aif.ru counter
203

"БМВ" made in Russia

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 3 15/01/2003

В КОНЦЕПЦИИ развития российского автопрома содержится один важный пункт: вытянуть российский автопром можно, лишь сделав его частью транснациональных корпораций. Иными словами, нас спасет отверточное производство. По пути слияния с мировыми гигантами пошли Китай, Чехия, Польша, Венгрия, Бразилия. И успешно. В нашей стране работает два подобных предприятия. Одно из них - калининградский "Автотор-холдинг" - собирает "БМВ".

В КАЛИНИНГРАД я приехала смотреть, как немцы учат наших производить хорошие машины. Русские "БМВ" делаются так: из-за границы приезжают окрашенные кузова, аккуратно запакованные в целлофан. К ним прилагаются такие же аккуратно запакованные детали. Конвейер движется медленно: 200 метров за два дня. Постепенно голый остов автомобиля обрастает деталями: по 30 тысяч позиций на кузов. В конце приемка - немецкий уполномоченный ставит свою подпись. И каждую машинку так же аккуратно и целиком заворачивают в целлофан. Все. Неужели такой ручной труд спасет российский автопром?

Мне объясняют, что собирать можно и не вручную, но автоматизация производства отсутствует из-за его объемов: всего 10 автомобилей в день. Однако на расширение производства немцы не рассчитывают: у людей в России денег нет. Калининградская "БМВ" третьей серии продается за 30 тыс. евро, "пятерка" - от 40 тыс. "Родные" германские стоили бы на десяток тысяч подороже, но германских машин у официальных дилеров нет: концерн сознательно не создает конкуренцию самому себе. Крупным заказчиком российских "БМВ" пока в основном является администрация президента.

- Это машина класса "суперлюкс". Вы понимаете? - важничает немецкий представитель Рольф Беттнер. - Она стоит очень дорого. Это жемчужина.

Наши люди

ЗА ВРЕМЯ нашей беседы он назвал "БМВ" "жемчужиной" раз 12, не меньше.

- Слышали, как он ее "жемчужиной" называет? - кивнул вслед партнеру Юрий Данилюк, наш человек, директор производства. - Вот пока наши не научатся свою продукцию считать "жемчужиной", ни черта у них не получится. А у нас по телевизору показывают, как губернатор Титов на презентации новой "Нивы-Шевроле" дверцу закрыть не может.

Наши люди рассказывают, как в начале сотрудничества германцы страдали, не в силах понять, почему, если по закону на таможенное оформление отводится 24 часа, через сутки еще ничего не готово. Сейчас из 250 человек, работающих на "Автоторе", 100 занимаются логистикой. Означает это примерно следующее: если сказано, что завтра к 7 утра приедет грузовик и встанет под разгрузку, это означает, что завтра ровно в 7 приезжает грузовик и становится под разгрузку. "Это же надо все мировоззрение поменять!" - говорят наши.

Стены цеха увешаны разноцветной агитацией. "Все усилия были бы не нужны, если бы наша программа по сборке была похожа на стог беспорядочно сложенного сена" - клянусь, прямо так и написано.

- Нашему человеку помимо внутренней мотивации нужны еще внешние удары по голове, - комментирует прочитанное Юрий Данилюк. - Когда к нам один из первых кузовов поставили, - вспоминает он, - на нем была транспортная вмятина. Вмятина - это сильно сказано. Покупатель ее сроду не найдет. Немец говорит: "Уничтожить кузов". Мы ему: "Ты спятил? Он же 3 тысячи евро стоит! Давай хоть дверцы снимем". Он - ни в какую: "При мне разрезать". Через месяц приходит другой кузов - вмятина на двери. Мы говорим: "Вот видишь, сейчас бы двери со склада взяли - на эту машину поставили". "У нас двери на каждую машину под заказ делают", - объясняет тот.

Наши материалы

- Я ЗДЕСЬ уже три года, - говорит герр Беттнер. - И за это время новых совместных фирм появилось очень мало. Что нужно инвестору? Уверенность в своих правах - раз. Возможность найти здание с готовой инфраструктурой - два. Ну и, наконец, условия жизни. Вот если бы я привез сюда ребенка, в какую бы школу он пошел?

Пока герр Беттнер привез с собой два личных автомобиля "БМВ" - джип Х5 и "тройку". Российские партнеры по "Автотору" даже по служебным надобностям на "жемчужинах" не ездят. Зарплата у немца тоже повыше, чем была бы, работай он в Германии. Средний заработок рабочего на "Автоторе" - 6-7 тысяч рублей.

"БМВ" грех жаловаться: они пришли на готовое - "Автотор" собирал корейские "КИА". Немцам отдали готовый цех. Оборудование купили в Германии за свой, российский, счет. Так что единственный вклад немецкой стороны - разрешение собирать "жемчужину" на российской земле.

Калининград - свободная экономическая зона. Ввозимые импортные комплектующие освобождаются от пошлин. Собранные автомобили, переправляемые в Россию, тоже освобождаются от пошлин при условии, что добавлено не менее 30% отечественных комплектующих и труда. Так что, покупая российскую "БМВ", можете быть уверены, что треть цены попадает в русские руки.

Треть - это зарплата, налоги и разная мелочь: салфетки, клей. Не то чтобы немцы совсем не доверяли российским производителям комплектующих. Просто в таких "копеечных" масштабах, в каких в России пока собирается "БМВ", делать к ней запчасти желающих нет. Так что все везут из Германии. Тут, правда, немец слегка кривит душой. Детали для "БМВ" делаются в 50-60 странах, в том числе и не очень западных и прогрессивных.

Короче, у русских получаются "БМВ". Почему же тогда "Волги" и "Жигули" не выходят? Это риторический вопрос. Производство российских иномарок - пока не более чем эксперимент. А Россия производит примерно миллион легковых автомобилей в год. И на каждый десяток немца с солидной германской зарплатой не поставишь. Поэтому, устоит ли "БМВ" против русского человека, если начать выпуск в промышленных масштабах, еще вопрос. Может быть, запусти тот же тольяттинский автозавод "жемчужины" на конвейер, получатся "Жигули" или что похуже... Время покажет.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы