aif.ru counter
40

Россия - страна парадоксов (09.01.2001)

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 2 10/01/2001

ПИСАТЕЛЬ и публицист Вячеслав Костиков многим запомнился в бытность пресс-секретарем Бориса Ельцина. В этом качестве он не боялся решительно идти в бой против "агрессивно-послушного большинства" Съезда народных депутатов, пытавшегося вернуть Россию в дореформенное состояние. Быть может, за излишний радикализм он и был в свое время отлучен от Кремля и отправлен в почетную ссылку - послом в Ватикан. Сегодня Вячеслав Костиков анализирует сложившуюся политическую ситуацию и предлагает свой рецепт возрождения страны новому президенту.

ОСТРОТА дискуссии в конце минувшего года о символах России - флаге, гербе и особенно гимне - продемонстрировала глубокий разрыв, который все еще существует в обществе, несмотря на прошедшее со времени демократической революции десятилетие. Ряд радикальных демократов обвинил Владимира Путина в том, что он тащит страну назад в "социалистическое стойло" и потакает коммунистам. Даже осторожный и явно симпатизирующий новому лидеру патриарх Алексий II обратился к власти с предостерегающим словом.

Чем же руководствовался президент? Он, в сущности, и не скрывал своих мотивов: вернуть стране внутреннее единство. Речь идет о таком наборе ценностей и символов, которые безусловно принимались бы всеми - левыми и правыми, богатыми и бедными, просвещенными и не очень, верующими и атеистами, а также русскими, татарами, евреями, якутами...

Расчленение мозга

ОТСУТСТВИЕ внутреннего единства - это ключевая проблема. В России более 80 лет продолжается двоемыслие. Наша коллективная память представляет собой странное месиво из мифов, подвигов, поражений, реальных и псевдодостижений. Мы до сих пор спорим, следует ли восхищаться "десятью сталинскими ударами", обеспечившими по коммунистической историографии победу в Великой Отечественной войне, или оплакивать бесчисленные и часто бессмысленные жертвы. Бьемся над проблемой "северного" завоза и одновременно с ностальгией вспоминаем про "освоение советского Севера", не всегда отдавая себе отчет, что оно стало возможным лишь благодаря использованию рабского труда миллионов зэков. Мы до сих пор часто восхищаемся тем, что одновременно оплакиваем или проклинаем.

Чтобы покончить с этим расчленением мозга, оторваться от проклятий, необходимо иметь политику в отношении прошлого. Но определиться в этом отношении не смог даже любивший разрубать узлы одним махом Б. Ельцин. Ни в 1991, ни в 1993 гг., несмотря на очевидную причастность Компартии к реставрационным заговорам, он не пошел на ее запрет. Попытка демократов провести в России "Нюрнбергский процесс" над коммунизмом провалилась из-за нерешительности и непоследовательности Кремля.

В результате большинство населения до сих пор не понимает, что же произошло с социализмом в России - окончательно ли проиграл он в историческом соперничестве с капитализмом, или у нас временное отступление, очередная недолгая "оттепель" и новый Андропов уже стучится в нашу дверь.

Подтверждением тому - рождение все новых социалистических партий, которые питаются этой неопределенностью. Успешно паразитирует на этой двусмысленности и КПРФ. В Берлине существует несколько крупных, поддерживаемых правительством мемориалов жертвам фашистской тирании. У нас единственным памятником миллионам жертв сталинизма является скромный гранитный камень на площади Дзержинского.

Зато по-прежнему на сотнях площадей больших и малых городов страны высятся памятники главного идеолога террора против собственного народа - Ульянова-Ленина. А наследники Сталина - шандыбины и харитоновы - ведут себя в Госдуме как хозяева.

В Германии эффективно действует система "делегитимизации" национал-социалистов: им постоянно напоминают о преступлениях, выросших из фашистской идеологии. У нас же посредством привычной для коммунистов демагогии КПРФ фактически монополизировала роль "защитника народа". А Кремль, похоже, примирился с этим.

Так чьи мы наследники?

В РЕЗУЛЬТАТЕ население так и не может уяснить, что представляет собой Россия - наследницу Советского Союза, просуществовавшего всего 70 лет, или многовековой Российской империи? Недавно федеральный Конституционный суд Германии подтвердил, что в правовом отношении Федеративная Республика Германия является преемницей Германской империи. Способен ли наш Конституционный суд принять к рассмотрению подобный вопрос?

Эта проблема, кстати, имеет прямое отношение и к внешней политике России. Опросы показывают, что в европейских странах население считает, что решающая роль в победе над фашизмом принадлежит США. Логика этого заблуждения понятна: несвободная Россия в глазах европейцев не могла быть освободительницей Европы. Там нашу страну до сих пор считают наследницей Советского Союза. Отсюда и многие наши трудности с интеграцией в европейские институты.

Но для прагматичных европейцев безразлично, под какую музыку мы будем пробуждаться и засыпать. Для них важнее отношение к собственности и к защите инвестиций в России. Во Франции ведь никого не смущает, что страна живет с революционной "Марсельезой".

Вступая в спор с В. Путиным по поводу гимна, демократы совершают серьезную ошибку: сконцентрировав весь пыл на критике гимна Александрова, они устраняются от требований решить фундаментальный вопрос - о месте коммунистической идеологии в современной России. Демократическая общественность должна требовать от президента не мелких компромиссов, а делегитимизации национал-коммунизма. Пока национал-коммунистам будет позволено выдавать себя за носителей национальной идеи, у нас не закончится война с прошлым, а Россия будет оставаться разделенной нацией.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы