aif.ru counter
35

Уступили американке место? Вы хам или маньяк

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 10 07/03/2001

ДО НЕДАВНЕГО времени я искренне верила, что в жизни девушки есть только одна проблема - найти того, кто будет оплачивать ее счета. Побывав в Соединенных Штатах Америки, я узнала, что проблем в жизни девушки, а то и женщины, гораздо больше.

ИДЕТ, например, девушка ночью по улице и сама того не знает, что ее уже вовсю дискриминируют.

- Женщина ночью на улице не может чувствовать себя в безопасности, - безапелляционно заявляет американка Вэлери Сперлинг.

- Но, позвольте, мужчина ночью на улице тоже не может чувствовать себя в безопасности, - пытаюсь возражать я.

- Мужчине, по крайней мере, не надо беспокоиться, что его изнасилуют.

Миссис Сперлинг знает, что говорит, потому что преподает в университете сравнительную теорию феминизма. По ночам самые неравнодушные американские женщины выходят на улицы с плакатами "Эти улицы - наши улицы". Борются с дискриминацией.

Специальные ученые проводили специальные исследования. Выяснилось, что общество предоставляет мужчинам больше возможностей и больше помогает им. Чуть ли не с пеленок. Мальчиков чаще спрашивают на уроках. Они более агрессивные. А женщины стесняются, паузы в их речи длиннее - это тоже подтверждено научными исследованиями. Поэтому женщине труднее сделать карьеру - как правило, мужчины оставляют ей вторые роли.

Русский - язык дискриминации

ЧТОБЫ оставить девушкам больше шансов проявить себя, Америка сохранила закрытые женские высшие школы. Колледж Уэллсли - одна из них. Даже в туалетах здесь нет зеркал в полный рост. Студентки свой колледж хвалят. Говорят, когда рядом нет мужчин, не надо наряжаться, краситься. Это они в том смысле, что можно больше следить за своим интеллектуальным развитием.

В Уэллсли меня привезла Эмили. Ее отец преподает в женском колледже. В свое время, когда Эмили решала, куда ей поступить, папа всячески уговаривал выбрать его заведение. Тоже говорил, что у выпускниц больше уверенности в себе, что они не боятся конкурировать с мужчинами.

У Эмили все закончилось хорошо. Она поступила в Принстон, а теперь работает в Гарвардском университете. У ее отца тоже все закончилось хорошо. Две студентки обвинили его в харассменте (сексуальном домогательстве). Однако дело ограничилось предупреждением, хотя за это могли и звания профессора лишить. А было все очень просто. Он преподает игру на фортепиано, сидел рядом с ученицей за инструментом, она решила, что их тела соприкасаются не случайно.

Джим Лавин преподает в Уэллсли русский язык и ведет себя очень корректно. Объясняет разницу между выражениями "жениться" и "выйти замуж". Говорит, мужчина на женщине женится. А женщина за мужчину выходит замуж. "А если женщина с женщиной, тогда как?" - интересуются студентки. "Такого в русском языке не бывает", - отвечает Джим. "Русский - язык дискриминации", - говорят они ему.

По весне студентки Уэллсли пишут мелом на асфальте: "Целуйтесь на публике". И целуются. Тоже борются с дискриминацией.

Между прочим, из Уэллсли вышли многие первые леди. Например, первая леди Тайваня. И первая леди Америки Хиллари Клинтон. Теперь мадам Хиллари сенатор от Нью-Йорка и, если верить моему путеводителю, зарабатывает в год 1 млн. 300 тыс. долларов. Это ей, безусловно, в плюс. Хотя лично я бы предпочла зарабатывать поменьше, но чтобы в моей жизни не было никакой Левински.

Никаких поблажек!

НО ДАЖЕ без пани Моники все это раздельное воспитание приводит к не самым завидным последствиям. Треть американских женщин сегодня зарабатывают больше, чем их спутники жизни. Спутники больше не возражают, когда за них платят в ресторане, а некоторые даже получают от этого удовольствие. Уступить женщине место - тоже не особенно хороший тон (можно же обидеть - как будто вы подумали, что она такая старая). Ну и наконец, в Штатах отсутствуют какие бы то ни было льготы для женщин с детьми. Даже послеродовой отпуск (заметьте, не оплачиваемый, а так, чтобы для тебя поберегли твое рабочее место) - не более трех месяцев и только по личной договоренности с администрацией.

"Понимаешь, - пытается объяснить мне Мелисса Карр, координатор проекта Гарвардского университета по укреплению демократических институтов. - Женское движение - это борьба не за то, чтобы женщины стали мужчинами. А за то, чтобы у нас был выбор. Если женщина хочет работать, делать карьеру, причем в любой области, она может этим заниматься безо всяких ограничений. Если она хочет платить за себя сама, она может делать это, не оглядываясь на условности".

У тех, кто хочет, выбор есть. А как быть тем, кто не хочет?

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы