aif.ru counter
37

Г. Греф: "Я боюсь простых решений"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 12 21/03/2001

МИНИСТР экономического развития и торговли РФ Герман ГРЕФ - политик уже не просто нового поколения, а новейшего. Ему 38 лет, он моложе всех прежних младореформаторов. Именно он является идеологом новой экономической политики, по которой России предстоит жить в ближайшие годы.

- В ПОСЛЕДНЕЕ время нашу власть: и президента, и правительство - постоянно упрекают в том, что оно всюду опаздывает. Когда мне такое говорят, я всегда спрашиваю: "А что бы вы хотели, чтобы мы делали быстрее?"

Вот возьмем структурные реформы. Знаете, сколько продолжалась реформа железных дорог в Германии? 4 года писали концепцию. Потом 2 года проводили подготовительную работу. Теперь третий год занимаются реформами. А мы хотим проделать все то же самое ударными темпами за 3 месяца? Не приведи Господь. Даже если мы заимствуем самый лучший международный опыт, нам придется считаться с российским менталитетом.

Я это все проходил еще в Санкт-Петербурге, когда мы там приступали к жилищно-коммунальной реформе. В двух экспериментальных домах установили счетчики воды и тепла. Ждем месяц, ждем два - жильцы платят копейки, сплошная экономия. Не можем понять, в чем дело. А у нас люди-то все умные, с образованием. Бабушки просто-напросто взяли ведерко с водой, тряпочку намочили, на счетчик повесили. Он стоит холодненький. Бабушки ничего не платят.

Я недавно был с официальным визитом в Магдебурге - бывшая ГДР. У них только второй год как начался экономический рост. Премьер-министр мне сказал: "Я понял, что существует период, через который перепрыгнуть нельзя". А ведь у восточных немцев и кредиты имелись, и никаких законов писать не надо было: просто Берлинскую стену сломали - и все самые лучшие законы, причем созданные немцами же, к вашим услугам. Они думали, что все удастся сделать за 2-3 года. И все равно понадобилось 10 лет.

Я хочу сказать, что, пока не произойдут перемены в головах у людей, толку не будет.

Власть чиновника

КСТАТИ, знаете, что самое трудное? Думаете, научить пенсионеров пользоваться банкоматами? Ничего подобного. Самое трудное - объяснить чиновникам, что дважды два - это четыре. Особенно тяжело объяснить это тем, кто не способен освоить таблицу умножения. А вторые - те, кто привык, что дважды два - это пять, причем один идет в их карман.

Каждый предприниматель в России буквально опутан сетью всевозможных разрешений, лицензий, сертификатов, стандартов и тому подобное. На Западе все процедуры прописаны в законе. И у чиновника практически нет возможностей для вариации. А у нас в законе написано только, что лицензируется, например, "издательская деятельность". А вот инструкцию о том, как именно, куда, чего и сколько, - это соответствующие чиновники сами себе пишут, соответствующий министр это подписывает.

Например, захотел человек открыть свое дело. В настоящее время процедура регистрации регулируется более чем 50 различными правовыми актами, помимо которых существуют еще разнообразные местные распоряжения и законы. Даже в Москве начинающий предприниматель должен посетить от 20 до 30 инстанций и получить от 50 до 90 согласований. Представляете себе, какие это дает чиновникам возможности для вымогательства?

В среднем на регистрацию новой фирмы уходит до трех месяцев. А 11% предпринимателей во время проводимого опроса сообщили нам, что потратили девять месяцев и даже больше.

Дальше. Не успел зарегистрироваться - к тебе приходят ревизоры. Проверками в России занимаются примерно 20 различных инстанций (пожарный надзор, санитарно-эпидемиологический надзор, налоговая инспекция, лицензионная палата, пенсионный фонд, архитектурное управление и т. д.). На некоторых крупных предприятиях даже комнаты специальные выделены для проверяющих (то есть ревизоры у них сидят практически постоянно). Причем контролеры часто дублируют друг друга. Государственный экологический контроль за охраной воздуха осуществляют 4 министерства и ведомства, поверхностных и подземных вод - 5, биологических ресурсов - 5, недр - 3.

Если допустить, что на одну проверку уходит примерно одинаковое время (что на практике, конечно, далеко не так) и совокупные потери времени на "отпор" проверяющим органам принять за 100%, то по потерям времени государственные ревизоры вполне сопоставимы с рэкетом. И по деньгам - тоже. За проверками следуют, как правило, либо штрафы и иные санкции, либо прямое вымогательство. А соблюсти все наши требования невозможно. В частности, для ювелирных магазинов установлены специальные требования относительно железных решеток для защиты от воров. Однако требования эти противоречат требованиям пожарной безопасности. В результате предприниматель не может выполнить одни инструкции, не нарушив при этом другие. И поневоле с самого начала становится нарушителем, а его бизнес выталкивается в тень.

В принципе большинство из этих барьеров мы унаследовали с дореформенного периода. Тогда их вводили не в силу чьего-то злого умысла, а с вполне разумными целями: пытались создать фильтр на пути недоброкачественной продукции. Но дошло до абсурда. Во Франции сейчас два десятка лицензируемых видов деятельности. У нас приближается к двум тысячам.

Например, процедура получения лицензии на производство хлеба включает в себя посещение до 8 инстанций, оформление более 20 документов, затраты до 15 тысяч рублей и около 270 часов времени. Себестоимость единицы продукции возрастает на 3% при цене 1 кг хлеба, равной 6 рублям. При этом наличие лицензии не является показателем качества продукции.

80% продуктов на рынке подвергается маркированию и сертификации. По этому показателю мы обошли весь мир. Зато по качеству продуктов - показатель обратный. До 80% товаров на рынке - "серые", неоригинальные. К нам и инвестиции не идут, потому что у нас все подделывается. Регулируем в 10 раз больше, чем другие страны, а эффект получается в 10 раз меньше?

Чтобы пройти через все эти барьеры, естественно, надо заплатить. И все платят. Причем большая часть платежей идет не в бюджет, а частным фирмам, аккредитованным при соответствующих государственных органах. Количество таких коммерческих организаций превышает 4 тысячи, а объем отданного им монопольного рынка составляет миллиарды долларов в год.

Например, голограммы, которыми в обязательном порядке маркируется аудио-, видео- и компьютерная техника. Себестоимость одной такой марки составляет 0,8 цента (около 2,3 коп.). Предпринимателям голограммы продаются по 5 руб. 83 коп. Оператор системы маркирования - фирма "Спецзнак", уполномоченная Госстандартом России. Уставный капитал - около 300 долл., 40% акций принадлежит офшорным компаниям. Закупаются голограммы за рубежом. Даже если предположить, что накладные расходы по их ввозу и распределению впятеро превышают себестоимость, несложно подсчитать, что рентабельность этого "бизнеса" составляет более 4000%.

Ученые-экономисты из МГУ подсчитали, что совокупные издержки, связанные с барьерами, повышают цену товаров на рынке примерно на 10%. В среднем каждая российская семья вынуждена дополнительно выкладывать на это от 500 до 550 рублей ежемесячно.

Одно окно

НЕОБХОДИМА система, где субъективный фактор, человеческий будет сведен к минимуму. Там, где есть субъективный фактор, есть очаг коррупции.

Сейчас мы передали в Думу несколько законов. Это первые шаги "разбюрокрачивания". Принципиальный подход такой. Вход на рынок должен быть упрощен. Вводится правило "одного окна". Человек просто приносит документы и уведомляет о том, что хочет открыть свое дело. Плата за регистрацию четко фиксирована. Отменяется существующая в данное время тотальная проверка всех предоставляемых при регистрации данных. Вместо этого ужесточается ответственность за предоставление неполной или недостоверной информации.

Иными словами, акцент перемещается с контроля наличия и правильности оформления документов на контроль самой деятельности, реального качества товаров, реального поведения предпринимателей на рынке.

Нормальная система - это та, которая производит не сама себя, а воспроизводит результат. Для создания такого механизма нужно много лет и целый ряд шагов. Зато с каждым следующим шагом зависимость нашей жизни от конкретных лиц будет все меньше и меньше. По большому счету обществу должно быть все равно, даже какой у него президент. Но для этого должны начать работать механизмы, а не люди.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество