aif.ru counter
81

Дырявый щит. Настала пора всерьез заняться ядерным оружием

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 41 09/10/2002

ТЕРРОРИСТЫ и реакционные режимы пытаются заполучить ядерное оружие, создать "миниатюрные" заряды. Чем может ответить Россия? Устаревшим потенциалом, который не испытывали уже 12 лет.

Наш собеседник - экс-министр по атомной энергии Евгений АДАМОВ.

- ЕВГЕНИЙ Олегович, представление о ядерном оружии таково, что все устарело - и ракеты, и шахты, и боеголовки. Они, часом, сами не повзрываются?

- Самое худшее, что может произойти, если, не дай бог, по каким-то причинам его надо будет применять, - это то, что оно вдруг не сработает.

- Такое возможно?

- Когда сделали первую бомбу, то люди, которые ее создавали, подписались под ресурсом хранения в один год. По мере того как накапливали данные, ресурс становился все больше и больше.

За 10 лет после развала СССР изготовители ряда материалов, применяемых при производстве оружия, остались либо на Украине, либо в Казахстане. При регламентных работах их заменяют на российские. Но это обосновано не испытаниями, а лишь расчетами. По заведенному порядку один раз в год "ядерный" министр и министр обороны должны предоставить письменный доклад президенту: можно или нет входить без испытаний в следующий год. Такая практика существует и у американцев.

- И какие у них выводы?

- Пока можно. Как и у нас. Но это не беспредельно. Наступит момент, когда будет сказано: материалы обновились настолько, что надо вернуться к испытаниям. Разумеется, если к этому моменту не будет найден способ вообще избавиться от ядерного оружия. Конечно, есть компьютерное моделирование. Но даже американцы с их суперкомпьютерами не ратифицируют Договор о запрещении ядерных испытаний. Мы ратифицировали, но оставили возможность обратного хода, если это будет необходимо для безопасности страны.

Зачем взрывать бомбу?

- А ВЫ считаете, что ядерное оружие нужно не только для сдерживания, но и для реального применения?

- Последние лет пятнадцать наши власти избегали однозначно отвечать на этот вопрос. А он назрел. Я ожидаю двух изменений в политике по отношению к ядерному оружию. Первое касается вопроса о том, применять или не применять.

Представьте себе, что американцы не победили талибов. А что, если они, прихватив кого-то из своих братьев по вере, двинутся на север, к границам СНГ? Политическое руководство наших стратегических партнеров, бывших советских республик, встанет перед выбором: сотни тысяч людей, в том числе россиян, будут гибнуть, воюя обычным вооружением, или со всей этой массой можно справиться несколькими тактическими ядерными зарядами?

Когда уже после 11 сентября приближались афганские события, то на Западе раздавались голоса о том, чтобы применять ядерное оружие. Они раздавались из Англии и от военных в США. Например, как уничтожить огромные пещеры Тора-Бора? Самый эффективный способ - ядерные заряды, которые способны сначала углубляться, а потом взрываться. При этом своих потерь в живой силе не будет. Если сравнивать, например, с Первой и Второй мировыми войнами, цена человеческой жизни сегодня в цивилизованных странах очень высока. Поэтому основания для того, чтобы и наши политики начали пересматривать вопрос "применять или не применять?", есть. Это первое.

Второе. Вопрос об испытаниях ядерного оружия.

- Они уже лет десять не проводятся?

- Где как. Мы закончили в 1990 г. при Горбачеве. Американцы - на 2 года позже. А последние испытания прошли в 1998 году - в Индии и Пакистане. Но если по тем или иным причинам ядерное оружие нужно сохранить, то никакого другого решения, кроме возобновления испытаний, не существует.

- Если будет принято решение, за какое время будет развернута вся эта махина?

- У американцев - за 18 месяцев. Как у нас, давайте считать, что я не знаю.

О воровстве

- СУЩЕСТВУЕТ ли тенденция миниатюризации в ядерном хозяйстве?

- Конечно.

- В западной прессе проходили сообщения, что в руки бен Ладена попали ядерные устройства размером с чемодан. Об этом говорил еще генерал А. Лебедь.

- Ниоткуда из бывшего Советского Союза своровать ядерный заряд ни бен Ладен, никто другой не мог. Будучи министром, я провел полную инвентаризацию: что было, что есть, какова история всех произведенных зарядов. Так вот, все, что было на территории союзных республик, возвращено в Россию. Ядерную энергетику Украины мы снабжали топливом для атомных станций в обмен на боеголовки, которые оттуда были вывезены. У нас ничего не своровано. Поэтому ни бен Ладен, ни Ирак, ни Иран не могли воспользоваться взрывными устройствами.

- Почему последние десять лет нас то и дело обвиняют в строительстве атомной станции в Иране? Быть может, мы и вправду горячимся? Сделают атомную бомбу - что в этом хорошего?

- Нет. В Иране мы лишь достраиваем блок, который начинали делать немцы.

Какова логика американцев? Мы будто бы помогаем Ирану создавать потенциал для возможного производства оружия. Но ядерный потенциал Ирана развивали сами американцы еще во времена шаха. В Тегеране был поставлен исследовательский реактор на бомбовом уране с обогащением более 90%. Их специалисты обучались на Западе. Чья бы корова мычала...

- Вторая составляющая ядерного комплекса - мирная. Насколько активно ведутся здесь новые разработки?

- Существует много государств, где ядерная энергетика нужна просто позарез. Это Китай, Индия, Иран (у него есть собственный уран, чтобы из него производить энергию и максимально высвободить органические ресурсы для экспорта), Африка, Южная Америка - регионы с огромным населением. Производство энергии на душу населения там где-то на уровне 1 тыс. кВт.ч в год. А у нас в стране и в среднем по Европе - где-то от 5,5 до 7,5 тыс. То есть в семь раз больше. У американцев - в 14 раз. В Норвегии - в 25 раз. Вот что такое "энергетическое расслоение". Отстающие будут подтягиваться.

На этот процесс будет наложено два ограничения. Первое - экология. Нельзя допустить дальнейшего разогрева атмосферы. Если он будет нарастать, как нарастал в 90-е годы, то средняя температура за сто лет может повыситься на 3, а то и на 6 градусов. Второе ограничение - чтобы при развитии энергетики исключить возможность создания ядерного оружия.

- Есть такие разработки?

- Не просто разработки. Есть проекты. Скоро в Минатоме будут обсуждать реальный законченный проект для строительства на Белоярской станции такого безопасного блока. Он называется "БРЕСТ". И в этом смысле Россия осуществила серьезный прорыв. За время после Чернобыля проводились вполне определенные работы. Они вылились в "Стратегию развития ядерной энергетики", которая была одобрена правительством в 2000 году. А на политическом уровне она превратилась в инициативу президента В. Путина. Он выступил с ней в 2000 году в Нью-Йорке на саммите тысячелетия. Ее суть - устойчивое энергетическое развитие мира невозможно без ядерной энергетики.

До 1998 года в ядерной энергетике шел спад. Мы переломили эту кривую. Мало того, она стала первой в стране отраслью, которая превысила советский уровень. Замечу, что отрасль отнюдь не частная, а государственная. Прибавка с 1998 года составила 30 млрд. кВт.ч на фоне 100 млрд. кВт.ч до этого. Что такое 30 млрд. кВт.ч? Это равноценно запуску шести новых блоков. Коэффициент использования установленной мощности мы подняли с 54% почти до 70.

Атомное электричество

- КАКОЙ процент составляет "ядерное" электричество от общего числа?

- Почти 16. Хотя должно быть 11 - по установленным мощностям.

- Сколько времени ушло бы на то, чтобы заменить ядерной энергетикой все электростанции, которые сжигают нефть и газ?

- А это как работать. Можно управиться и за 20 лет. Франции потребовалось 17 лет. Сегодня почти 80% всех энергетических мощностей там атомные.

- Евгений Олегович, в вашу бытность министром говорили, что у вас чуть ли не американское гражданство, банковские счета на Западе. Это было странно - должность-то у вас была очень "секретная".

- У меня были счета в Америке еще в советское время. Я там работал месяцами. А в США зарплату не платят налом.

- Что это была за работа?

- Я, например, работал в проекте, в результате которого шесть наших ядерных центров оказались оснащенными суперкомпьютерами.

В те годы были ограничения на ввоз таких компьютеров в СССР. Я вместе с людьми из Академии наук и прорабатывал схему их закупки. На заключительном этапе была организована поездка Горбачева в Миннеаполис. В итоге было получено частное разрешение на поставку супер-ЭВМ.

Что касается грин-карты. Ее не было и нет причин, по которым она у меня должна быть. Никогда не обращался за ее получением.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы