aif.ru counter
57

Великая мечта о малом бизнесе

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 45 08/11/2000

Как мы мечтали о развитом капитализме в конце 80-х, когда все еще только начиналось! Четвертый сон Веры Павловны снился всем поголовно: маленькие швейные мастерские, маленькие уютные кафе прямо на улице, маленькие булочные с горячими круассанами к завтраку.

Это был не просто пунктик кремлевских мечтателей. Это был настоящий пункт экономической программы. Говорили, что малый бизнес - как раз то, что не позволяет экономике застаиваться. Он наиболее остро чувствует конъюнктуру. И потом, если рухнет, предположим, градообразующее предприятие или, того хуже, национальная корпорация - это целая катастрофа: тысячи людей без работы, рынок ценных бумаг во мгле. А когда банкротится предприятие, где работают 10 человек, - никаких социальных потрясений. Наоборот, возникнет что-то новое. Наконец, предприниматели - это класс людей, которые не зависят от государства.

Минуло 12 лет (считаем с момента принятия закона "О кооперации"). Мы уже далеко продвинулись по пути реформ. В России появились доллары, дефолты, транснациональные корпорации. Есть даже люди, чьи состояния американский журнал "Форбс" ставит в один ряд с состояниями Билла Гейтса и английской королевы. А как же маленькие кафе, лавочки и прочие бирюльки развитого капитализма?

Могильщики капитализма

"Мы открыться не могли месяца два точно, - рассказывает Николай Микрюков, владелец кафе и магазина в тверской глубинке. - Сначала милиция пришла, говорят: "Поставьте решетки". Поставили. Приходят пожарные, говорят: "Снимите". Потом бабушка из санэпиднадзора: "О! У вас один разделочный стол, а должно быть два: для рыбы и для мяса. Думайте". Ну куда я там второй стол впихну? Я подумал-подумал, а потом нагрузил бабушке авоську колбасы, положил туда две бутылки портвейна. Бабушка ушла, а напоследок говорит: "Я буду приходить каждый месяц".

Бабушка из санэпиднадзора способна похоронить сколь угодно хороший бизнес-план и даже целую государственную программу. Например, Федеральный фонд поддержки малого предпринимательства нашел желающих прокредитовать предприятие по переработке молока в Угличе. А СЭС его открыла на 3 месяца позже, чем полагалось по бизнес-плану. Причем бизнес-план был с ними согласован. А они все равно не открыли. И все экономические расчеты - ку-ку.

Для того чтобы открыть свое дело, необходимо собрать десятка два согласований. У посредников эта услуга стоит 200-400 долл. Посреднические фирмы часто располагаются прямо под крылом согласующих организаций. Но больше всего предприниматели жалуются на милицию. Вот такая, например, история: приходит участковый, показывает бумагу от своего вышестоящего начальства: "В связи с тем, что имеются основания полагать, что на данном предприятии осуществляется незаконная деятельность, просим осуществить мероприятия по прекращению деятельности предприятия". А что это за основания и можно ли на их основании что-то полагать - большая служебная тайна.

По оценкам экспертов, кстати, 15-20% предпринимателей - бывшие сотрудники органов внутренних дел или военные в отставке.

Предпринимателям нужно немного: чтобы деятельность проверяющих была как-то (хоть как-то!) упорядочена. И чтобы были реальные возможности действия проверяющих где-то оспорить.

Государство, отдыхай!

Государство, как может, старается поддержать малый бизнес. Один раз было создано соответствующее министерство (и один раз упразднено). Написали полдесятка программ (деньги, правда, прилагались только к первой - на 1996-1998 гг. - да и те канули в "СБС-Агро").

Последнюю инициативу государства предприниматели не выдержали. В Коми и в Тульской области прошли настоящие демонстрации протеста. Дело в том, что налоговики предложили малому бизнесу налог на вмененный доход. "На первый взгляд, идея вполне разумная, - говорит зам. председателя Фонда Александр Рунов. - Вместо сложных расчетов и множества налогов рассчитывается общая сумма, которую вы зарабатываете, и с нее вы платите один-единственный налог. Однако в целом ряде регионов с этим не справились. Например, стали налог для кафе рассчитывать "со стола", как в казино. Ребята говорят: "Да у нас не бывает столько посетителей, чтобы все столы были заняты!" Или для магазина - налог с метра торговой площади. А на самом деле малое предприятие занимает только угол - остальные метры пустуют".

"У нас как-то так исторически сложилось, - резюмирует Елена Цыкало, консультант из Самары, - как только государство во что-то вмешивается, все тут же начинает идти наперекосяк".

Эксперты отмечают, что малые предприниматели точно так же, как и большие, налоги предпочитают не платить. Однако в отличие от олигархов они не уводят деньги в офшоры, а вкладывают обратно в свой бизнес.

Главное достижение реформ в России - предприниматели действительно научились ни от кого не зависеть. Ни от государства, ни вообще от цивилизации. Вот Андрей Онегин, натуральный старовер из Ярославской губернии, с бородой, и говорит, окая, нараспев: "Крест носишь? - строго спрашивает у банкира. - А где борода твоя?" Решил соорудить лесопилку. Приехал в Москву просить кредит - 50 тыс. долл. Привез банкирам в подарок "упитґанного бычка". Но ему все равно отказали: залога нет (замкнутый круг: нет имущества - нет залога - нет кредита - нет имущества). Однако сотрудник банка объединился с тремя друзьями, занял денег и "вложился" в лесопилку. На днях отпустили первую партию товара.

Предприниматели не боятся перемен. За 10 лет существования малого бизнеса в России они перетрясли свою жизнь уже не по одному разу. "Непостоянство - неотъемлемая часть бизнеса в России", - философски замечает Виталий Кожеватин. Ему 43 года, он из Самары. В советском прошлом был инженером морского транспорта. В докризисном прошлом занимался установкой автомобильной сигнализации. Сейчас разводит раков. Александр Чаленко из Москвы (30 лет) успел попробовать рекламный бизнес, фотостудию, салон связи. Теперь раскручивает новый проект - производственный: "Я нужен только в самом начале, пока нарабатывается схема. Потом предприятие работает само, а я могу заняться следующим бизнесом".

Были бы деньги!

В западных странах малый бизнес занимает половину экономики. У нас тоже когда-нибудь будет половина. А пока 8%. На малых предприятиях работает каждый десятый. Однако А. Рунов считает, что все идет по плану: за границей 50% набирали несколько столетий, а у нас 8% - за 10 лет.

Ну и что, что в Штатах малым предприятиям доверяют оборонный заказ? У нас МП выполняют практически весь Северный завоз, по крайней мере, его продовольственную часть. Причем никто им ничего специально не доверяет. Правительство заботится о топливе и до продуктов у него руки не доходят. И предприниматели по собственной инициативе гонят на Север фуры в надежде заработать. А в Москве и Санкт-Петербурге - уже вообще сплошная Америка. МП здесь дают половину сборов в бюджет. Что это доказывает? Только одно. Для развития малого бизнеса нужны не государственные деньги, а деньги в карманах - чтобы люди могли воспользоваться сферой услуг. Будут деньги - и все у нас получится.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы