путешествия по цехам неделю согласовывался и был четко определен. "Можно зайти в комнату к художникам?" - попросила я. Мои провожатые смутились и попросили не отклоняться от намеченного пути.

Раньше на работу в Гознак брали проверенных людей. Каждый претендент должен был представить пять рекомендаций от людей, которые отработали на фабрике не менее 15 лет. И по сей день художников за границу выпускают только под спецконтролем.

На время прихода журналиста работников даже не отпустили на обед. Человек десять из службы охраны окружили меня плотным кольцом.

На полу ровными стопками лежит бумага с водяными знаками. Пройдя через агрегат, она становится похожей на деньги. Тысячерублевки, тысячерублевки. Каждую секунду из огромного агрегата выпадают голубые тысячерублевки. В течение дня может получиться и миллиард, а иногда и больше.

Дальше деньги равнодушно тащат в следующий цех - искать брак. "Это сколько же из миллиарда получается брака? - лихорадочно соображаю я. - Миллион?" "Для нас это бумага", - равнодушно отмахивается сопровождающий.

Тишина, чистота. Миловидные женщины листают полотна метр на метр с уже готовыми, но еще не разрезанными банкнотами. Раз - из стопки выдергивают страницу - это брак. Мы с делегацией склоняемся над листом. Минуту тупо молчим. "А где же брак?" - спрашиваю я. "Да вот же", - и женщина тычет пальцем в ма-а-аленькую буковку, где чуть-чуть смазана краска. За секунду работницы успевают просмотреть одно полотно. В день - 50-60 тысяч таких листов. За восьмичасовой рабочий день платят в среднем 7 тыс. руб. в месяц.

Последний этап: деньги разрезают, раскладывают на пачки, заклеивают и запечатывают в целлофан. Все операции производятся на конвейере. (Оборудование на Гознаке только иностранное: немецкое и швейцарское.) Листы быстро заходят под металлическую крышку - раз! Выходят ровные пачки. Еще движение - она уже перетянута бумажной ленточкой. Под стеклом набирается десять пачек, сверху падает целлофан - миллион готов. Он едет до конца стеклянного конвейера - и падает в тележку, где уже лежат такие же миллионы.

Обрезки, которые в принципе можно переварить и сделать новые деньги, уничтожаются. "Каждая банкнота, каждый лист, каждая бумажка тщательно пересчитываются, - говорит Георгий Огурцов, главный по режиму, пока я смотрю на обрезки. - Рабочий день всегда заканчивается сдачей продукции: деньги из цехов убирают в специальные кладовые. Если обнаружат недосдачу хоть одной купюры - из здания не выйдет ни один человек, пока пропажу не обнаружат".

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы