aif.ru counter
07.02.2001 00:00
60

В. Устинов о прокуратуре, Гусинском, Бородине...

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 6 07/02/2001

СКОРО полтора года, как Генеральным прокурором России стал Владимир Устинов. Сегодня он рассказывает о своей работе читателям "АиФ".

- ВЛАДИМИР Васильевич, и как вас угораздило такую должность занять?

- (Смеется.) Моя жена перестала улыбаться. Смотрит телевизор, содрогаясь от той грязи, что говорят обо мне, и повторяет: "Зачем? У нас же двух жизней не будет. Давай уходи". Я с ней в чем-то и соглашаюсь, но уходить, когда сильно бьют, нельзя.

- Ее можно понять. Все ваши предшественники были людьми яркими, неординарными. Но они оставили нераскрытые и не доведенные до конца дела. А виноватым будете вы. Хватит опыта разобраться со всем?

- Я работал в системе прокуратуры при всех своих предшественниках, разумеется, за последние 25 лет. Был и следователем, и помощником прокурора района, прокурором города, потом первым заместителем прокурора Краснодарского края, заместителем генерального прокурора по Северному Кавказу. Так что знаю специфику нашей работы с азов.

Предшественники

- ГОВОРЯТ, вы потомственный прокурор?

- Да, им был отец, он уже умер, старший брат, сейчас я. Из моих предшественников на посту Генпрокурора могу отметить В. Степанкова. Это профессионал, который пришел, скажем так, на водоразделе, когда союзную прокуратуру сменяла российская, со всей соответствующей путаницей.

Хорошо знал я и Сухарева, и последнего прокурора СССР Трубина. С Рекунковым было шапочное знакомство.

- Вы сами из Сочи?

- Нет. Родился в семье прокурора Николаевска-на-Амуре Хабаровского края. Затем по жизни, вместе с отцом, перемещались на запад. В 1959 г. в Костромской области, где отец тоже был прокурором, его назначили председателем колхоза, "бросили" на подъем села. Но он отказался заниматься не своим делом. Влепили строгача и отправили с понижением в Краснодарский край. Так что практически я вырос на Кубани, среди казачат. Там же закончил школу, затем пошел в армию, после нее поступил в Харьковский юридический институт. Работать начинал со стажера, не перескочив ни через одну ступень.

- То есть прокурорский работник должен всю жизнь вариться в своей среде? Из других ведомств к вам не попадешь?

- Да. Но из нашей системы кадры берут все. Судебные органы, милиция, администрация президента.

- А в криминал?

- И туда уходят. В больном обществе болеют и ее составляющие, в том числе - и прокуратура. Но по сравнению с нами из МВД уходят просто колоннами.

В чем подозревают "Медиа-Мост"

- "ДЕЛО Гусинского", о котором много говорят в последнее время, начинал Ю. Скуратов? Когда он был нашим гостем, еще будучи Генпрокурором, говорил, что и Гусинский и Березовский - его фигуранты.

- Не знаю, чей Гусинский был фигурант, но двери в прокуратуре он, как говорится, ногой открывал.

- Но попытайтесь все же объяснить нам так называемое "дело Гусинского". Согласитесь, это человек, который не приватизировал незаконно нефтяные компании, а создал очень современное телевидение - НТВ.

- Объясняю. Это дело становится все прозрачнее после каждого обыска, других следственных действий. Например, из бухгалтерских бумаг мы узнали, какая часть денег увозилась из России в офшорные компании. Далее, часть денег ушла на содержание "Медиа-Моста", производство телепрограмм и зарплату журналистам. Не забывал Гусинский и себя. Он сейчас снимает виллу в Испании за огромные деньги, о чем неоднократно упоминалось в СМИ.

Установлено около миллиарда долларов кредита, который он, Гусинский, не погасил. Мало того, он взял кредит под несуществующие активы. Мы изучаем его векселя, а за ними ничего нет. До начала марта мы закончим свою работу.

Что удивляет - они даже не пытались спрятать "концы в воду", то есть полностью были уверены в своей безнаказанности, тратя большие суммы не по назначению.

Вот был в Испании следователь Колмогоров. Просил осмотреть имущество Гусинского и "Медиа-Моста", которое мы нашли по документам. Ему посоветовали отдать запрос через посольство Испании в Москве, те отошлют в свой МИД, оттуда запрос придет в Минюст и, наконец, в прокуратуру. И только затем будет принято решение - удовлетворить наш запрос или нет.

То же самое со швейцарцами. Бьюсь с ними, как рыба об лед. Обращаюсь к их генеральному прокурору с предложением взаимодействовать, а он отвечает - не могу, мне прокуратура кантона Женевы не подчиняется.

- Может, это и хорошо для независимости следствия?

- Может, но только не для нас. Россия - страна исторически централизованная. Стоит дать всем казачью вольницу - и она развалится, как случилось с СССР. Кстати, нам известно, что у ряда западных спецслужб существует план мероприятий по созданию у нас хаоса. В этом задействован ряд СМИ, и наших в том числе. Вы представляете, например, что последует за выводом федеральных сил из Чечни, к чему призывают некоторые средства массовой информации? Мы потеряем весь Кавказ.

Кстати, никаких иллюзий, что мы полностью выиграем дело Гусинского, мы не питаем. Слишком серьезные силы нам противостоят. А наши сотрудники, участвующие в расследовании, знают, что наград за него не получат. Но, что очень важно, есть поддержка и понимание в обществе.

Зачем допрашивать журналистов?

- СКАЖИТЕ, а зачем нужно было вызывать на допрос Татьяну Миткову?

- Да, конечно, нужно было поговорить с журналистами, получившими ссуды, у них на работе. И по этому поводу мы уже дали разъяснения. Но поймите и нас. Ведь у нас были серьезные основания подозревать, что через ссуды "отмывали" деньги. Скажем, могли написать в документах, что дают сто тысяч, а давали пятьдесят. После выдачи этих денег прошло много лет, но некоторые из тех, на кого записаны ссуды, не вернули ни копейки. Представляете, какой крючок для журналистов со стороны хозяев - в любой момент их можно поставить на место, потребовав возвращения долга.

- В Приморье разыгрывается на наших глазах настоящий кризис. Люди находятся на грани вымирания.

- Там уже возбуждено 11 уголовных дел. Один человек осужден, три дела передаются в суд. Идет проверка администрации Приморья, и "правду-матку" мы найдем. Кстати, администрация Приморья не самая плохая в стране. Есть похлеще. Есть руководители, которые вообще не занимаются экономикой, только политикой.

- Кстати, ваш земляк, бывший губернатор Кубани Кондратенко, очень часто мелькал на экране. Запомнился своими антиеврейскими высказываниями.

- Я знал его еще до "революции" 1991 года. Хороший хозяйственник, влюбленный в землю человек. Может о кукурузе рассказывать сутками. Был совершенно аполитичен. И вот за 10 лет превратился в того, кого вы видите - в политика.

О Бородине

- ДАВАЙТЕ поговорим о Павле Бородине. Я постараюсь озвучить свою версию. Частично он сам об этом рассказывал. В 1996 г., когда были большие долги по зарплате для населения, а на носу - президентские выборы, он якобы сам возил чемоданы "налички" и из Франции, и Швейцарии, и Германии. Причем по согласованию с западными лидерами. Они боялись, что коммунисты придут к власти. Так вот, деньги, которые ему сейчас "шьет" швейцарская прокуратура, были как раз теми, что ввозили в страну для снятия политического напряжения в России. И сейчас Пал Палыч попал в жернова, когда все хотят скрыть свои прошлые дела, и ему придется за всех отдуваться.

- Такую версию слышу впервые. Но П. Бородину действительно не повезло в том смысле, что он попал "под смену караула". И в США, и в Германии, да и в Швейцарии не все так просто.

Вспомните того же Михайлова, которого оправдал швейцарский суд, да еще пришлось выплатить полмиллиона долларов налогоплательщиков.

Теперь по делу "Мабетекс". Генеральной прокуратурой проведено тщательное расследование. В ходе его осуществлялись контрольные обмеры объемов выполненных работ, экспертизы. Проверялись счета, платежные документы, условия тендера на выполнение работ в Кремле. И нигде нарушений не обнаружено.

Следователь Тамаев сделал то, что и обязан был сделать в таком случае, - прекратил уголовное дело П. Бородина и других должностных лиц за отсутствием в их действиях состава преступления.

Что сейчас есть у швейцарцев, мы не знаем. Поэтому отправили туда следователя Тамаева, чтобы выяснить, какие документы, материалы имеются у них, с тем чтобы работать в контакте.

А вообще-то выход, в целом, один - перейти в наступление, сказав на весь мир, что мы объявляем коррупции войну, максимально освещать расследование по "Мосту" и "Аэрофлоту", вместе с западными коллегами активно искать вывезенные из страны капиталы.

Необходимо подтвердить приверженность России Конвенции СЕ о борьбе с отмыванием преступных денег, их поиске, изъятии и конфискации.

России пойдет только на пользу, если она примет рекомендации международных экспертов изменить существующие неадекватные системы финансового регулирования и контроля. Ограничить корпоративную закрытость, облегчающую преступления и отпугивающую инвесторов.

Откуда квартира

- НАРОД-ТО наш не экстремист, и ему не нужны склоки из-за, например, прокурорской квартиры, нужна лишь ясность.

- Я ждал этого вопроса. Не могу не ответить - за мной стоит 40 тысяч подчиненных, и они должны быть уверены, что я владею служебной квартирой на законных основаниях. Что не вор, не хапуга.

Квартиру я получил в феврале 1998 года. В это время я работал заместителем Генерального прокурора по Северному Кавказу. В Москве почти не бывал. Квартира была выделена не только мне. В этом же доме Управление делами президента выделило еще 4 таких квартиры работникам аппарата Генеральной прокуратуры. Старую квартиру в Сочи я сдал. С П. Бородиным знаком не был. Да, в то время, когда мне выделили квартиру, и дела- то "Мабетекс" никакого не было. Дело это было возбуждено 8 октября 1998 года, а на постоянную работу в Москву я прибыл только в июне 1999 года. До этого с 1997 года я работал на Кавказе.

В своей правоте я никогда не сомневался, поэтому и обратился в суд. Окончательное решение суда было вынесено 30 января сего года. Этим решением признано, что квартиру я получил на законных основаниях, от уплаты налогов по установленным законом льготам для прокурорских работников освобожден и претензии Е. Киселева, высказанные им в программе "Итоги", не имеют основания.

Почему за меня взялось НТВ, понятно. Дело Гусинского и есть борьба с коррупцией, а не разговор о ней. Речь идет о громадных деньгах, и здесь все средства хороши. Меня и следователей, занимающихся этим делом, обливают грязью, хотят выбить из колеи, заставить молить о пощаде. А ответ им один - не дождутся. Мы доведем дело до конца.

- Да, в России своя специфика во всем. В разговоре с президентом на нашей встрече он, например, назвал проблему проникновения криминала в свободные СМИ опасностью N 1 для свободы слова и вообще - национальной безопасности страны.

Но давайте завершим наш разговор вопросом о прокуратуре. Посвятите нас в существо дискутируемой проблемы: кто должен давать санкцию на арест - суд или прокуратура?

- Что касается арестов и задержаний. Мы сейчас полностью находимся под контролем суда. Любые действия прокуратуры можно обжаловать в суде.

Суть спора очень проста. Если санкцию на обыск или на арест дает суд, то обжаловать это решение вам негде. Если прокурор - вы имеете дополнительную защиту в суде, где можно это решение обжаловать. И в этом - наша логика.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество